11 июля 2003
4016

Владимир Кара-Мурза нашел новую работу

Пока бывшие сотрудники канала "ТВС" лихорадочно ищут себе место в эфире, Владимир Кара-Мурза проблему с трудоустройством уже решил. Теперь он работает в котельной Бауманского района. Далось ему это непросто. И не потому, что пришлось переступить через собственную гордость, а потому, что сегодня в котельную можно устроиться только по конкурсу или по блату. А чтобы просто прийти с улицы, для этого нужно быть по меньшей мере человеком известным - то есть Кара-Мурзой. В гостях у кочегара Кара-Мурзы побывала специальный корреспондент ГАЗЕТЫ Светлана Сметанина.
"У нас сейчас опрессовка идет"

По дороге к дому Владимира Кара-Мурзы, где он назначил встречу, меня одолевали мрачные предчувствия. В голове навязчиво крутилась строчка из песни: "Товарищ, я вахту не в силах стоять", - сказал кочегар кочегару...". Представлять телеведущего в роли перепачканного кочегара, из последних сил бросающего уголь в топку, было невыносимо. Каково же было мое удивление, когда дверь распахнулась и на пороге нас встретил улыбающийся Кара-Мурза в белоснежной рубашке и светлых брюках. Галстука, правда, не было. "А что, кочегары теперь так одеваются?" - не смогла я скрыть собственного восторга.

Оказалось, все не так плохо, как рисовало мне воображение. Во-первых, Кара-Мурза вовсе даже не кочегар, а оператор газовой котельной, что звучит несравнимо лучше. Во-вторых, следить за показаниями датчиков газа - это вам не уголь в топку кидать. А в-третьих, котельная сейчас вообще не работает - горячую воду отключили. "У нас сейчас опрессовка идет", - небрежно бросил Кара-Мурза. "Слова-то какие знает", - с уважением подумала я, не решившись переспросить, что это такое.

"Надоело ходить на работу, каждый день к девяти на работу..."

Работа кочегара влекла Кара-Мурзу с детства. Точнее, со времен его мятежной юности, когда он познакомился с Виктором Цоем, который, как известно, тоже работал кочегаром. "Знаешь, у него еще песня такая есть - "Кочегары-рок" называется", - оживляется хозяин. В магнитофон немедленно вставляется кассета, и в пустой квартире гремит: "Надоело ходить на работу, каждый день к девяти на работу. Я хочу быть кочегаром...".

"Правда, Цой всегда говорил, что надо работать в угольной котельной, - поясняет Кара-Мурза, - а не в газовой, как его жалкие подражатели "митьки". С угольной у Кара-Мурзы не сложилось. То есть первым делом он пошел в РЭУ - с целью маркетингового исследования местных котельных ("иногда идешь по улице, видишь - куча угля, хочется взять и покидать, но раньше я этим вопросом профессионально не интересовался"). Оказалось, что одна угольная котельная в районе имеется - при местном онкодиспансере, но работает она лишь две недели в году, когда отключают горячую воду. На самом деле Кара-Мурза туда таки пошел. И даже попробовал покидать уголь. Но, видимо, делал это с таким энтузиазмом, что резко поднял в котельной давление. "В общем, мне сказали, чтобы я лучше пошел в газовую работать", - честно признался Кара-Мурза.

"Добровольно из котельной не уходят"

Это тоже оказалось совсем непросто - в смысле устройства на работу. "Ты представить себе не можешь, сколько людей мечтает работать в котельной, - открыл мне глаза Кара-Мурза. - Сама посуди: зарплата 4500 да еще премия - 50% каждый месяц. И это не говоря о бесплатных путевках на отдых в Сочи. У них тут даже профсоюз есть. А работать - сутки через двое". В общем, мечта, а не работа. "Сами люди оттуда не уходят - сидят до последнего, - делится Кара-Мурза, - мне повезло, что один человек решил уйти на пенсию и место освободилось. И то меня взяли только потому, что меня здесь все знают".

Местный пролетариат в котельной встретил популярного телеведущего вежливо, но сдержанно - во всяком случае никто за автографами не кидался. "Люди здесь работают нормальные, трезвые, - подчеркнул Кара-Мурза, - они каждый день аварии ликвидируют". В общем, если что - прикроют. Правда, телеведущий уже берет первые уроки профмастерства. "Вот по этой желтенькой трубе проходит газ, а эта штука называется форсунка", - поделился с нами приобретенными знаниями свежеиспеченный кочегар, то есть, простите - оператор.

"Вот Света Сорокина обещала зайти"

Котельная действительно мало напоминает кочегарку - чистое помещение, напичканное трубами и всевозможными приборами. "Здесь даже душ есть и городской телефон, - хвастается Кара-Мурза. - Все получилось именно так, как я и представлял: подвал, я в ватнике, друзья заходят на огонек. Вот Света Сорокина обещала зайти".

"Можно сказать, что я вернулся к истокам, - философствует бывший телеведущий, - я же до 33 лет нигде официально не работал - дворником был, а потом сразу пришел на телевидение в программу "Итоги". Не работал Кара-Мурза по идейным соображениям: "Я всегда считал, что при советской власти процветать неприлично".

"А в туалете это не я наблевал"

Владимир Кара-Мурза как мог боролся с советской властью. Так, еще учась на истфаке МГУ, он выкинул в окно стенд с фотографиями комсомольцев-героев. Чем ему так досадили эти самые комсомольцы, он уже точно не помнит - наверное, просто подвернулись под горячую руку. Но история получилась громкая - Кара-Мурзу с товарищами едва не исключили из комсомола и с факультета. Спасло чудо. "Одного из наших зачем-то вызвали на большой партком МГУ, где сидели все сплошь академики и нобелевские лауреаты. И вот идет разбор полетов и с высокой трибуны докладчик рассказывает о всех наших преступлениях. 80-летние академики мирно дремлют. Вдруг в разгар доклада этот студент встает с задних рядов и громко говорит: "А в туалете это не я наблевал". Академики проснулись, оживились, прошел слух, что в деле много неясного - надо же разобраться, кто все-таки наблевал в туалете. Короче, решено было ограничиться строгим выговором".


"Мы можем ходить по подъездам и рассказывать новости в домофон"

Профессия дворника научила Кара-Мурзу философски переносить все жизненные трудности - например, увольнения с работы. "У меня на старой квартире была комната, я ее звал "посудная" - там одни пустые бутылки стояли. Когда у меня кончались деньги, я просто шел и сдавал бутылку за 20 копеек. А на эти деньги, между прочим, можно было картошки купить и съесть". Сейчас у Кара-Мурзы уже нет такого количества бутылок, но зато немало других ценных вещей - коллекция орденов, например. "Я мог бы эти ордена продавать и спокойно жить, но никогда не стану этого делать, лучше пойду в котельную", - говорит он. Обратно "в телевизор" бывшего ведущего, по его словам, не тянет. "Не хочу я "глаголом жечь сердца людей". Все, что мне нужно, я могу сказать близким людям. Аудитория всегда найдется. В конце концов, как говорил Хрюн в передаче "Тушите свет", мы можем ходить по подъездам и рассказывать новости в домофон".

Правда, в разговоре Владимир Кара-Мурза все-таки намекнул, что с телевидением он "не завязал" окончательно. И вполне может случиться, что мы еще увидим мятежного ведущего на экране. Но при одном условии: как заявил Кара-Мурза, "из котельной я не уйду - буду двое суток делать аналитическую передачу, а потом сутки кочегарить". Совмещать телевидение с котельной он будет исключительно по идейным соображениям - "не хочу зависеть от хозяев". А главное - впредь на телевидении Кара-Мурза собирается работать без зарплаты. "Передай всем: если вы увидите меня в телевизоре, знайте, я делаю это совершенно бесплатно". Передаю.


http://www.gzt.ru/politics/2003/07/11/065330.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован