09 декабря 2005
2940

В этом уверен академик Геннадий Месяц, директор Физического института РАН, но так не считает наше правительство

Досье "Трибуны

Месяц Геннадий Андреевич родился 28 февраля 1935 г. в Кемерово. Окончил Томский политехнический институт. Основные направления научной деятельности: сильноточная эмиссионная электроника, ускорители, наносекундная импульсная техника. Лауреат Государственной премии СССР, вице-президент РАН. Увлечения: история России, литература.

- Геннадий Андреевич, вам по-прежнему приходится убеждать власть в полезности науки?

- Приходится. Но год от года это делать все труднее. Что бы ни говорили, но в Советском Союзе свершено несколько выдающихся, великих дел. Одно из них - наука. Только в Советском Союзе и только в США был полный фронт научных исследований. Самое главное, что дорого в современном мире - не золото, не бриллианты, а научные идеи... Я очень разочарован отношением нынешней власти к науке. Она правительству безразлична.

- На словах все выглядит иначе!

- Вот именно - на словах! Я недавно прочитал большой обзор, в котором показано, как американские власти относились к науке и как постепенно у них менялось отношение к ней. Вначале они поддерживали фундаментальные исследования, потом только прикладные, а затем вновь - фундаментальные. Выяснилось, что фундаментальные работы прекрасно согласуются с принципами капиталистической экономики. Они никакой прибыли не дают, но без них прогресс невозможен. Американцы буквально стукнулись лбом в эту проблему, когда Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли. И сразу ситуация резко изменилась. Интересно, когда у нас расшибут лбы о нечто подобное? !

Пока же мы все больше позиций в науке теряем. Теряем научные школы, в которых бесценный опыт исследований передавался от учителя к ученику, от одного ученого другому. Для России эти потери страшнее, чем растранжиривание природных ресурсов. Если мы потеряем интеллект, то Россия даже с нефтью погибнет.

- Многие ваши коллеги считают, что не имеет смысла бороться с властью.

- В советское время крупные научные проекты нельзя было реализовать без поддержки власти. Об этом я могу судить и по работе на Урале, и по созданию института в Томске. Чем-то я вынужден был поступаться при попытках решить ту или иную проблему, но крупных разногласий с властью не было.

Считаю, что у взаимоотношений власти и науки есть некий предел, который нельзя перешагивать. Если ты занимаешься фундаментальной работой, а тебе говорят, что следует вести прикладные исследования, то тут компромисса быть не может.

- Вы недавно вернулись из Китая...

- Уровень науки там, по крайней мере в нашей области, низок. Но за установки, приборы они готовы платить любые деньги, потому что понимают: главное сегодня - ноу-хау, новые идеи. Именно они помогут быстро рвануть вперед.

А у нас, несмотря на обильные декларации, наука разрушается. Некоторые направления уже погублены. Теоретическая физика уже практически на нуле, ученые уехали "туда", за океан, - они там высоко ценятся. Многие уезжают не из-за зарплаты, хотя это и важно, а просто потому, что хотят быть учеными... Выживают только те, кто раньше вышел на передовые рубежи и ушел чуть вперед. И еще спасает, что лаборатории, которые пользовались авторитетом и завязали хорошие контакты, могут сегодня эффективно сотрудничать с зарубежными. Не попрошайничают, а сотрудничают равноправно, используя международное разделение труда в науке.

- Что вы можете сделать, возглавив ФИАН?

- Здесь много научных направлений, много выдающихся людей. Задача не в том, чтобы указывать тому или иному ученому, как и что делать, а в том, как помочь ему.

- А как же собственные интересы в науке?

- Я создал свое подразделение - Отдел физической электроники. Пригласил несколько человек из Сибири и Урала. Мы заключили тройственное соглашение: ФИАН, институты в Томске и Екатеринбурге. Будем работать совместно по мощной наносекундной технике.

Необходимо обновить ФИАН, использовать все, что есть, для прорывов в разных областях, привлечь молодежь. Для привлечения молодых мы идем на весьма оригинальный шаг: переводим на территорию ФИАНа высшую школу физики. Сейчас она работает при Московском инженерно-физическом институте. Если в ФИАНе появится учебный научный центр, то, думаю, проблема молодых будет решена.

В спорах с коллегами из США я всегда привожу такой пример. Стоит человек на берегу реки. Ему нужно перебраться на другую сторону. Есть два способа. Первый - научить его плавать. Второй - взять лодку и перевезти. Если человек будет плавать, он переплывет любую речку, да и назад может приплыть. А если его перевезти на лодке, то он уже никогда не вернется или его нужно все время перевозить.



Источник: Трибуна, Беседовал Владимир ГУБАРЕВ


http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован