20 марта 2013
14559

Особое мнение

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа "Особое мнение", меня зовут Татьяна Фельгенгауэр и я рада приветствовать в этой студии нашего сегодняшнего гостя - это главный редактор газеты "Московский комсомолец" Павел Гусев. Здравствуйте, Павел Николаевич.

П.ГУСЕВ: Добрый вечер.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если коротко охарактеризовать то, что сейчас происходит между некоторыми депутатами Госдумы и вашей газетой, это война или не война?

П.ГУСЕВ: Вы знаете, я бы не назвал это никакой войной. Это некая истерия, вакханалия, которая сегодня разворачивается и показывает лишний раз о здоровье отдельных депутатов, я имею в виду политическом прежде всего здоровье. Может быть, и физическом, но я имею в виду политическое здоровье. И мне кажется, что это должно вызвать беспокойство всего общества.

Сделать из обычной, в общем-то, ну, обычной публикации... Я бы так, по-журналистски назвал "проходная". О политических каких-либо конъюнктурных движениях тех или иных депутатов. И сделать из этого скандал на всю страну, причем скандал, когда в этом принимает участие, по сути дела, 2 партии, и когда, по сути дела, выдумывается то, чего нету ни в статье, ни в действиях журналистов. И из этого пытаются они сделать некий себе капитал. Мне кажется, что вот то, что происходит сегодня, это беда нашей законодательной власти последних лет, когда, понимаете, они даже, оказывается, законов не знают, когда орет престарелый политик со склеротическими, наверное, уже какими-то болезнями и кричит "Отобрать у Гусева газету"... Он что, законодатель не знает? Он же сам принимал и законы о собственности. Он не знает, что просто так?.. Это же не начало 90-х годов, когда с битами приходили и отбирали бизнес, палатки и все остальное. Мы живем сегодня уже в другое время. И он кричит о том, чтобы отобрать газету, перепрофилировать газету и так далее, и тому подобное.

Как сегодня можно реагировать на это? Или только хохотать во весь рост, или говорить "Ребята, вы дискредитируете Государственную Думу РФ. Вы сегодня теряете авторитет в глазах всех людей. Сегодня вы теряете авторитет". И вместо того, чтобы извиниться и найти способ господина Исаева, так сказать, бывшего анархиста как-то поставить на место и сказать "Парень, ты чего делаешь-то? Это тебе не сосисками в пост торговать в своем отеле. Свиными".

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если говорить о том, что там, похоже, они как начали и уже не могут остановиться. Сегодня Генпрокуратуру и МВД попросили некоторые депутаты разобраться с публикациями в "МК", объявления об интимных услугах. Вот, запрос подписали, я бы хотела назвать этих депутатов, Сергей Неверов, Сергей Железняк, депутат Александр Сидякин, Михаил Маркелов, Роберт Шлегель, Екатерина Лахова и Ольга Баталина. Что так взволновали их какие-то интимные услуги?

П.ГУСЕВ: Вот, меня тоже это интересует. Ну, видно, есть определенная неустроенность в жизни у ряда депутатов, поэтому...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Может быть, "МК" как-то поможет депутатам?

П.ГУСЕВ: Может, это поможет, тем более, что интимных услуг у нас нету в газете, а есть объявления, которые можно трактовать по-всякому в зависимости от меры своей испорченности и выдумки. Например, массаж. Вот, мне отдельные люди говорят "Ну как? Массаж может быть только эротическим". Я говорю "А что, остеохондроз у нас уже излечен в этой стране? Что, у нас нет других заболеваний, когда люди делают просто медицинский массаж и свои услуги предлагают?" И когда приходят с такими объявлениями, предположим, которые не запрещены никаким законодательством... И более того я вам хочу сказать, что нас проверяли по этим объявлениям уже 6 или 7 раз. И каждый раз разводили руками, говорили "Никаких..."

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Каждый раз разочаровывались, потому что не находили взаимности.

П.ГУСЕВ: Взаимности не находили. И когда ко мне одна из женщин-депутатов Ольга Юрьевна Баталина обратилась, готова ли Общественная палата поддержать поправки в закон о запрете таких объявлений, я сказал "Всегда готова". Более того, я буду сам первый, так сказать, с вами экспертизу делать для того, чтобы поддержать вас. "Только как вы запретите слово "массаж"? Ну, вот, как?" - я ей говорю. "Ну, вот, мы сделаем то-то". Я говорю "А досуг?" Вот, понимаете, если человек организует досуг для детей на Новый год, такие есть, много очень, кстати говоря, организаций, которые организуют праздники для детей, называют "Досуг для детей". Что это, педофил или что?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, вы не подсказывайте депутатам, потому что они сейчас и следы педофилии начнут искать в "Московском комсомольце". Вы же видите, что сейчас какие-то ролики из интернета вытащили.

П.ГУСЕВ: Вы знаете, то, что появились ролики, мы ожидали, что начнется компромат, что подключатся структуры, скорее всего, те, кто носит какие-то погоны или без погонов, но которые знают все про нас. И эти структуры начнут вываливать некий компромат. Компромат смешон до безобразия. Мы отдали уже на экспертизу эту пленку, потому что она вся смонтированная, на нее накладки звука, речь не совпадает с текстовыми изображениями. Более того, эти записи делались больше 4-5 лет назад. Более того, ни один человек из тех, кто там связан как-то с деньгами, которые, якобы, получает, не работает в "МК". Один из них вообще покойник (Марк Дейч). Он вообще покойник.

Девушка, которая не взяла деньги, она работает и она рассказала, как ее в эту машину сказали "Пошли пройдем". Она говорит "Зачем?" - "Ну, сейчас мы твой материал тебе вот только сверим". Она сдуру вышла, села и ей стали совать деньги. Она говорит "Это что за деньги?" - "Это твой гонорар". Она говорит "Я гонорар получаю в кассе" и пытается выйти. Они берут и тычут ей в лицо вот этой пачкой, которую снимают сейчас. Она не взяла деньги, убежала. Но в тексте этого ничего нету (этих слов), понимаете?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте мы сейчас прервемся буквально на минуту. Я напомню, что в "Особом мнении" сегодня главный редактор "Московского комсомольца" Павел Гусев. Мы продолжим.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это "Особое мнение" с Павлом Гусевым. Как вы считаете, вот этот компромат - дальше будет больше?

П.ГУСЕВ: Я не знаю, будет больше или нет, я просто не знаю, что они еще хотят найти или что есть. Потому что, ну, я, конечно, долгие годы, уже 30 лет главный редактор. За 30 лет, наверное, меня изучали по-всякому. Мне же приносили год или два назад распечатку, сделанную... Ну, знаете, когда ты идешь с телефоном, а тебя фиксируют. И распечатка моего маршрута по телефону, вот, листов 10 мне принесли. Значит, кто-то меня отслеживал по телефону. Это же не просто так. Мы вышли на Билайн там, всё. Они там начали "Вот, мы там это... Какой-то сотрудник. Мы его уволили", еще что-то. Ну, какая-то вот такая вот в полном смысле ахинея.

Да. Да. Под постоянным пристальным оком когда ты находишься... Что они еще придумают? Что они там сейчас монтируют где-то? Как они эти склеивают пленки? Что там будет где-то? Я не знаю. Но скорее всего, компромат будет появляться.

Я вам могу сказать, что каждый месяц или каждые 2 месяца, раз в 2 месяца в "МК" сидит налоговая инспекция, она проверяет, чистит наши предприятия от и до. От и до. Мы абсолютно работаем в белую. Я знаю, что я по-другому просто не могу работать. А те факты, которые, предположим, были, ну, так скажем, фальшак, который сегодня пропагандируется в YouTube с людьми, может быть, кто-то из журналистов и брал. Потому что всего один материал из тех, которые там в этом YouTube приводят, за что они платят деньги, мы нашли в газете. Больше нет материалов. Это все фальшак.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но смотрите, есть же отдельная история, которая касается газеты, и есть вторая история, которая касается вас, Павла Гусева. И здесь какие-то всплывают непонятные эпизоды со стрельбой. Потом вы рассказывали про депутата Лугового, который какие-то непонятные слова говорит про вас.

П.ГУСЕВ: Ну да. Вот Луговой тут недавно на одной из радиостанций ратовал за то, что мне на пути не попался там офицер, который мне набьет морду сразу. Понимаете, когда депутаты в открытом эфире ратуют за то, чтобы кому-то набили морду, то начинаешь понимать, что господин Исаев в своем Twitter`е когда говорил про то, что нужно жестко разбираться, это, действительно, угроза. Понимаете, в свое время Павел Грачев, походя, сказал людям, которые, так сказать... Ну, есть подразделение, которое занимается диверсиями и прочим-прочим в подразделениях Министерства обороны, по крайней мере, раньше было. Он сказал им "Разберитесь с Холодовым". Одно дело, сказать учителю, предположим, "Разберитесь со своим учеником". Он вызовет родителей там, накажет как-то там этого ученика, заставит заниматься дополнительно. А другое дело, сказать профессионалам, которых только готовили убивать других людей, "Разберитесь с Холодовым". И с ним разобрались - через 2 месяца Холодов был взорван.

И если Луговой говорит, что не попался офицер, который что-то должен сделать, это что говорит? Это угроза. Я сделаю распечатку, мы еще посмотрим. Я подам в Генпрокуратуру и на Лугового тоже за то, что он угрожает жизни главного редактора. Это совсем другое, это 144-я статья прим 2, где есть угроза в адрес и противодействие профессиональной моей деятельности.

И когда все это происходит, понимаете, диву даешься, до чего мы дошли с вами. Жириновский как резаный орет с трибуны, как могли назвать политическими проститутками. Несколько месяцев назад он Аллу Пугачеву официально в эфире у Соловьева назвал проституткой, которая ляжет под любого, кто даст ей деньги. Это что такое? Это что такое?

Мы специально собрали за последние годы все его высказывания о женщинах - завтра это будет опубликовано. Пусть все увидят, какой у нас депутат престарелый Жириновский. И также мы дали фотографии, где он избивает женщин, таскает их за волосы. Это что такое?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вообще "МК" в этой истории занимает позицию оборонительную или наступательную?

П.ГУСЕВ: Вы знаете, мы с самого начала не наступали-то. Мы просто выполняли свой долг журналистский. Мы писали то, что хотим писать, потому что журналист имеет право у нас в стране сегодня по 29-й статье Конституции на свободу слова. У нас нет цензуры (по Конституции запрещено) и люди имеют право получать свободно информацию, вот, что говорится в 29-й статье.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Депутаты решили, что вы злоупотребили свободой слова.

П.ГУСЕВ: А не может быть. Как Ганапольский...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я, правда, не очень понимаю, что такое злоупотребление свободой слова.

П.ГУСЕВ: Так вот завтра будет и Ганапольский на эту тему у нас выступать. Он пишет, что не может быть наполовину свободы слова или на четверть свободы слова, или на 150% свободы слова. Свобода слова - одно выражение во всем мире, свобода слова.

А если человек нарушил закон или допустил грубейшее оскорбление в адрес тех или иных людей, подайте в суд. Почему вы не хотите подать в суд? Я их умоляю, я каждый день прошу "Подайте в суд на газету. Давайте мы как в любой нормальной цивилизованной стране, демократической. Подайте в суд". Верим мы суду, не верим суду - не важно. Подайте в суд. Суд примет решение, Гусев должен написать опровержение и извиниться, я незамедлительно это сделаю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я воображаю, как будет выглядеть опровержение по поводу политических проституток.

П.ГУСЕВ: Если это официальный термин, который есть и в толковом словаре русского языка, и он есть во всех фильмах про Ленина, особенно где "Ленин в Октябре", когда он кричит "А Троцкий - политическая проститутка и ренегат Каутский" и прочее-прочее. Это термины, которые используются во всем мире! Их используют в Европе. Кстати говоря, "политическая проститутка" ввел термин, знаете, кто? Бисмарк, а не Ленин даже.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Карикатура Алексея Меринова, я думаю, в любом случае должна сопровождать это опровержение, если оно вдруг появится. Насколько, по-вашему, вероятно то, что вы, все-таки, окажетесь в суде и ответчиком, истцом ли? И кто будет с другой стороны?

П.ГУСЕВ: Я, все-таки, думаю, вероятность мала. Потому что если бы в этой статье был хоть бы один грамм, за что зацепиться, хоть бы одна буква, хотя бы одно слово, за что зацепиться можно, я вам хочу сказать, они бы давно подали в суд, а не устроили вот этот гвалт и ту истерию, которая сегодня состоит.

Мне некоторые тут приходили, говорят "Ну как? Вы назвали ее танк в юбке. Это оскорбление". Я говорю "Да вы что! Танк в юбке - да она ж пробивает, пробивная женщина. Это же комплимент, который не каждый депутат может получить!"

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не каждый мужчина может получить такой комплимент.

П.ГУСЕВ: Да и мужчина-то не каждый получит.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С депутатом Исаевым как-то вы отдельно будете разбираться же?

П.ГУСЕВ: С депутатом Исаевым я подал все документы в Генпрокуратуру и в Следственный комитет России. Я обосновал то, что эти угрозы реально имели место, и просил проверить их по, в частности, 144-й статье, пункт 2, Противодействие профессиональной деятельности журналиста. И также попросил, чтобы была организована госзащита журналистам, которые участвовали в подготовке этого материала. Пока ответа нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А встречи какие-то публичные? Вот, говорилось про участие в телепрограмме. Они, все-таки, будут или нет? - очень интересуются наши слушатели и зрители.

П.ГУСЕВ: Я уже заявил и заявляю еще раз: пока Исаев не извинится перед журналистским сообществом (не передо мной, подчеркиваю, потому что лично он мне не угрожал), не передо мной, перед журналистским сообществом. Я это говорю как председатель Союза журналистов и председатель Комиссии Общественной палаты по свободе слова. Пока Исаев не извинится перед журналистским сообществом, я с ним никаких диалогов вести не собираюсь, ни перед какими барьерами не собираюсь, ни в каких эфирах участвовать не собираюсь. Он не достоин сегодня того, чтобы я как журналист с ним разговаривал на равных. Он - человек, который потерял совесть, и он - человек, который угрожает журналистам. Я не могу сегодня с таким человеком разговаривать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как бы вы в целом вообще охарактеризовали то, что происходит в Думе? Потому что когда правящая партия, когда главная, в общем-то, фракция в нижней палате парламента принимает заявление, говорит про злоупотребление свободой слова - это, все-таки, странно.

П.ГУСЕВ: Странна вообще вся формулировка и странно то, что в этой формулировке есть абсолютно противозаконные предложения. И люди просто не владеют законодательством. Ну, как бы, я не знаю, есть ли у них юристы, которые бы подсказывали? Как могут законодатели принимать решение, чтобы кто-то уходил из общественной организации, чтобы вышел из Союза журналистов и прочее? Как? Чего вы говорите, ребят? Вы чего, не знаете законодательства? Вы же сами принимали законодательство об Общественной палате, кто и как включает в Общественную палату, а механизмы выхода пока даже не разработали. Разработайте механизм выхода, тогда говорите о том, что кто чего должен делать и как выходить, приходить из тех или иных общественных структур. Не общественными структурами занимайтесь, делами в государстве занимайтесь. Их столько в государстве сейчас (проблем), что "МК" - это просто, так сказать, ну, даже, так сказать, говорить нечего.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну а в целом у вас ощущение, что они, вот, просто взяли обиделись? Или это просто у них какая-то коллективная весна?

П.ГУСЕВ: Я думаю... Ну, то, что весеннее обострение и затяжная весна, конечно, действует - здесь вопросов нету, я в этом не сомневаюсь. Но существует вот что. Я думаю, что в пятницу, когда господин Исаев после рабочей недели хорошо отдыхал (и все так отдыхают, и я так отдыхаю)... Кстати говоря, в пятницу, могу честно сказать, я там рюмку виски выпил, с друзьями сидел. Нормально, дошел до дома, все нормально было.

Я думаю, что Исаев так же отдыхал, как и я. Но удар не держит.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но с Twitter`ом.

П.ГУСЕВ: Но с Twitter`ом он отдыхал. И в результате родилось то, чего родилось. Нет у них обратного пути. Понимаете, Исаев - член Политсовета, председатель Комитета, великий человек в их понятии. Он не может сегодня взять, вот так извиниться. Он не прав. Все понимают, что он не прав, понимаете? И он должен извиниться, но не хочет. И они понимают, что извинение... Вот, вернее, не понимают, что если бы Исаев извинился, то это было бы на руку партии сейчас. Партия бы получила больше вистов, чем сейчас она получает минусов.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть они все, вот, своего не сдадим, будем до последнего держаться, какими бы странными людьми мы ни выглядели?

П.ГУСЕВ: Да, "Будем держать оборону". Сейчас дана команда собирать компромат, все по сусекам набрать, каких-то там девочек выставить с каким-то плакатом непонятным около редакции, еще что-то. То есть собирать компромат, собирать компромат. "Давайте уроем Гусева, давайте мы его уничтожим. Давайте!" Не у-нич-то-жи-те! Я нетлен, потому что я 30 лет главный редактор и как нетленку выпускал свою газету. Вы не сможете ее уничтожить во всех библиотеках, вы не сможете ее уничтожить во всех семьях, где она хранится. Вы просто не сможете уничтожить, потому что она и в интернете, и везде. Вы не сможете меня уничтожить, потому что я бессмертен.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы сейчас сделаем небольшой перерыв для того, чтобы все присутствующие в студии поаплодировали Павлу Николаевичу Гусеву. А после небольшой рекламы и после самых последних новостей мы поговорим о реакции или отсутствии реакции Владимира Путина на события, которые развиваются вокруг "Московского комсомольца" и про реакцию журналистского сообщества. Оставайтесь с нами.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа "Особое мнение", меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня сегодня главный редактор "Московского комсомольца" Павел Гусев. Как и обещала про Владимира Путина. Президент знает о конфликте, об этом сказал Дмитрий Песков в газете "Коммерсантъ", но не вмешивается. Правильно ли делает президент, как вы считаете?

П.ГУСЕВ: Я думаю, что правильно. Президент, все-таки, должен выше стоять той мелочной склоки, которую устроили депутаты. Я думаю, что сегодня у нас в государстве гораздо более важные проблемы есть и сложные проблемы. Это и экономика, это и финансовый кризис, который сейчас происходит и улаживается с Кипром. Это и вопросы ЖКХ, это вопросы сегодня обороны и так далее, и тому подобное. Президенту вникать во всю эту склоку, которую устроили депутаты Государственной Думы, мне кажется, просто ни к чему и не нужно. И то, что он это, как бы, находится в стороне, это абсолютно правильно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У "Единой России" как у партии есть лидер - это Дмитрий Медведев. Почему вы не обращаетесь к нему, чтобы он свою партию как-то приструнил?

П.ГУСЕВ: Вы знаете, мне кажется, что не Медведев, все-таки, сегодня решает во многом то, что происходит в партии, а, к сожалению, вот та горстка людей, которая приватизировала власть в этой партии. Это молодые, рьяные, недавно пришедшие в политику люди, которые хотят на этой партии сделать свою политическую карьеру. С одной стороны, это неплохо и хорошо. Но с другой стороны, они должны быть и чистыми, и делать все это чистыми руками, а не прятать там свои дома, гостиницы, рульки свиные и, так сказать, все остальное, что там у них есть.

Посмотрите, вот вся мелочность. Как только мы все заговорили об их вот этих делах и как только я выступил, вот, наша газета получилась в центре всего этого скандала, что они первым делом делают? "Мы заставим отчитаться членов Общественной палаты, тоже внесем в законодательство..." Это я им... Вот, они увидели меня - пусть Гусев тоже теперь отчитывается.

Друзья, я уже последние 20 лет, сколько существует наша Россия, отчитываюсь в налоговой нашей инспекции. Мое дело - самое затрепанное, потому что чуть ли не каждые 2-3 месяца приезжают некие службы и изучают под микроскопом, все ли я плачу, все ли я декларирую. Вам такое не снилось, такого внимания как со мной происходит. И я горжусь этим. Горжусь и еще раз горжусь, что я могу спокойно декларировать. Но не забывайте, что я - бизнесмен, что я - свободный человек, что я не госчиновник, что я не законодатель, а Общественная палата - она создана была по инициативе президента как общественная структура. Там мы не получаем заработной платы, мы не получаем никаких привилегий и, более того, мы абсолютно свободны там. Мы не имеем никаких властных полномочий, мы не имеем законодательных инициатив. Мы абсолютно находимся в некоррупционной зоне. Если этого депутаты не понимают, ну, мне еще раз приходится жалеть: боже мой, какая у нас Дума.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А какое у нас журналистское сообщество? Как коллеги в этой ситуации себя показывают?

П.ГУСЕВ: Ну, вы знаете, абсолютное большинство коллег поддерживает. Но надо учитывать: я, ведь, нигде не обращался напрямую "Коллеги, поддержите меня". Многие высказываются сами, некоторые, так сказать, проявляют свою инициативу, приходят, звонят, пишут и поддерживают. И я это вижу, чувствую по всем СМИ.

Некоторые критикуют, но спокойно. Ведь, что сегодня происходит? Все СМИ у нас разные. С разными хозяевами, с разными точками зрения. Очень многие дотируются государством. И, естественно, это откладывает свой отпечаток на общую форму. Но б?льшая часть выступает в поддержку.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если говорить опять про "Единую Россию", про Госдуму, как вы считаете, эта партия, все-таки, приведет к краху нашего парламента и так еле живущий?

П.ГУСЕВ: Я думаю, что следующий состав Государственной Думы будет совсем другой и абсолютное большинство тех, кто сегодня представляет "Единую Россию", они будут уже или в другой партии, или вообще не будет их в Государственной Думе. Они себя дискредитировали очень сильно. Я думаю, что и Путину, и стране нужна другая партия, лидирующая партия. Партия власти должна сильно измениться, она должна стать с народом ближе, она должна состоять из людей, которые, действительно, видят проблемы, и которая может вести дискуссию, которая может сегодня быть партией и не бояться оппонентов, не бояться того, чтобы оппозиция была сильная. Потому что если ты - сильная партия, если у тебя сильная власть, то ты должен иметь сильную оппозицию. Только тогда будут рождаться совершенно умные, гениальные, хорошие законопроекты.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но Владимир Путин уже, как можно понять, не опирается на "Единую Россию", потому что, во-первых, он больше не лидер этой партии, у него есть Народный фронт. Лидер в "Единой России" - Дмитрий Медведев.

П.ГУСЕВ: Я думаю, что когда говорю о новой политической структуре, то возможно именно эта структура и станет в конечном счете лидирующей.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А Дмитрию Медведеву что делать с этой партией?

П.ГУСЕВ: Ну, что бог подскажет. Ну, быть в оппозиции.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Путину?

П.ГУСЕВ: К народу. (смеется)

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А сейчас он где?

П.ГУСЕВ: А сейчас они делают все, чтобы народ их не любил.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как вы считаете, если?.. Вот тут просто жаждут наши слушатели и зрители, судя по всему, каких-то зрелищ. Понятно про какие-то публичные контакты с Исаевым. А спрашивают еще наши слушатели, готовы ли вы к каким-то публичным дискуссиям с другими депутатами "Единой России"? Может быть, с теми, кто фигурировал в статье.

П.ГУСЕВ: А я уже был в такой дискуссии. Я на одной из радиостанций, я с Ольгой Юрьевной Баталиной вел дискуссию. Я ей и журналист, который был со мной, 5 или 6 раз говорю "Подайте на Гусева в суд, подайте на газету в суд" - "Мы не будем подавать. Мы не считаем нужным подавать". Почему? Да потому что у них не на что подавать, понимаете? Не на что. В этой статье нет ни одного грубого слова, нет ни одного оскорбления. Ничего нет такого, чтобы можно было бы судье сказать "Давайте накажем".

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Общественной палате как-то коллеги что-то вам высказали?

П.ГУСЕВ: В Общественной палате пока только мне звонили те, кто меня поддерживает. Ну, я смотрел, как бы, в интернет-пространстве. Там есть несколько человек, которые критически выступили, что они не считают меня правым. Ну, это позиция Общественной палаты, я их уважаю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Расскажите, чего нам ждать в ближайшее время от "Московского комсомольца"?

П.ГУСЕВ: Вы знаете, мы не собираемся, ну, вот, сесть на конька. То есть, вот, знаете, поймал удачу и давай сейчас эксплуатировать. Мы хотим продолжать делать интересную газету. Найдется у нас тема о Государственной Думе и ее депутатах, она обязательно будет звучать на страницах. Если сейчас темы такой нету и не будет, мы даже не будем в их сторону смотреть - у нас есть другие темы и другие дискуссии на самые сложные проблемы, которые сегодня есть в стране.

Поэтому я вам хочу сказать, что я придерживаюсь всегда, когда делаю газету, именной журналистики. Вот, кстати, на "Эхо Москвы" то же самое, потому что у вас журналистов знают по именам и их кого-то больше любят, кого-то еще больше любят, кого-то еще больше любят (журналистов).

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кого-то не любят совсем.

П.ГУСЕВ: Ну, может быть, кого-то и не любят.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Такое бывает.

П.ГУСЕВ: Да, тоже бывает. Но! Вы делаете именную журналистику. То есть каждый человек выступает со своей позицией. Я давно, с самого начала в газете то же самое делаю. И когда мне говорят "Вот, они по заказу что-то..." Да не делаем мы ничего по заказу.

Понимаете, депутаты настолько привыкли, что все делается по заказу, что они думают, что в СМИ тоже все делается по заказу. Да не делается все по заказу. Журналисты сами понимают, что и о чем им писать. Да, мы планируем газету, да, у нас есть недельный план, даже месячный план есть, у нас есть... Темы какие-то готовим, интервью готовим, все это делается. Но это не значит, что мы сидим и говорим "Так, ребята, ну, сегодня будем мочить Думу". Да нет у нас такого! Нет и не было никогда.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть сегодняшний номер - это скорее исключение?

П.ГУСЕВ: Сегодняшний номер...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Такая, острая реакция.

П.ГУСЕВ: Сегодняшний номер - это просто повод, который дала Дума так, чтобы она высекла себя сама, а мы помогли людям показать, как они, вот, самоистязанием занимаются.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, Госдума вообще в последнее время дает немало поводов - там то выгоняют всех подряд, то сейчас Дмитрия Гудкова всячески склоняют к сдаче мандата. Так что, наверное, на ваших страницах, все-таки, про депутатов еще напишут и не раз.

П.ГУСЕВ: Я думаю, что, конечно, мы... Ну, вот, в завтрашнем номере у нас там солирует Жириновский, которого мы описываем, его отношение к женщинам. Он же ратует, что мы должны уважать женщин. Мы-то как раз уважаем женщин.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Он - великий феминист.

П.ГУСЕВ: Мы показываем, как престарелый политик со склеротическими болезнями (скорее всего, у него такие есть, если он не знает законодательства), как он издевается над женщинами, причем самыми разными.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть никаких спецпроектов по Думе мы тогда от вас не ждем.

П.ГУСЕВ: Нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Посмотрим, может быть, там и депутаты вам ответят. Спасибо большое. К сожалению, закончилось у нас время. Напомню, что главный редактор "Московского комсомольца" Павел Гусев был сегодня гостем программы "Особое мнение". Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, всем счастливо.
http://echo.msk.ru/programs/personalno/1033892-echo/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован