19 апреля 2013
10253

Патриотизм - без прикрас и проклятий

Тема патриотизма часто становится разменной монетой в политических играх - используется со знаком "плюс" или "минус". В Ленинградской области вдруг запретили фольклорный фестиваль - потому что маленькая группа любителей исторической реконструкции непатриотично назвала себя "Тевтонским орденом". Между тем в обществе растет обеспокоенность по поводу многочисленных столкновений на национальной почве, и это уже не ролевые игры. Проводятся митинги под лозунгом введения визового режима с республиками Южного Кавказа и Средней Азии. Похоже, есть прямая связь между этими явлениями и кризисом идей мультикультурализма в мире. Россия становится все более открытой страной, подверженной, хотя и в меньшей степени, негативным следствиям совместного проживания представителей разных национальных культур. Эксперты видят решение проблемы в создании институтов, противостоящих таким тенденциям. И в повышении политической культуры общества.
Формально все обстоит прекрасно. Из 64 партий, зарегистрированных Минюстом, 10 открыто провозглашают себя - в названиях и манифестах - генераторами патриотизма. Нормальная пропорция для цивилизованного общества. Однако при ближайшем рассмотрении между этими политструктурами и настроениями граждан обнаруживается стена.
Слишком горячая тема
Какую программу ни возьми - везде осторожные, обтекаемые слова, ничего не говорящие человеку, желающему к этой партии присоединиться. Одна из самых свежих структур, партия "великое Отечество", требует гарантий "для свободного развития всех наций", "возвращения России в число ведущих и сильнейших держав мира" и, конечно же, "сокращения разрыва в уровне доходов между богатыми и бедными".
Самая решительная среди партий-"патриотов" - возродившаяся из пепла долгого союза со "Справедливой Россией" "Родина": правопреемница знаменитой одноименной структуры Дмитрия Рогозина. В своем манифесте новые родинцы откровенно признают: "В России вновь поднимает голову этнический сепаратизм. Раздающиеся все чаще призывы к отделению тех или иных территорий компактного проживания людей определенных национальностей - прямая угроза безопасности граждан, экономическому развитию страны и самому существованию нашей цивилизации". Однако дальше этого - ни шагу. Все остальное - очень осторожное, благоразумное и беззубое.
В Кремле осознают важность проблемы. Предвыборная статья Владимира Путина "Россия: национальный вопрос" ("НГ" от 23.01.12) поднимает ряд важных проблем. Ответов на которые нет и сегодня, год спустя. В администрации президента, в управлении внутренней политики, создан профильный департамент, призванный насаждать патриотизм в стране всеми доступными средствами.
Между тем ситуация обостряется. В феврале 2013 года прокурор Москвы Сергей Куденеев заявил, что при снижении общей численности преступлений, совершенных иностранцами, выросла доля тяжких и особо тяжких преступлений в этой среде. "Мигрантами в Москве совершаются каждое пятое убийство, каждое второе изнасилование и каждый третий грабеж и разбой", - рассказал прокурор.
"На земле"
В обществе существует запрос на патриотизм, это показывают все 2000-е годы, - еще с образования "Родины". Идея этой партии была поддержана народом. Еще раньше, с 1993 года, элементы патриотической, националистической идеологии были присущи риторике лидера ЛДПР Владимира Жириновского. С тех пор он остался "носителем" 7-8% идей патриотизма и национализма "а-ля Жириновский". Они востребованы обществом, по мнению социологов, на уровне 10% населения.
В последние два года все заговорили о так называемом кризисе мультикультурализма. Этот термин в современную эпоху фактически означает то, что раньше называли интернационализмом. По мнению министра культуры Владимира Мединского, "эта концепция работает не очень хорошо. Нехорошо, потому что не происходит взаимного проникновения и взаимного слияния разных групп, разных культур, культур разных народов. Сегодня нам - и России и Европе - нужны новые культурные проекты, которые обеспечат включение граждан в общее дело. Будь это творчество, будь это волонтерство, то, что позволит вместе сотрудничать и уважать представителям разных наций и разных культур".
Первыми тревогу начали бить немцы. Немецкое общество устами канцлера Ангелы Меркель признало, что модель мультикультурализма провалилась. Адаптации иностранцев не произошло. Они жили и сейчас живут в своих этнических землячествах и не хотят ассимилироваться с германской культурой и традициями. Мы видим, что даже такое общество, как немецкое - с сильными традициями, сильными институтами, четким порядком, - оказалось не в состоянии совладать с притоком мигрантов, приносящих в страну свой уклад. И когда в Германии, во Франции и Великобритании заговорили о кризисе мультикультурализма и крахе этой модели, возникли вопросы - что за этим стоит и как решать проблему?

Говоря о крахе мультикультурализма, наблюдатели признают: значительные массы местного населения не считают модель такого сожительства успешной. Они не хотят открытого обмена мигрантами, не хотят давать равные права тем, кто не адаптируется к местным традициям и институтам. Тем, кто разрушает местный уклад, угрожает безопасности, образу жизни местного населения.
Что уж говорить о России, в которой нет таких сильных традиций, потому что царские разрушены, да и от советских отказались. Начались постсоветские традиции - непонятно какие. Одни у Ельцина, другие у Путина... Мигранты в России чувствуют себя очень уверенно еще и потому, что они приносят с собой свои собственные традиции. У них есть вера - они ходят молиться по пятницам, соблюдают национальные обряды. В то время как у русских уже почти нет традиций - и они не являются для мигрантов моральным авторитетом. Мигрантам, оказывается, просто не к чему адаптироваться.
Процесс приводит к нарастанию недовольства существующей моделью миграции, к русским маршам, дням русского гнева и т.д.
Ценность признания остроты ситуации
С другой стороны, в народе все чаще проявляется спрос на того, кто скажет обо всем этом открыто. Если какой-нибудь политический деятель, будь то Дмитрий Рогозин или Алексей Навальный (с его элементами националистической риторики), произносит фразу "Хватит кормить Кавказ", он автоматически становится патриотом. Эту тему не бросает и Жириновский. Рогозину не дали уйти в политику - отвлекли на военное строительство. А Навального на Западе считают не только оппозиционером и разоблачителем, но и русским националистом, постоянно это подчеркивая.
В нормальном обществе, уверен замдиректора Центра политических технологий Борис Макаренко, запрос на патриотизм, безусловно, есть всегда и везде: "Любая серьезная политическая сила патриотична. Поскольку свою программу формулирует именно в интересах своего общества. Для любой сильной партии обоснованный упрек в том, что она непатриотична, - смерти подобен".
Глава Левада-Центра Лев Гудков, признавая, что национализм в России часто воспринимается как нечто маргинальное, отмечает: "В то же время патриотические настроения распространены в продвинутой либеральной городской среде, где они воспринимаются как сами собой разумеющиеся вещи, не требующие пропаганды, воспитания и прочего. Эти идеи включают естественную любовь к своей стране - и, естественно, стыд за то состояние, в котором она находится". Патриотическими настроениями такого рода проникнуты, получается, и выступления декабря 2011 года на Болотной площади. То есть люди, тогда заполнившие улицы Москвы, не революционеры. Они патриоты. Националисты. "Они вышли на Болотную площадь с желанием включиться, повлиять на политику своей страны, изменить ее", - говорит Борис Макаренко.
Почему же патриотические идеи сегодня не ассоциируются с программами либералов, реформаторов, демократов? Почему они ассоциируются либо с каким-то диким национализмом, либо с откровенным консерватизмом? "Граждане считают, что патриотизм - прерогатива власти, - ссылается на результаты соцопросов Лев Гудков. - Потому что власть навязывает им совершенно определенную версию патриотизма. И люди от нее дистанцируются, не вступая в конфликт с официальной версией. Но при этом все-таки придерживаются своего, гораздо более скромного и естественного понимания патриотизма".
Патриотизм в России сейчас куется не в борьбе с немецкими оккупантами, а в рамках противостояния экспансии мигрантов. Насколько это опасно для страны? Какая политическая партия возьмет ситуацию под контроль - и что это означает для России: тенденцию к закрытию, тенденцию к усилению националистических настроений? Какого типа национализм может возникнуть в такой мультинациональной стране, как Россия, - русского типа, или татарского, или чеченского? Ведь можно быть патриотом Чечни, к примеру, - и всех оттуда выдавливать...
Нерешенность этих проблем проистекает из очевидного факта - в России отсутствуют институты и традиции, к которым надо адаптироваться мигрантам. Россия оказалась в этом плане институционально и культурно слаба. И чем скорее эти институты возникнут, тем в большей безопасности будут ощущать себя граждане.
Качество предложения в патриотическом, националистическом сегменте не соответствует политическому запросу общества на такие идеи. Низкое качество чаще всего ведет к вульгарной ксенофобии и этнической нетерпимости. Что почти смертельно для целостности и будущего России.

Независимая Газета
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован