07 июня 2004
3623

Пресс-конференция директора Института США и Канады РАН Сергея РОГОВА на тему: `США-Ирак: пути выхода из тупика`.

ВЕДУЩИЙ: Добрый день, коллеги, начинаем пресс-конференцию. Итак, "маленькой победоносной войны" в Ираке не получилось. И все разворачивается явно не по американскому сценарию. События в Ираке дали толчок нескольким сенсационным разоблачениям, коснувшись самой верхушки американского руководства, и уже привели к отставке главы ЦРУ. Очень резко реагируют СМИ, в том числе, и американские журналы и газеты. Я себе позволю зачитать некоторые заголовки публикаций. "Империя и ее темные стороны. Милитаризм, секретность. Конец республике". Вторая статья: "Химеры истории. Что такое новый американский мир и порядок? Колосс или издержки американского империализма?" Еще одна статья: "Империя страха. Война, терроризм и демократия". Еще одна: "Рыхлая империя". И так дальше. Очень похоже на называния статьей в газете "Правда" советских времен. Итак, США, Ирак. Пути выхода из тупика. Сегодня у нас выступает директор Института США и Канады Российской Академии Наук член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Сергей Рогов. Сергей Михайлович только что вернулся из командировки в США, и как раз у него свежие впечатления о том, что происходит в США, то, что связано, соответственно, с событиями в Ираке. Пожалуйста, Сергей Михайлович.
РОГОВ: Спасибо. Ну, они у меня не очень свежие, потому что тяжело я уже стал переживать (неразборчиво), несколько дней после возвращения я никак не могу войти в колею. То сплю, то не сплю. Но, тем не менее, впечатления есть. Я Вам должен сказать, впечатления очень сильные. Я в первый раз приехал в Штаты 32 года назад аспирантом. С тех пор много времени там провел, бываю постоянно. То настроение, которое я почувствовал сейчас в Америке, - 30 лет этого не было. То есть, у меня ощущение, как будто начало 70-х годов, времена Вьетнамской войны. Поэтому то, что я сейчас Вам скажу, может прозвучать слишком резко, но у меня вот сложилось на основе того, что я видел, на основе бесед моих с людьми и во власти, и вне ее. Впечатление, что сейчас в Америке разразился острейший кризис. Вы упоминали газету "Правда". Так вот действительно кризис, причем, кризис двойной. Кризис внутренней политики и кризис внешней политики. Чего нет - это экономического кризиса. Американская экономика последний год показывает очень неплохие темпы роста, сокращается безработица. Есть, правда, одна проблема. Я улетал - цена бензина 2.20 за (неразборчиво). А где-то полтора года назад была 1.20. То есть, почти в два раза выросла цена на бензин, что чувствуется средним американцем, и очень не нравится им цена на бензин. Причем, ирония политическая заключается в том, что несмотря на неплохое в целом состояние экономики (если не считать цены на бензин) по всем опросам общественного мнения американцы куда больше доверяют Кэрри по экономическим, внутренним вопросам, чем Бушу. А по вопросам внешней политики, войны с терроризмом, наоборот, Бушу, а не Кэрри. Видимо, это можно воспринять как некое противоречие тому, что я только что сказал, что в Америке двойной кризис. Ну, действительно двойной. Год назад Америка находилась в состоянии полного головокружения от успеха, если вспомнить цитату известного товарища. Победоносно завершилась война в Ираке. Кто следующий: Сирия, Иран, Северная Корея? Нам море по колено! Вот было ощущение в Вашингтоне. Сейчас ощущение совершенно другое. Подорвано доверие к власти. Так вот сегодня американцы понимают все больше, что власть им врала. Еще один фактор (это особенно стало очевидно с комиссией по расследованию событий 11 сентября 2001-го года), что это был не только крупнейший просчет администрации Буша, что она прозевала нападение, но всячески она пытается скрыть это обстоятельство. Это вчерашний уход Теннета в отставку, это начало разборки, кто виноват. И я полагаю, что Теннет - это только первая голова, которая покатилась. Потому что совершенно ясно, что главную ответственность за события последнего времени несет не ЦРУ, а Пентагон. И та кампания на консерваторов, которая группируется в Пентагоне, частично в аппарате вице-президента Чейни, в других ведомствах. Третий момент. Американцы привыкли верить, что они светоч для всего света, для всего мира. Это со времен еще колонизации: "Мы построим сияющий град на холме", пример для всего человечества, и все человечество должно нам подражать, поскольку мы самые демократичные, мы самые свободные. Вот эти ужасные фотографии и видеозаписи. Причем, есть куда более ужасные, чем те, что были опубликованы. Для американского общества это был шок. Вспоминают в этой связи вьетнамскую деревню Майлай. Те, кто постарше помнят, какие последствия вызвали сообщения о том, что американские войска сожгли деревню вместе с ее жителями во Вьетнаме. Правда, американцы до сих пор думают, что это была только одна деревня, а не то, что происходило постоянно. Так вот сегодня американцам, увидев эти фотографии, становится как-то трудно самим себе доказывать, что они принесли туда демократию и свободу. То есть, это подрывается как бы вера в устойчивый стереотип в самой Америке. Конечно, то, о чем я говорю, не стоит абсолютизировать. Но сегодня ночью, поскольку я не спал, по Интернету смотрел опросы общественного мнения. Как раз сегодня ночью выставлены были результаты последнего опроса о том, какая война является справедливой, и какая несправедливой. Интересно. Вторая Мировая война - 90% американцев считают, что она была справедливой войной. Война во Вьетнаме - только 30% считают, что она была справедливой. А война в Ираке - 49 на 49. То есть, половина американцев считает, что Америка ведет несправедливую войну. Конечно, это, может быть, некий эмоциональный всплеск, и в конечном счете скоро все быстро забудется. Но я думаю, что этого не произойдет. И один из факторов - весьма серьезные потери, которые американцы несут в Ираке. Конечно, казалось, что Америка вроде бы преодолела вьетнамский синдром. Несколько лет назад считалось, что Америка не может идти на какие-то операции военные, если будут потери в живой силе, то есть, будут убитые американские солдаты, что Америка бескровно для себя хочет вести войну, как в Косово. Помните, в Косово ведь ни один американский солдат не погиб. Потом несколько уже при оккупации погибло. Так вот сейчас ежемесячно количество погибших составляет 50-60-80 человек. Причем это военнослужащие. А примерно 10% американского контингента - это так называемые контрактники. Это новое, и очень опасное явление, которое получило развитие в последние годы. Это наемники. Сейчас существует целая индустрия в Америке, в Европе, но особенно в Америке. Коммерческие организации, которые оказывают услуги в сфере безопасности, и в военной сфере. Как и многочисленные агентства, которые у нас существуют. Но в Америке они фактически используются для участия в военных действиях. Общая численность таких контрактов сейчас в Ираке, тех, кто работает по контрактам на американскую армию (итальянец, которого казнили, - он тоже ведь был контрактником) составляет около 15 тысяч человек. Причем, что касается пыток в тюрьмах, то военные полицейские, чьи фотографии мы видим, они издевались, но не пытали. А пытали военная разведка и контрактники, которые оказываются вообще вне правового поля. То есть, на них не распространяются законы, обязательные для военнослужащих. Так вот, на самом деле с учетом потерь среди контрактников цифры еще выше. И в какой степени американское общество способно не реагировать на этот продолжающийся поток трупов из Ирака? Есть разные точки зрения. Но мне кажется, что ясно, что есть какой-то предел.

Теперь внешнеполитический кризис. Стратегия администрации Буша, я не раз говорил в этом зале, была построена на идеологии. Может быть, некоторые из Вас помнят, накануне войны в Ираке я говорил, что нефть - это не есть главная причина. Нефть - важный фактор, но вовсе не главный фактор, который определен решением администрации Буша начать войну. Главный фактор была идеология американского глобального превосходства, построенного на военной силе. Логика такова: вот мы - единственная сверхдержава. Советского Союза нет, никто нас остановить не может. Поэтому надо как можно быстрее продемонстрировать, используя военную силу, что никто не должен возражать Америке. Чтобы все для себя сделали вывод, и не только Иран или Корея, а Китай и Россия. Что Америке лучше не возражать. Вот эта идеологическая линия, которая была раскручена так называемыми неоконсерваторами, она и лежала в основе решения начать войну. И что теперь произошло? Ясно, что эта стратегия потерпела полный крах. Сегодня ощущения в Вашингтоне, нет даже попытки сказать, что вот мы можем одержать победу. Что такое победа в Ираке? Как сформулировать понятие "победа в Ираке"? А основной тут страх: как бы не потерпеть поражение. То есть, задача не в том, чтобы одержать победу, а в том, чтобы избежать поражения, чтобы не было второго Вьетнама. Это означает, что, на мой взгляд, есть три сценария развития событий. Первый сценарий - это когда нынешняя администрация, что называется, закусив удила, пойдет напролом. Будет пытаться военными средствами одержать все-таки победу. Но мне приходилось встречаться с американскими военными, в том числе, именно из сухопутный войск. А именно они находятся сегодня на территории Ирака. И у меня ощущение возникло элемента деморализации. Мы убиваем одного террориста, на его место тут же становится 10. Мы можем убивать их. А где стратегия? Это мне американские военные говорили. То есть, американская армия понимает, что она делает некое непонятное для нее самой дело. Попытка пойти напролом - я не думаю, что ее поддержит американское общество. Я не исключаю, что она будет предпринята, но, конечно, вот такого рода победа за счет чисто военно-силовых средств крайне маловероятна. Второй сценарий. Америка объявляет о победе и быстренько к рождеству выводит свои войска из Ирака. И в Ираке возникает такой очаг мирового хаоса, мирового терроризма, что все то, что было раньше покажется просто смешным. Нельзя исключать этот вариант. И, кстати, если смотреть на опросы общественного мнения, сейчас опросы показывают, что за скорейший вывод американских войск выступают порядка 45%. Вот такое соотношение, но тенденция та же самая. Ну, и, наконец, третий вариант. Возвращение Америки в международно-правовое поле. Сейчас в Америке, не все, конечно, но кое-кто из тех, кто пишет такие статьи, как Вы называли, употребляют термин не (неразборчиво), то есть, государство-изгой, а (неразборчиво). Соединенные Штаты - это сверхдержава-изгой. Потому что именно Америка оказалась главным антисистемным элементом в начале нашего десятилетия, отказавшаяся играть по нашим общепринятым правилам мирового сообщества. Для Америки международное право и закон оказались неписанными. Так вот, перспектива возврата в это правовое пространство. Я не хочу делать прогноз, но мне кажется, что такая возможность существует. Если мы посмотрим на то, что делает сегодня администрация Буша, мы с Вами видим, что идут хаотические попытки как-то обеспечить какую-то международную поддержку. Год назад администрация Буша игнорировала Совет Безопасности. Сейчас она идет в Совет Безопасности: примите резолюцию, пошлите миротворцев, То же самое. Помните, Расфельд ругал старую Францию, Европу. И вместо ставки на НАТО речь шла о коалиции желающих. Мол, НАТО нам не нужен. Вот, американцы идут в НАТО и говорят, пусть НАТО идет в Ирак. С чем это связано? Возникает ощущение перенапряжения сил США. Да, Америка - сверхдержава, единственная сверхдержава. Но сегодня в Америке есть ощущение того, что она зашла слишком далеко. Вот сегодня американская армия - 480 тысяч человек. Из них 2/3 либо находятся в Ираке, либо вернулись из Ирака на отдых, либо направляются в Ирак для смены частей, или для усиления группировки. И, на самом деле, при американских планах глобального присутствия... Вот, не дай Бог, что-нибудь случится на Корейском полуострове, в Америке просто нет солдат. И в Америке сейчас, опять же к моему удивлению, начали открыто обсуждать вопрос: может быть, восстановить обязательный призыв в вооруженные силы? Естественно, американское общество этого не хочет. Но выясняется, что среди руководителей нынешней администрации ни один не служил во Вьетнаме. Если брать членов конгресса, то только у одного сын служит в армии в Ираке. И отсюда ставится вопрос: может быть, так легко и залезаем, поскольку это не мои дети идут воевать, а профессиональные военнослужащие. Но солдат не хватает. Второй момент. В этом году дефицит федерального бюджета США составит порядка 500 млрд. долларов. Что это означает? Это означает, что американское правительство в нынешнем финансовом году, цифры страшные, поскольку 500 млрд. долларов - это больше ВВП России. Так вот, расходы американского правительства составляют примерно 2 триллиона 300 млрд. долларов. Я понимаю, что на слух эта цифра плохо воспринимается. Расходы - 2,3, а доходы - 1,7. То есть, вот эта проблема, которую создал Буш, понизив налоги, и увеличив военные расходы, правда, не только военные, создал огромные ножницы. Причем, этот дефицит не исчезнет ни завтра, ни через 5 лет. Это дефицит надолго и всерьез. И в силу демографических причин становится ясно, что поколение послевоенное, после Второй Мировой войны, мое поколение, когда оно будет выходить на пенсию, то им будут сокращены социальные всякие пособия, медицинское обслуживание, и так далее. Денег не хватит. Как Америка покрывает этот дефицит, долг колоссальнейший растет, колоссальными темпами. Причем, этот долг, на самом деле, оплачиваем и мы с Вами, и весь мир. Ведь сегодня помимо дефицита федерального бюджета есть еще и дефицит торгового баланса США, платежного баланса США, который тоже составляет 500 млрд. долларов. То есть, Америка потребляет товаров и услуг на 500 млрд. долларов больше, чем производит. И расплачивается с нами, другими, вот этими зелеными бумажками, которых сколько надо - напечатают. Но ведь такая игра могла работать, когда доллар был единственной мировой валютой. А сегодня это не так. Сегодня есть две мировых валюты. Сегодня есть евро. Вот эти соображения сказываются на ходе избирательной кампании в США. Сразу же хочу сказать, что категорически отказываюсь делать прогноз. Шансы 50х50. Правда, по некоторым оценкам чуть-чуть Кэрри опережает Буша, но не сильно. Нынешняя избирательная кампания ведется очень грязными методами. Это и раньше было. Но здесь особенно идет огонь по личности. Буша демократы обвиняют в полной некомпетентности. Кэрри обвиняют в (неразборчиво), в том, что у него нет четких убеждений, он меняет свою позицию то так, то сяк. Если посмотреть на программу партий, то, в общем, принципиального расхождения между программой демократов и программой республиканцев нет. И никогда не было. Те кандидаты, которые действительно выступали с радикальной критикой Буша, это Говард Дин, которого Кэрри победил на предыдущих выборах, и (неразборчиво), независимый кандидат от партии зеленых. Тоже занимает резкую антивоенную позицию. Его шансы - это 3-5%. И вот эти 3-5%, на которые сейчас (неразборчиво) претендует - это голоса демократов. И Кэрри оказывается в достаточно сложной позиции. С одной стороны он должен бороться за центр, чтобы не дать Бушу выставить себя в качестве центриста, а с другой стороны он теряет свой леволиберальный фланг. И еще один момент, касающийся программы Кэрри. В принципе, это прямое продолжение линии Клинтона. Это по существу те же самые люди, которые были в администрации Клинтона. Такие как Сэнди Бергер, бывший помощник по национальной безопасности, Мадлен Олбрайт, бывший госсекретарь, Ричард Холбрук, бывший представитель США в ООН. В общем, знакомые персонажи. И ту линию, которую они предлагают, это продолжение клинтоновской линии, и некое тактическое отличие от линии Буша. В чем она заключается? Тот же Кэрри говорит, что мы ни в коем случае не должны уходить из Ирака, ни в коем случае не должно быть второго Вьетнама. А что тогда делать? И Кэрри говорит, что надо сделать ставку на военные союзы, надо избегать перенапряжения сил. И мы видим, что сейчас администрация Буша по существу это и делает, и к НАТО обращается, и в Совет Безопасности, и так далее. Я думаю, что, наверное, мне есть смысл завершать свое вступительное слово Я попытался Вам нарисовать картинку взбудораженной Америки, где есть острое ощущение, что что-то не так, какую-то большую глупость мы сделали, нет представления, как из этой ситуации выбираться. Для меня как для профессионального американиста, с научной точки зрения очень интересно наблюдать, исследовать, анализировать этот процесс. В плане политическом, если делать вывод, я думаю, что наверное, уже можно сделать вывод о том, что попытка в глобальных масштабах действовать односторонне с помощью военной силы, навязывая всему миру свою волю вопреки существующим правилам, вот эта попытка, похоже, захлебнулась или захлебывается. Ясно, что сейчас, в отличие от прошлого года, крайне сложно представить себе, что американцы пойдут в Иран, пойдут в Северную Корею, и так далее. Хотя рано, конечно, говорить о том, что принципиальные изменения произошли. Вот эти три варианта, о которых я говорил, дальнейшего развития американской политики в отношении Ирака пока нет ясности, по какому из вариантов пойдет развитие событий.


ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Сергей Михайлович. Картинка получилась интересная, живописная, и, я думаю, что вызвала массу вопросов. Коллеги, прошу Вас.
"ТРИБУНА": Скажите, пожалуйста, не считаете ли Вы, что сейчас со стороны США может быть снижено противодействие нашим фирмам, и вообще российскому экономическому присутствию в Ираке в отношении будущих планов нефтедобычи?
РОГОВ: Не думаю. Дело в том, что сейчас ситуация такая, как бы, что все эти планы, радужные мечты, существовавшие год назад, что вот сядем сейчас на иракскую трубу и погуляем хорошенечко, они ушли на задний план. Ситуация в Ираке настолько политически нестабильна, и перспективы развития иракского нефтяного комплекса выглядят настолько неопределенно, что вроде бы те куски пирога, которые поделили, навар с них снять вряд ли в ближайшее время удастся. И, в общем-то, также, как мы своих специалистов вывозим, американские компании сейчас в еще более тяжелом положении оказались. Второй момент, связан с тем, что по американскому законодательству бюджетные деньги могут получать только американские компании. Поэтому те деньги на экономические проекты, которые выделила администрация Буша, по закону их не могут получать кто-нибудь кроме американских фирм. Но мы можем, также, как и другие, получать вторичные контракты, то есть, становиться субподрядчиками главных подрядчиков. И здесь препятствий нет. Нужны ли мы им в качестве субподрядчиков, у меня существуют большие сомнения. Можно, конечно, пофантазировать и порассуждать. Вот сейчас в Америке такой действительно необычный момент. Сегодня Америке Россия нужна больше, чем нам Америка. Настолько в сложном положении оказалась администрация Буша, что ей нужна поддержка Путина в Совете Безопасности, в Здании международной коалиции. И тут возникает вопрос: если Америке нужна поддержка России, готова ли Америка за это платить. Поэтому теоретически может существовать возможность, чтобы обеспечить поддержку России и добиться того, чтобы Россия направила свои войска в Ирак. Надо, как говорит один товарищ, делиться. Надо нам выделить какие-то куски в Масули или в Керкуту. Теоретически это возможно. На практике это крайне сомнительно. Но я думаю, крайне сомнительно, чтобы Россия в сегодняшних условиях отправила своих военнослужащих в Ирак. Я думаю, что даже если это и способствовало бы защите интересов "Лукойла" или еще какой-то нашей компании, это вовсе, на мой взгляд, не отвечало бы национальным интересам России. Необычная, действительно, картина.
ВЕДУЩИЙ: Сергей Михайлович, а все-таки как Вы считаете, я понимаю, что очень трудно прогнозировать, но из этих трех вариантов, которые Вы сейчас нам тут доложили, какой все-таки более реальный вариант действия американской Администрации в отношении Ирака?
РОГОВ: Пока я вижу как бы попытку комбинировать первый и третий варианты. Заключается это в чем, что вроде бы получить новую резолюцию Совета Безопасности ООН, но такую, которая фактически оставляет американскую операцию там под полным контролем США. То есть, создать некую видимость, что есть поддержка международного сообщества, есть якобы суверенное иракское правительство, а на самом деле все это останется по-прежнему. Вот комбинация этих двух факторов. Первый и третий вариант. Что касается второго варианта, варианта ухода, тут можно, наверное, пофантазировать, что он более вероятен в случае прихода к власти Кэрри. Во-первых, Кэрри не несет ответственности за то, что он начал всю эту заваруху. Во-вторых, Кэрри, как вы знаете, человек, чьи политические взгляды сформировались под влиянием вьетнамской войны. И он, имеющий боевые награды героя вьетнамской войны, стал одним из лидеров антивоенного движения. Я тут купил DVD песни с Джоном Ленноном. Я стал смотреть сюжет, помните, такая была песня Power to the people. И вот антивоенная демонстрация в Вашингтоне и Леннон и Кэрри идут вместе. Вот люди какой эпохи. Кэрри сейчас хочет показать, что нет, он не пацифист, он не такой, но не исключено, что если Кэрри победит на выборах, а к этому времени в Ираке станет совсем жарко, то при Кэрри второй вариант. Может ли Буш уйти, сказать трудно. Во всяком случае это потребует полной смены его команды, то есть людей, которые и затащили Америку в Ирак. И то, что вчера ушел в отставку Джордж Тэннот, это начало процесса смены команды. Ясно, например, что произойдет смена команды в Госдепартаменте, что уйдут Пауэлл и Армитадж. Существует очень большое давление в пользу отставки Рамсфельда, Вулфовеца. Весьма острая критика существует и Чейни. Вот если сменится команда, то может возникнуть ситуация, когда такая Администрация Буша будет по персоналиям резко отличаться от первой. Тут тоже вариант такой не исключен. Но пока все-таки идет комбинация первого и третьего.
РАДИОКОМПАНИЯ "ГОЛОС РОССИИ": Сейчас в Совете Безопасности обсуждается проект американо-британской резолюции по Ираку. И Россия, там в частности, по-моему, еще и Франция и Китай, выступает за более активную роль ООН в решении проблем послевоенного Ирака. Какой Вам видится роль ООН в решении иракского кризиса?
РОГОВ: Конечно, нынешнюю ситуацию создала не Организация объединенных наций, а Соединенные штаты. И с этой точки зрения может возникнуть вопрос, а почему ООН должна все это расхлебывать. Но если ООН действительно будет играть роль ключевого механизма в системе международных отношений по обеспечению международной безопасности, то ООН и Совет Безопасности не должны уклоняться и занимать позицию наблюдателя со стороны. Каким могло бы быть решение? В принципе, ясно, что говорить о возвращении статус-кво, реанимации режима Саддама Хусейна это абсолютно глупо. То есть, речь идет о некоем политическом урегулировании, которое будет включать в себя элементы восстановления иракского государства, иракской экономики, обеспечение безопасности, поскольку сейчас в Ираке, в отличие от того, что было год назад, действительно, террористов пруд пруди, причем, самых разных мастей. Вот эта задача мне напоминает то, что записано в Уставе ООН. Это так называемое мандатное управление. После второй мировой войны ряд бывших колоний, на них получили великие державы мандат, и в течение какого-то времени должны были подготовить их к независимости. Мы, конечно, в Советском союзе называли их колониями, но, тем не менее, все мандатные территории получили независимость. И по существу, эта функция ООН прекратила свое существование. Сейчас ситуация с Ираком и, может быть, с несколькими другими так называемыми фэлт-стэйтс, то есть государства, которые не функционируют как государство, а представляют собой некий хаос. Может быть, эта ситуация требует возрождения такой функции ООН как подготовка к независимости. Но, наверное, такой мандат, сейчас уже не 45-й год, и его надо давать не Соединенным штатам, не Великобритании или еще кому-то, а это мандат переходного управления, которое должно осуществлять сама Организация объединенных наций. Я рассуждаю об этой возможности, судя по всему, дела пойдут другим путем. Та резолюция, о которой вы говорите, американо-английская, она фактически создает внешние атрибуты суверенитета Ирака, но оставляет Ирак под контролем американских вооруженных сил. Это, естественно, вызывает большие сомнения и не только у Франции и Германии, но и у нас. Сейчас идет большая работа по согласованию компромиссного текста резолюции. Я думаю, что тут, я просто предсказывать не хочу, чем кончится вся эта борьба, просто если действительно будет резолюция, которая сделает ООН ключевой организацией, тогда, скажем, на мой взгляд, наша вовлеченность в Ираке может быть очень серьезной. Но, скорее всего, войска мы не будем посылать, но полицейские силы, полувоенные силы, силы, которые охраняли бы наших специалистов в "Лукойле" или еще в каких-то других наших компаниях, мы вполне это сможем делать, если будет создан механизм контроля Совета Безопасности. Но, скорее всего, это не произойдет. И будет такая резолюция, которую можно читать и так и сяк. И хотя роль ООН возрастет, реально ситуация останется под американским контролем.
ВЕДУЩИЙ: Вопросы исчерпаны. Это, наверное, вина все-таки Сергея Михайловича, поскольку он исчерпывающим образом все обрисовал, всю эту картинку.
РОГОВ: Я за Ирак и американскую политику вину на себя принимать не хочу.
ВЕДУЩИЙ: Спасибо. На этом пресс-конференция завершена.

07/06/2004
http://pda.rian.ru/politics/20040607/606986.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован