Жанна Д,Арк послесоветского совхоза. Часть 4

начало см.      http://viperson.ru/articles/zhanna-d-ark-poslesovetskogo-sovhoza                  http://viperson.ru/articles/zhanna-d-ark-poslesovetskogo-sovhoza-chast-2  http://viperson.ru/articles/zhanna-d-ark-poslesovetskogo-sovhoza-chast-3

 

Вечерний штаб шёл долго, тревожно, вопросов обсуждали много. Муж командиру-разведчику и командиру-пограничнику вручил автоматы. Назначил кремлёвца своим боевым заместителем и дал ему пистолет, а второй пистолет себе взял. Так что ещё три ружья рядовые бойцы получили, кремлёвец своё ружьё себе оставил. Во время штаба вдруг появился "таджик"  - один из хозяев придорожной харчевни. Просил-умолял его выслушать. Пустили на штаб, и он рассказал, что ему показали всех задержанных в совхозе, а потом начальник и следователь уговорили написать заявления в милицию, "таджики" написали, а потом вспомнили, что через пару дней к ним приедут за данью, если узнают об этих заявлениях, то наверняка разгромят и покалечат! Вот "таджики" и просят прислать им ребят на охрану, а они эту охрану будут кормить-поить даром и вообще, если совхозу чего нужно, а им это по силам, то готовы помогать. Муж его послушал и попросил подождать за дверью. Потом сказал командирам, что пост в этой харчевне будет очень даже полезен. Бандюки в посёлок мимо него поедут, пост по рации сможет сказать, сколько машин едет, какие машины. А у нас будет точно полчаса, чтобы занять позиции. Если же через два дня приедут только к "таджикам" за данью, то их будет мало, можно будет захватить и скрутить, взять "языков", чтобы узнать о намерениях этой банды. Потом муж спросил штаб про их соображения по этому вопросу. А кремлёвец за всех ответил, что будут от мужа приказы, тогда и  будут от них соображения, как эти приказы выполнять, и точка! Порешили отправить к "таджикам" шесть самых толковых бойцов с рацией под командой разведчика. Днём они будут прикидываться, что ведут какие-то работы и наблюдать за дорогой, а ночью караулить в замаскированном секрете. Если приедут за данью малым числом, то испортят им машину, вызовут подмогу из совхоза и не дадут бандюкам убежать. Если же поедет мимо бандитская колонна, то предупредят по рации сколько их и через степь с "таджиками будут незаметно отходить к посёлку. Потом вызвали "таджика", объявили ему решение и велели на эти дни вывесить на харчевне объявление "сегодня не работаем", а своих баб с детьми и стариками отправить в совхоз, здесь их временно разместят от греха. "Таджик" обрадовался, а муж его спросил, как бы нашим мужикам срочно наделать фоток на документы, в район ведь ехать нельзя? А "таджик" и говорит, что у него сын-подросток как раз заядлый фотолюбитель, даже подрабатавает тем, что фотографирует автотуристов, у него всё есть, и этих фоток он всем враз наделает! Мужики прямо расхохотались от такой удачи, хоть настроение поднялось... После штаба муж, директор и кремлёвец ещё минут десять пошептались, потом муж сел в газик и уехал, сказал, что на всю ночь...

Под утро, в три часа ночи, на грунтовке у въезда в совхоз загрохотало! Это муж подъехал вместе с военным траншеекопателем, который он по договорённости взял вместе с экипажем и командиром-прапорщиком из своего бывшего полка. Кремлёвец  с дежурными бойцами встретил эту технику и мужа. Траншеекопатель выкопал четыре траншеи вдоль грунтовки прямо на въезде в посёлок, две с одной стороны, две с другой. Каждая траншея в рост среднего человека. По каждую сторону пара траншей в параллель друг другу, расстояние между ними - метр. Как закончили копать, наши выдали прапорщику с экипажем пять литров самогона, корзину помидор и баранину на шашлыки, аж пол-ягнёнка. Когда уехали копатели, так наши бойцы все окопы накрыли рубероидом,  землёй присыпали, вроде и нет ничего.  Время утреннее - самый сон у всех, так что можно было надеяться, что секрет от посторонних сохранится.

Утреннего штаба не было, муж и кремлёвец отсыпались.  А после вечернего штаба, как хорошо стемнело, все мужики, свободные от караула, пришли к траншеям с ружьями своими и с лопатами, кайлами да ломами. Надо было сделать окопные перемычки между параллельными траншеями, чтоб можно было из одной в другую перескакивать. Муж и директор тоже хотели копать со всеми, но командиры их прогнали спать. Мол, ваше дело - башкой работать, вот и держите головы свежими. Земля у нас тяжёлая, но мужики её рубили и копали как бешеные, не переставая полночи, пока всё не сделали и снова замаскировали. Это была такая засада, наши бойцы планировали засесть в этих окопах, прикрыться тем же рубероидом, а как бандитская колонна заехала бы между траншей, так вскочить всем разом по сигналу и начать их расстреливать, бегая по окопам и перебегая из одного в другой.

На следующих штабах обсуждали в основном, как вести бой, когда бандюки заявятся. Ночной бой - самый трудный.  У мужа в рухляди оказался и целый ящик с осветительными ракетами разных цветов, они вроде хлопушек новогодних, дёрнул за шнур, ракета и вылетела из трубки. Договорились этими ракетами освещать вражеские машины, чтоб удобно было расстреливать, а также подавать разные сигналы к бою, во время боя и омоновцам, если подъедут на помощь.  Муж сказал, что среди бандюков могут наверняка оказаться бывшие солдаты, воевавшие в Афгане или других местах. А этих на испуг не возьмёшь, оружием они владеют, и с гонором.  Тут командир-пограничник заметил, что у этих сволочей могут оказаться и гранаты.  Вот бы нам гранат, мол, я с ними хорошо умею. Муж на это ответил так: "Гранат у нас нет и не предвидится, но мыслишь толково... У меня есть запас взрывпакетов, наделаем из них гранат, они хоть и не порвут, но если рядом с башкой рванут, то глушанут крепко, и ещё кое-каких ручных "снарядов" наделаем...". Директор даже восхитился, что вот ведь чуйка у Гаврилыча, затарился так, будто знал, что воевать придётся. Потом эти взрывпакеты на стрельбище опробовали и придумали складывать их по две штуки  в тряпочные мешочки, так чтобы только шнуры для поджига торчали, ещё в эти мешочки класть песок или мелкую гальку, получалось увесисто, кидалось точнее, а как рванёт, так ещё и "осколками" обдать может.  В ремонтных же мастерских в пустые бутылки по половине наливали керосин, закрывали пробками и заливали горла горячим сургучом, у мужа тоже его большой запас оказался. Пока сургуч не остыл, в него втыкали тряпичный жгут-фитиль. Даже если фитиль зажечь, то хоть он весь прогори, керосин в бутылке вспыхнуть не сможет, только если её с горящим фитилём разбить, тогда только и загорится. Эти бутылки заранее в окопы расставили, чтобы вражьи машины  жечь. А потом в магазине сельпошников весь запас зажигалок разобрали.

Тревожные были дни и ночи... Мужики осунулись, высохли как-то, бриться перестали. Спали урывками, почти не раздеваясь, ружья всегда под рукой, некоторые даже патронташи на сон не отстёгивали. Лица каменные, глаза тяжёлые. Бабы и дети по струнке все. Бабы тоже с санитарными сумками не расставались, комнату в правлении рядом с фельдшерским пунктом аж выскоблили, пол накрыли чистыми тряпицами, старыми простынями да скатёрками, нанесли тюфяков и всего постельного, застелили, вышла палата лазаретная. Пока всё делали, то одна, то другая отвернутся, носом шмыгнут, да слезу смахнут украдкой...

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован