15 августа 2006
2170

Юрий Шафраник: Государственная роль частных компаний

Государственная роль частных компаний

Новая парадигма отечественного ТЭК должна строиться при самом активном участии нефтегазового бизнеса

На заседании Высшего горного совета в мае 2006 г. был рассмотрен вопрос "О государственной и корпоративной политике развития ТЭК и проблемах ее реализации". Актуальность данной темы определяется тем, что развитие этого важнейшего элемента нашей экономики в средней и долгосрочной перспективе сдерживается нерешенностью целого ряда проблем, которые уже в ближайшие годы могут стать серьезной угрозой энергетическому потенциалу страны

На пороге перемен

Необходимость долгосрочного обеспечения экономики России энергетическими и валютно-финансовыми ресурсами предъявляет дополнительные требования к перспективному развитию ТЭК - как в части выявления и обоснования основных факторов, определяющих это развитие, так и в плане выхода в новые добывающие районы. Одновременно встает задача поиска разумных пределов наращивания добычи топливно-энергетических ресурсов, особенно в экспортных целях.

Среди угроз энергетическому потенциалу страны необходимо выделить следующие:

- дефицит инвестиционных ресурсов;

- ухудшение состояния минерально-сырьевой базы;

- несовершенство системы государственного регулирования и управления деятельностью сырьевых и энергетических компаний;

- старение основных производственных фондов;

- низкая эффективность разработки топливно-энергетических ресурсов;

- структурные диспропорции в комплексе и высокая монополизация топливного рынка;

- отсутствие крупных проектов.
Государственная политика в ТЭК -

каковой бы она ни была - на практике реализуется через деятельность компаний - как крупных, так и всех остальных. Но сегодня есть лишь контуры государственной политики. Существенно снизились роль и значение Энергетической стратегии. Но это не означает, что она не нужна.

Задача государственной политики -не только определить приоритеты, но и обеспечить их реализацию таким образом, чтобы, с одной стороны, были достигнуты поставленные цели, а с другой стороны, была сохранена заинтересованность компаний в ведении бизнеса. Это означает сбалансированность стратегии и ее взаимовыгодный характер, а также наличие механизмов проведения энергетической политики со стороны власти. Пока же отсутствие таких механизмов привело к формированию олигархической модели развития ТЭК.

Анализ основных факторов, определяющих перспективы топливно-энергетического комплекса России, позволяет прийти к выводу, что отечественный ТЭК стоит на пороге больших и серьезных перемен. Хотя благоприятная ценовая конъюнктура внешних рынков в сочетании с позитивными внутренними изменениями создали определенную иллюзию того, что основные проблемы комплекса уже решены и можно рассчитывать на его дальнейшее поступательное развитие. Уже в ближайшей перспективе судьба топливно-энергетического комплекса будет определяться не столько уровнем мировых цен на энергоносители, сколько решением таких основных проблем, как совершенствование недропользования и расширение ресурсной базы отрасли, улучшение структуры комплекса и демонополизация внутреннего топливного рынка, рост инвестиций и реализация новых проектов.

Изучение состояния ТЭК страны на современном этапе свидетельствует о том, что условия функционирования его отраслей становятся все менее и менее благоприятными. Прежде всего это : резкое ухудшение сырьевой базы как в количественном (долговременное устойчивое превышение уровня добычи над воспроизводством запасов), так и в качественном (рост доли трудноизвлекаемых запасов) отношениях.

В то же время увеличение добычи топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) и повышение эффективности отрасли в последние годы происходят в основном за счет эксплуатации открытых ранее месторождений и созданной в прошлые десятилетия инфраструктуры. Поэтому и потребность в инвестициях для этого роста.

была достаточно низкой - большинство компаний наращивают производство ТЭР преимущественно благодаря восстановлению производственно-технического потенциала ранее введенных в разработку месторождений в уже освоенных районах. Именно такой подход, в частности, позволил российским нефтегазовым компаниям добиться низких издержек добычи нефти и обеспечить тем самым экономическую основу получения ими высокой прибыли.

Рост добычи ТЭР происходит в условиях "проедания" ресурсной базы. Все это позволяет сделать вывод о том, что сложившийся рыночный механизм, не предусматривающий государственного регулирования недропользования, не гарантирует комплексности решения стратегических задач освоения минерально-сырьевой базы.

Можно выделить две группы причин негативных тенденций в данной сфере.

Объективные. Это истощение недр, неблагоприятное географическое расположение наших основных месторождений ТЭР, сложные горно-геологические условия их залегания и т.п. Отсюда - высокие издержки их освоения.

Субъективные. Они заключаются в отсутствии эффективного государственного участия в управлении собственностью, в формировании инвестиционного климата, в регулировании процессов недропользования в целом.



Необходимо Министерство энергетики



Таким образом, можно утверждать, что ТЭК - важнейшая бюджетообразующая отрасль - находится в неустойчивом состоянии, во многом базирующемся на действии конъюнктурных, а не долговременных факторов. Подобная неустойчивость может нарушить как систему поставок энергоносителей, так и стабильные поступления средств в консолидированный бюджет Российской Федерации, что угрожает энергетической и экономической безопасности страны, не говоря уже о том, что она рискует не добиться поставленной перед собой задачи - превращения в весомый "энергетический полюс" международной политики!

В настоящее время в России реальная энергетическая политика складывается во многом стихийным образом, как равнодействующая шагов и усилий крупнейших энергетических компаний и правительства. Анализ роли государства и его эволюции в последние 15 лет позволяет сделать вывод о том, что система органов управления и регулирования в сфере недропользования остается в целом малоэффективной, внутренне противоречивой и слишком усложненной. А главное, отсутствуют эффективные механизмы реализации целей энергетической политики.

В связи с этим повышение действенности системы госуправления в ТЭК может быть достигнуто, с одной стороны, за счет концентрации разнообразных функций в меньшем числе ведомств на федеральном уровне, а, с другой стороны, путем формирования структуры соответствующих государственных органов на региональном уровне. Должна быть введена должность заместителя председателя правительства, курирующего вопросы ТЭК. Необходимо вернуться к созданию Министерства топлива и энергетики; в федеральных округах следует иметь федеральные агентства по ТЭР.

Структурные реформы в ТЭК должны привести к появлению, во-первых, крупных компаний с преобладающей долей государственной собственности (например, в нефтегазовом секторе - "Газпром", "Роснефть", "Газпром-нефть"); во-вторых, крупных публичных холдингов (с более чем 50-процентной долей национального капитала) и, в-третьих, частных средних и малых предприятий.

Новые концептуальные подходы к главным приоритетам развития ТЭК состоят в усилении инновационной составляющей. Причем инновации рассматриваются не просто как внедрение чего-то нового (оборудования и технологий), а как комплекс государственных мер, позволяющих через ТЭК оживлять и поднимать смежные отрасли, перейти на наукоемкий путь развития всей отечественной экономики. Именно это позволит устранить конфликт между сырьевым вектором и высокотехнологичным направлением. Причем никто, кроме государства, не обеспечит реализацию этого инновационного перелома.

Для осуществления такого перелома необходим переход от концепции внедрения отдельных научно-технических достижений к системной политике внесения инноваций в деятельность энергетических компаний. При этом надо стремиться не только к получению коммерческого эффекта, но и к обеспечению оптимального баланса воспроизводства и добычи ТЭР в интересах не только настоящего, но и будущих поколений.

Не устаю повторять, что нам необходим переход к новой парадигме развития топливно-энергетического комплекса - от нынешней схемы "российские ресурсы и капитал + иностранные технологии, специалисты, оборудование, сервис" к новой модели "российские ресурсы, технологии, оборудование, сервис, специалисты + иностранный капитал". На построение этой парадигмы должны быть направлены усилия как самого топливно-энергетического бизнеса, так и властных структур, формирующих институциональную структуру ТЭК и "правила игры" на рынке.

Освоение новых топливно-энергетических регионов, в особенности шельфов, потребует принципиально новых технологий поиска, разведки, добычи и транспортировки ТЭР, новых видов машин и оборудования. Для налаживания современных производств на отечественных предприятиях необходимы активная национальная инновационная политика, государственная система научно-технической информации и налоговые преференции нефтяникам, газовикам и угольщикам, вкладывающим средства в развитие отечественного машиностроения. Без этого при вступлении в ВТО отечественные предприятия, выпускающие оборудование для ТЭК, станут неконкурентоспособными, а освоение новых топливно-энергетических регионов будет полностью зависеть от импорта, что несет значительные риски в плане обеспечения энергетической безопасности страны.

Стратегия развития топливно-энергетического сектора должна предусматривать более активное участие российского бизнеса в формировании глобального энергетического пространства путем его транснациональной диверсификации. Это положение относится прежде всего к покупке отечественными нефтегазовыми компаниями профильных активов в странах ближнего и дальнего зарубежья, что обеспечивает не только выход на внутренние рынки этих стран, минуя многочисленных посредников, но и высокую окупаемость инвестиций.

Энергетические компании России должны еще более активно инвестировать в Азербайджан, Туркменистан, Казахстан, Узбекистан и сконцентрировать под своим влиянием или управлением минимум 30% топливно-энергетических ресурсов этих стран. Это вполне реально и отвечает интересам как России, так и упомянутых государств.

Другая важная задача для российского бизнеса - выйти на внутренние рынки Европы, приобретая перерабатывающие заводы и сбытовые активы, участвуя в развитии сети нефте- и газопроводов, электросетей, связанных с Россией. Это даст отечественным компаниям гарантированный сбыт и доход, в меньшей степени зависящий от мировой экономической конъюнктуры, а России - стабильность валютного курса и наполняемость бюджета. Однако ТЭК, ориентированный на экспорт, сам по себе в принципе не может обеспечить долговременный и устойчивый экономический рост. В связи с этим рациональную стратегию развития на долгосрочную перспективу можно сформулировать в следующем виде. Россия - великая энергетическая держава, но великой экономической державой она станет лишь тогда, когда основная часть добываемых ТЭР будет использоваться внутри страны. Переход к устойчиво высоким темпам экономического роста при расточительно высокой энергоемкости промышленности, транспорта, ЖКХ и других отраслей уже в среднесрочной перспективе неизбежно потребует изменения пропорций между экспортом и внутренним потреблением топливно-энергетических ресурсов в пользу последнего. Поэтому экспортная составляющая ТЭК должна быть тесно увязана с экспансией отечественных энергетических компаний на зарубежные рынки и дополняться контролем над ТЭР в третьих странах.



"Государственные" функции бизнеса



В России в 90-е годы XX века государство отстранилось от прямого участия в управлении топливно-энергетическим сектором. Но прошедшие годы показали неэффективность чисто либерального подхода к регулированию в отрасли. Переход энергетических компаний в собственность финансовых структур и появление менеджеров, ориентирующихся на финансовые показатели, привел к смене стратегии развития.

Суть перемен заключалась в смещении приоритетов (от жизнеобеспечения производств - к гонке за прибылью и повышением капитализации). Новые владельцы некоторых компаний были готовы сокращать рабочие места, избавляться от объектов социальной инфраструктуры и т.д. Основными же составляющими их политики стали усиление контроля над дочерними обществами, повышение управляемости финансовых потоков внутри холдингов, финансовая стабилизация, централизация сбыта.

Формирование современных форм и методов государственного регулирования значительно отставало, равно как и создание эффективных органов в структуре исполнительной власти. К чему это привело, хорошо известно -отрасль развивалась только на основе созданных ранее активов, производственно-технического задела и подготовленных месторождений.

Правда, следует заметить, что в последние два-три года система приоритетов и предпочтений государства начинает вырисовываться все более отчетливо - определен внешнеполитический вектор, Россия стремится к активному участию в энергодиалоге с ведущими странами мира, остается одним из ведущих игроков на мировом рынке энергоресурсов и участвует в решении проблем глобальной энергетической безопасности. И что особенно важно, осознаны целесообразность "восточного направления" развития нефтегазового сектора, критичность ситуации с воспроизводством минерально-сырьевой базы, подготовкой новых районов добычи углеводородов.

Выдвинутое президентом России Владимиром Путиным предложение об обсуждении на саммите G8 проблем глобальной энергетической безопасности является важнейшим, но лишь первым шагом на пути к становлению России в качестве великой энергетической державы.

Усиление роли государства в деле управления топливно-энергетическим сектором является во многом ответной реакцией на те провалы, которые были допущены в предыдущие годы. Но здесь кратно возрастает требовательность к профессиональной подготовке чиновников. Критика и опасения со стороны представителей либерального курса в основном связаны, как мне представляется, с сомнениями в последовательности осуществляемых шагов, их интенсивности и т.д. Однако все эти действия властей могут быть в той или иной мере сбалансированы друг с другом и в итоге в стране будет сформирована эффективная и непротиворечивая система взаимодействия государства и ТЭК.

Наличие действенной, ясной и понятной государственной политики отвечает долгосрочным приоритетам развития всех компаний, функционирующих в энергетическом секторе. В то же время основные усилия по ее формированию должны лечь на плечи ведущих корпораций, которые располагают соответствующим кадровым и интеллектуальным потенциалом.

Период стихийного капитализма подошел к концу - погоня за сиюминутной прибылью, отсутствие инвестиций в обновление основных активов, а также в реализацию новых проектов - все это не только подрывает фундамент энергетической стратегии и угрожает энергетической безопасности страны, но также и ставит под вопрос перспективы и устойчивость функционирования самих энергетических компаний.

Все отмеченное выше означает, что нефтегазовые корпорации в России являются не только бизнесориентированными структурами. Они должны выполнять определенные государственные и социальные функции. И эта деятельность не ограничивается лишь благотворительностью. Социальные задачи крупного бизнеса в России, особенно в ТЭК, неизмеримо шире и многообразней.

Ведущие энергетические компании являются структурообразующими элементами не только в сфере производства энергоресурсов, но и в значительной части прочих секторов экономики. От их деятельности зависит судьба практически всех отраслей российской промышленности. Они выполняют и определенные государственные функции. Поэтому неуместно при таком положении дел строить диалог между государством и крупными энергетическими корпорациями лишь в контексте социального партнерства. Надо говорить о государственно-социальной ответственности крупных компаний ТЭК.

В заключение я бы еще раз подчеркнул ключевые задачи энергетической политики России:

- повышение эффективности компаний;

- увеличение степени рациональности использования недр;

- рост объема прямых инвестиций в энергетические проекты;

- завершение структурных преобразований в ТЭК (как в государственном
блоке, так и в корпоративном);

- радикальное повышение ответственности всей вертикали государственного управления и всей системы
корпоративного управления;

- переход от социального партнерства к социальной ответственности крупного бизнеса перед государством и
обществом.

На ближайшие два-три года вектор развития ТЭК президентом РФ задан.
Это отлично. Но в чем проблема? Она - в отсутствии конкретных механизмов
выполнения поставленных задач. Исправить эту ситуацию возможно лишь за счет усиления правительства РФ и его роли в ТЭК при условии радикальной правовой защищенности вновь созданной собственности.



Журнал "Нефть России", No8, август 2006. - стр. 9-11.

http://www.shafranik.com/rus/article.asp?id=136
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован