25 октября 2001
3423

Шамиль Тарпищев: `Развитие тенниса в России уже не остановить`

Шамиль Тарпищев стал известен сначала как теннисист, потом - как старший тренер советской, затем российской теннисной сборной и, наконец, как глава Национальной теннисной федерации. Пять лет он был советником по спорту у президента Ельцина, чуть меньше - главой Госкомитета по физической культуре и туризму.

Сейчас Тарпищев - главный организатор "Кубка Кремля", ежегодного мирового теннисного турнира в Москве.

Но, как и раньше, двери кремлевских кабинетов открыты для него. И опять же как и в былые времена, Шамиль Анвярович использует свои высокие связи исключительно для защиты интересов российского спорта. Потому что уверен: Россия должна остаться мировой спортивной державой.


- Шамиль Анвярович, как получилось, что наша страна, не блиставшая в советское время на мировых теннисных кортах, в не самые легкие для отечественного спорта пореформенные годы стала одной из ведущих теннисных держав?

- Начну с предыстории. Теннис долго не считался олимпийским видом спорта (в 1924 году его из программы олимпиад исключили и приняли обратно только на сеульской олимпиаде). Поэтому в советское время его финансирование шло по остаточному принципу. Отсюда другая проблема: как тогда говорили советские спортивные чиновники, теннис - не медалеемкий вид спорта.

Ситуацию усугубило то, что с 1977 по 1983 год мы вообще не выезжали на мировые теннисные турниры. Чтобы Московскую олимпиаду 1980 года не бойкотировали так называемые демократические страны Африки, нам не давали играть на Западе, поскольку Международная федерация тенниса не подвергла обструкции ЮАР. В результате этого "мудрого" решения нашего руководства было потеряно целое поколение теннисистов.

Теннисные турниры не показывались по телевидению, слово "теннис" у большинства населения ассоциировалось с настольным теннисом - пинг-понгом. Не возникал серьезный интерес к нему ни в крупных городах, ни в регионах. Вот почему советский теннис, как вы говорите, "не блистал"...

Хотя теннис - совершенно уникальный для физического развития, релаксации вид спорта. Достаточно сказать, что он входит в программу тренировки космонавтов. За счет того, что игрок полностью погружен в игру, он отключается от текущих проблем. За это, кстати, теннис очень любил Борис Николаевич Ельцин.

В 1992 году я стал его советником по спорту. Два раза отказывался, на третий Ельцин сломил мое сопротивление: "Вы много мне рассказывали о том, как нужно развивать спорт. Даю Вам возможность сделать так, как Вы считаете нужным". Я согласился: "Хорошо, но при одном условии. Я имею доступ к Вам в любое время". Это условие было президентом принято и мне такая возможность очень помогла. Хотя многое из задуманного в силу сложившейся тогда политической ситуации противостояния Кремля и парламента так и не было выполнено.

Управление развитием спорта в начале и середине 90-х годов происходило в особом порядке - указами президента; с их помощью были, в частности, введены налоговые льготы, что на первом этапе реформ спасло спортивное движение в стране. Выстроилась вертикаль спортивной политики. Именно она стала основой серьезных достижений уже в 1992-1996 годы.

Мощный толчок к распространению тенниса дал, кстати, сам Ельцин, когда в начале 90-х годов он, руководитель государства, впервые в нашей стране публично вышел с ракеткой на корт. Такое отношение к теннису первого лица подвигло многих в России проявить к этому спорту активный интерес. Тем более, что и в советской стране теннисом активно занимались.

- Сиднейская олимпиада была последним более или менее успешным выступлением российских спортсменов

- В основном дипломаты?

- Да, теннис в советские годы считался дипломатическим видом спорта. По этой причине чуть ли не в каждом нашем посольстве были построены теннисные корты. Соответственно, обучение теннису вошло в программу кафедры физвоспитания МГИМО. А в ЦК партии работал инструктор по обучению игре в теннис. Из дипломатических кругов теннис распространился и в высшие партийно-хозяйственные сферы, но поскольку он в подсознании номенклатуры оставался "буржуазным развлечением", свое увлечение теннисом рекламировать было не принято.

Строились корты, но массового развития теннис не получал. Что говорить, если во всей стране было тогда всего-то 94 крытых корта (в прошлом году российская теннисная федерация только соревнования провела на 378 крытых кортах). Число открытых кортов было, естественно, больше, но они не могли спасти положения, так как в Москве, например, можно играть под открытым небом только пять месяцев в году, не говоря уже о более северных городах. Какая уж тут тренировка спортсмена...

О теннисе ни дети, ни их родители, как я уже говорил, почти ничего не знали. В результате в этот вид спорта попадал не лучший контингент ребят. Но, как известно, нет худа без добра.

В хоккее работал "принцип Тарасова": даются максимальные нагрузки, и пусть выживет сильнейший. Мы так действовать не могли, приходилось исправлять недостатки пришедших к нам детей. В итоге была выработана совершенно уникальная методика подготовки спортсменов...

- Лучшая, чем в знаменитой школе Балтиери?

- Конечно. Если говорить о детско-юношеском воспитании, школа Балтиери строится по принципу: собрать сильнейших молодых теннисистов, и пусть сами отберутся лучшие из лучших.

Если съезжаются 100 самых перспективных, хотя бы один из них имеет неплохие шансы стать чемпионом мира, не правда ли? Для этого не нужно прикладывать никаких особых усилий, тем более научных разработок. Сказанное, конечно, не отрицает того, что знаний у школы много, но мы же оказались вынуждены работать с детьми, которых не брали в другие спортивные секции. Когда все подающие надежды мальчики и девочки давно были в известных и популярных видах спорта.

- Мы можем дать значительно больше, чем западные тренеры. Это - хорошая стартовая площадка, чтобы стать великой теннисной страной

- Футболе, хоккее, гимнастике, боксе..?

- Совершенно верно, в тех видах спорта, которые активно популяризировались. Но зато мы научились растить классных спортсменов.

Именно поэтому сейчас в детском теннисе Россия - несомненно страна номер один в мире. 14-летний Ситак - чемпион мира среди мальчиков, Сафина - сестра Марата Сафина, в 14 лет сильнейшая среди девочек: сейчас ей 15, но спортивный рейтинг у нее сравним с рейтингами 18-летних. 16-летняя Красноруцкая была номером один среди своих сверстниц.

Мы не можем не выигрывать: весь мир никогда не занимался тем, над чем работали советские тренеры, и не знает столько о педагогике и психологии в теннисе (особенно у детей), сколько знаем мы. Маленьким теннисистам мы можем дать значительно больше, чем западные тренеры. Все идет к тому, что Россия может стать ведущей теннисной страной.

- А вы ведь возглавляете советскую, а затем российскую теннисную сборную очень давно?

- Я стал старшим тренером национальной теннисной сборной в 1974 году. Тренер я с 25 лет - именно в этом возрасте мне пришлось закончить свою профессиональную карьеру.

- Почему?

- Потому что не было смысла играть. На международный уровень я вышел, но развить успех из-за нерегулярных выездов не мог. Более или менее систематическую возможность выезжать имели только первые в нашем теннисе - Метревели и Морозова. Что, как тренер могу утверждать, совершенно неправильно.

В начале 80-х в сборной появились Чесноков, Волков, и мы довольно долго возили их по разным турнирам, на которых они выступали, мягко говоря, не лучшим образом. Меня постоянно за это упрекали, пока они "вдруг" не начали показывать игру мирового уровня. Обязаны своим успехом они были регулярным выездам.

Что касается моей собственной карьеры теннисиста, то я, например, участвовал в окрытом первенстве Италии. По его итогам сразу попал в 150 мирового рейтинга. Но продвинуться не мог, так как никто не собирался посылать меня на другие турниры. В таком же положении оказалось не одно поколение теннисистов. Теннисный мир так и не узнал таких ярких спортсменов, как Богомолов, Бугаев, Ахмеров, Борисов и многих других.

Но гораздо хуже было другое: в теннис шло мало детей. А многие необходимые качества в нашем виде спорта отрабатываются до 16 лет. От 7 до 9 лет, например, воспитывается быстрота. Это качество определяет умение сокращать расстояние до соперника, лишать его возможности эффективно реагировать. Если я подхожу к мячу вовремя, у меня несколько вариантов удара, а если играю "на растяжках", то есть тянусь к мячу, шансов выиграть очко маловато.

Тогда в детском теннисном первенстве Союза участвовало всего 24 спортсмена. Это были представители 15 столиц союзных республик плюс Москва и Ленинград. А в аналогичных чемпионатах на Западе участвовали до двух тысяч детей.

То есть у нас на национальный турнир попадали только первые и в лучшем случае вторые. Но дело в том, что до 12 лет лучшие результаты показывают не столько те, кто более талантлив, сколько те, кто лучше физически развился. То есть хорошими теннисистами станут скорее всего не первые-вторые, а какие-нибудь седьмые-восьмые...

- По статистике международной федерации тенниса, Россия уже три года держит первое место по темпам развития тенниса

- Это - результаты научных исследований?

- Да, научным исследованиям мы в Национальной теннисной ассоциации, а прежде в федерации, всегда уделяли первостепенное внимание. Я, став ее президентом в начале 90-х годов, ввел должность вице-президента по научно-методическому обеспечению. Такой должности, думаю, нет ни в одной другой национальной спортивной ассоциации.

Именно общая научно-методическая система позволила сохранить единство российского теннисного спорта, когда исчезла система организационная.

Сейчас мы стремимся объединить все структуры, занимающиеся развитием тенниса, и оптимизировать расходы на него. Мы рассчитали, что в состоянии финансировать не более 15-20 молодых спортсменов. Ведь по мировым меркам подготовка 14-летнего теннисиста обходится в сумму около 30 тысяч долларов в год на выезды. Остальные должны находить деньги самостоятельно - Федерация тенниса России дает им рекомендации, следит за их развитием, но финансировать не в состоянии.

Но система соревнований единая. В прошлом году мы провели 736 турниров по России (в четыре раза больше, чем в Советском Союзе). Соревнования прошли в 127 городах страны.

В этом году 12-й раз подряд будет проведен ежегодный международный турнир "Кубок Кремля", он стал одним из внушительных факторов развития тенниса. Кубок собирает большую аудиторию, он привлекает телевидение, поскольку собирает под крышей "Олимпийского" мировых теннисных звезд.

Создается также единая система обучения. Открываются учебные центры в Саранске, Тюмени, Юрмале, в Санкт-Петербурге... Они станут академиями, частями единой системы подготовки теннисистов, учрежденной под эгидой Международной академии тенниса, почетным президентом которой согласился стать Хуан Антонио Самаранч. Думаем и о создании нашей теннисной академии в Испании.

- Для российских теннисистов?

- Нет - российский центр для теннисистов со всего мира.

По данным статистики, развитие тенниса в нашей стране превратилось в лавинообразный процесс - его уже невозможно остановить.

Но многие другие виды спорта не могут похвастаться таким положением дел. Вот почему я думаю, что сиднейская олимпиада - последнее более или менее успешное выступление российских спортсменов.

Ведь если в советские времена было до семи резервных составов спортсменов, в 1994 году - три, то сейчас во многих видах спорта они сведены к нулю. На смену нынешним призерам и чемпионам, воспитанным еще советской системой, мало кто пришел.

- В других видах спорта можно использовать ту модель развития, что разработана в теннисе?

- С учетом некоторых особенностей - да. То есть упор должен быть сделан на рыночное финансирование. Я уже говорил, что число крытых кортов за последние годы увеличилось в несколько раз. И это негосударственные вложения: все они построены на средства богатых людей или богатых организаций.

- А не получится ли так, что в связи со спортивными предпочтениями нового президента сейчас более привлекательным для вложений окажется дзюдо?

- Если отвечать на ваш вопрос серьезно, то, во-первых, борцовские виды спорта не требуют особого финансирования. Во-вторых, плохо ли, хорошо ли играют Кафельников, Сафин или Курникова, но они в центре внимания круглый год. По числу упоминаний в прессе, на телевидении или в Интернете они заткнут за пояс всех отечественных звезд. У дзюдоистов нет столь же ярко горящих звезд. А популярность спорту обеспечивают лидеры...

- С президентом Путиным Вы находите взаимопонимание?

- У меня с ним хорошие отношения. Мы единомышленники. Президент любит спорт, хочет, чтобы он в стране активно развивался. Но, к сожалению, в спортивном движении сейчас нет четкой вертикали, которая позволяла бы управлять процессом.

У нас сейчас популярна французская модель управления и развития спорта, которая, честно говоря, мало чем отличается от советской. Она подразумевает развитие физкультуры и спорта под эгидой государства. Но такую модель может позволить себе экономически сильная страна, каковой Россия сейчас не является.

В развитии спорта можно опираться на крупные компании. Например, в некоторых европейских странах за спорт "отвечают" национальные газовые монополии.

Но главный рецепт сохранения спорта - льготы спортивным организациям и тем, кто им помогает, точечное централизованное финансирование, единое методическое обеспечение, опора на рыночные институты.

- Без льгот никак?

- Если мы хотим развивать физическую культуру населения и спорт высоких достижений для поднятия национального престижа, мы должны снизить ценовой порог услуг тренеров и спортивных сооружений. А значит обязаны вернуться к практике налоговых льгот для спортивных организаций, которая была в 1992-1996 годах. Никто не станет вкладывать деньги в спортивный объект, если он не окупится за пять-семь лет. У нас же при нынешнем уровне доходов населения - не окупится и за 50.

Во многих развитых странах существует такая практика, которая полезна была бы и у нас, - отчисления на развитие спорта со стороны компаний, получающих бюджетное финансирование. Они позволили бы создать фонд развития спорта.

"Теннис - совершенно уникальный для физического развития, релаксации вид спорта. Достаточно сказать, что он входит в обязательную программу тренировки космонавтов"

- Ваше имя часто связывают с печально известным Национальным фондом спорта...

- Мое имя связано с инициированием проверки руководства этой организации, которое уводило "налево" огромные деньги. Хотя сама идея фонда внебюджетной поддержки спорта вполне здравая и актуальная...

Заниматься проблемами спорта необходимо. Призывников, не годных к военной службе, уже сейчас больше, чем годных. В нынешнем составе Думы действует Комитет по здравоохранению и спорту. При таком объединении проблем ясно, что комитет прежде всего концентрируется на медикаментах, эпидемиях, шприцах... Хотя физическая культура - это и есть главное в обеспечении здоровья нации.

Может быть, благодаря развитию спорта и шприцы не понадобятся?

- Как Вы оцениваете нынешнюю деятельность Госкомспорта?

- Бюджет Госкомитета сейчас - порядка 20 миллионов долларов. А в 1996 году был около 125 миллионов. При том, что, когда я возглавлял Государственный комитет по развитию физической культуры и туризму, спортом высших достижений он не занимался: это я считал делом Национального олимпийского комитета.

То есть выделенные средства направлялись именно на систему физической культуры, детские спортшколы, спортивные объекты для широких слоев населения... Сейчас Госкомитет курирует спорт высоких достижений, и финансирование приходится по большей части именно на это направление.

Я считаю это близорукой спортивной политикой. Но о чем говорить, если один из крупных государственных чиновников на совещании перед олимпиадой в Сиднее на полном серьезе заявил: а давайте пропустим одну олимпиаду, переждем, ничего ведь не случится...

И сейчас мы должны создать условия для того, чтобы вернуться в безусловные лидеры к Олимпиаде 2012 года.

- Какова специфика управления теннисной сборной?

- Все ведущие спортсмены - богатые люди. У них, как правило, сильное "я", гипертрофированное самомнение, они крайне самолюбивы и эгоцентричны. Но именно поэтому нельзя их предоставить самим себе и оставить возможность работать только с индивидуальным тренером.

Наша сборная, в отличие от сборных многих других стран, - это единая команда. Может быть поэтому нам и удалось добиться того, что в российской сборной - два теннисиста из десятки сильнейших в мировом теннисе: Кафельников и Сафин?

Знаете, с одной стороны, наверное, плохо, что я так долго старший тренер сборной. А с другой - хорошо, потому что у нас в команде сформировалась своеобразная иерархия поколений теннисистов, которая позволяет передавать опыт и обеспечивать взаимопонимание. Я - представитель старшего поколения, Сергей Леонюк - среднего, Александр Волков - младшего. И каждый из тренеров находит общий язык с различными спортсменами сборной и их родителями.

Теннис - очень сложный вид спорта. Нет прецедента в мире, чтобы кто-то становился мастером спорта по теннису менее чем за шесть лет.

Тренер со спортсменом должен жить одной жизнью. Иногда просто жить в одном номере, в одной комнате, как жил Лепешин с Кафельниковым, формируя его в юношеские годы.

Работа тренера - это адский труд, сплошные нервы. Известнейшая наша теннисистка Лариса Савченко-Нейланд - теперь тренер сборной России по женщинам, незаменимая моя помощница в работе с нашими талантливыми спортсменками. Она курирует Петрову, работает с Красноруцкой. Недавно она делилась со мной, что когда сама играла, у нее не было такого мандража, как сейчас при выступлениях ее подопечных.

Теннисному тренеру нужно подавлять свое "я" ради "я" игрока, потому что двум сильным личностям вместе трудно сосуществовать. Необходимо подстраиваться под игрока, чтобы, не раздражая его, тем не менее направлять в нужное русло.

- Вам это удается? Если да, то каким образом?

- Когда-то давно меня тестировали: мерили соотношение процессов возбуждения и торможения. Мое соотношение - 13 к 11, то есть меня практически невозможно вывести из себя. Кроме того, я в свое время два года учился в лаборатории Леонида Гиссена - был такой ведущий спортивный психолог в СССР.

Спорт всегда рождает характер. Теннис же рождает, как правило, характер сильный и неуступчивый. Строить отношения с таким спортсменом - искусство. Тренер теннисиста обязан уметь управлять особенностями характера своего подопечного.

Как-то на соревнованиях в Болгарии проигрывал Вадим Борисов. Мне говорят: "Борисов плачет, просит Вас прийти". Прихожу; в чем, спрашиваю, дело. Оказывается, соперник подает с линии. Я иду к судьям, говорю: нельзя ли посадить судью на линию. Мне отвечают - нет, ведь это одна восьмая, такой судья по правилам не положен. Тогда я говорю Борисову - подавай сам с линии, судьи же на линии нет.

Борисов попробовал, ему понравилось. Но теперь соперник устроил скандал. Однако настроение "своего" теннисиста, человека довольно неуравновешенного, мне удалось переломить. В результате матч он выиграл...

Если говорить о команде, то ее формирование, "притирка" происходят годами. А в результате, если получается, то возникает уникальное человеческое сообщество сильных характеров, очень прочное. Ведь никто из наших теннисистов не остался в самые жестокие советские годы за границей. Никто! Хотя в советское время нас боялись выпускать именно из-за того, что теннисисты, мол, много зарабатывают, они тут же сбегут.

Нам удалось по крупицам выстроить коллектив, который уже не один десяток лет выстаивает во всех пертурбациях...

- Приходилось ли Вам применять методы управления теннисной сборной, когда Вы работали в Кремле или в бизнесе?

- Бизнесом я, строго говоря, не занимался. Я по образованию и по призванию тренер-преподаватель, и существование мое в иных ипостасях связано с настойчивой необходимостью. Справлялся я с ролями чиновника и менеджера благодаря жизненному опыту и, конечно, за счет методов воздействия на людей, выработанных в теннисе.

- Какими Вам видятся перспективы развития российского тенниса и российского спорта в целом?

- Наш теннис обречен на успех. Он уже стал массовым видом спорта. И если раньше мы считали, что хорошим результатом для нашей сборной будет пребывание одного мужчины и одной женщины в сотне сильнейших теннисистов, то сейчас одних женщин в сотне - девять, из них семь моложе 18 лет. По статистике Международной федерации тенниса, Россия уже три года держит первое место по темпам развития тенниса.

Что касается российского спорта вообще, то совершенно очевидно - мы одна из наиболее талантливых наций в спорте. Большая часть спортивного мира - наша. Художественную гимнастику делают наши, тяжелую атлетику - наши, хоккей - то же самое...

Но чтобы собственные специалисты работали на Россию, нужна национальная система поддержки спорта. Прежде всего экономической. В этом я не устану убеждать руководителей страны.

Из аналитической записки Шамиля Тарпищева "Имидж России, теннис и "Кубок Кремля"

"...К сожалению, в глазах мирового сообщества наша страна в последнее время больше ассоциируется с различными проблемами, нежели с какими-либо достижениями. И именно спорт сегодня остается тем немногим, что определяет положительный имидж России в глазах мирового сообщества...

Самыми популярными в мире россиянами считаются наши теннисисты... Количество сайтов, на которых можно найти упоминание Анны Курниковой, Евгения Кафельникова и Марата Сафина, достигло 80 тысяч, и по этому показателю им уступают все наши политики и общественные деятели...

Ведущие российские теннисисты в глазах мирового сообщества олицетворяют энергию, молодость и перспективу новой России"

Из аналитической записки Шамиля Тарпищева "Международные и национальные спортивные организации и развитие спорта в России"

"...Такие спортивные праздники, как "Кубок Кремля", мы не имеем права терять. Но если... говорить об экономической стороне, ни одна цивилизованная страна, ни один бизнесмен не станут проводить подобный турнир, если он не дает прибыль на уровне 20%. Другими словами, он хотя бы должен быть рентабельным.

В силу нынешней экономической ситуации в России и тех ее законов, которые влияют на физическую культуру и спорт, например, законов о спонсорстве, о рекламе, которые, замечу, не работают, такие крупные соревнования по определению не могут быть окупаемыми. И получается, что "Кубок Кремля", чтобы остаться в Москве, должен рассчитывать на государственную поддержку. Следовательно, таким же образом помимо "Кубка Кремля" приходится проводить соревнования и по другим видам спорта"

Из аналитической записки Шамиля Тарпищева "Имидж России, теннис и "Кубок Кремля"

"Кубок Кремля"... по сути является единственным в России ежегодным спортивным мероприятием самого высокого мирового уровня. И этому способствуют максимальные усилия его организаторов: за десять лет проведения турнира он четыре раза признавался лучшим по организации турниром серии АТР Tour; женский турнир "Кубка Кремля" входит в серию Super 9, он один из девяти крупнейших профессиональных теннисных турниров в календаре WTA Tour; организаторы стремятся к тому, чтобы на московских кортах перед российскими зрителями выступали лучшие теннисисты. В октябре этого года в Москве должны выступить две лучшие теннисистки мира - Мартина Хингис и Линдсей Дэвенпорт; в десятку лучших теннисистов мира входят два представителя России - Марат Сафин и Евгений Кафельников. Борьба между ними будет определять одну из самых захватывающих интриг на "Кубке Кремля";

"Кубок Кремля" - одно из немногих спортивных событий России, которое транслируется по ведущему в мире спортивному каналу EuroSport в объеме двух часов ежедневно, что превышает его освещение внутри страны;

"Кубок Кремля" является самым посещаемым в мире теннисным турниром в крытом помещении"



Беседу вели Юрий КУЗЬМИН и Александр ПОЛЯНСКИЙ
Босс N09 (2001 г.)
http://www.bossmag.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован