20 января 2001
3962

Марк Мидлер: Где взять миллион?

Он не просто знаменитый фехтовальщик и выдающийся фехтовальный тренер. Он - "Легенда спорта XX века". Это уникальное звание Мидлеру присвоили на торжественной церемонии, состоявшейся в конце минувшего года в Москве.


- Как вы восприняли тот факт, что стали "Легендой спорта"?

- Ничего подобного, не скрою, не ожидал, а потому был удивлен. Как я понимаю, жюри отметило меня не за какой-то один, пусть высочайший, результат, а за общий вклад, что я внес в спорт в XX веке. Это, конечно, приятно. К тому же жюри-то ведь состояло из известных политиков, людей искусства, шоу-бизнеса - то есть из болельщиков. Высокая народная оценка приятна вдвойне.

- Вы участник всех Олимпиад начиная с 1952 года. Что у вас осталось в памяти от самых первых Игр, куда поехали советские спортсмены, - в Хельсинки?

- Состояние было близким к шоковому. Вы сейчас такое и представить не можете: закрытое общество, железный занавес, решение о поездке принимали на самом высоком - сталинском - уровне. Было много интересного и смешного. К примеру, на специальном собрании нам всем присвоили профессии - кто-то оказался парикмахером, кто-то портнихой, кто-то студентом.

Приехали на Олимпиаду - так ходить там можно было минимум втроем, а лучше впятером. Политическое противостояние было столь острым, что по настоянию советских представителей было подготовлено две олимпийские деревни. Одна - для капиталистических стран. Другая - для стран соцлагеря. Плюс - жесткая конфронтация с Югославией. Тито тогда был враг N 1.

Помню, перед парадом все делегации собрали за пределами стадиона. И вдруг грянул ливень. Мы кинулись врассыпную - под укрытия, там все стояли, плотно прижавшись друг к другу, и я оказался рядом с человеком, который заговорил со мной по-русски с еле уловимым акцентом. Выяснилось, что он югослав. А ведь это такое ЧП тогда было - разговаривать тет-а-тет с иностранцем. Да еще с югославом. Я эту вынужденную встречу, представьте себе, много лет держал в тайне.

- Каким тогда было мировое фехтование и на его фоне - отечественное?

- Фехтование в мире всегда было на высоком уровне. Это ведь один из четырех видов спорта, который был представлен на всех Олимпиадах - со дня их основания Кубертеном. А вот наше фехтование в те годы было в зародыше. Да еще варились в собственном соку.

Когда осенью 1951 года была сформирована сборная СССР и к нам приехали венгры, они нас отлупили. И высокомерно заявили: еще лет пятнадцать - и у вас все будет хорошо. Нас эти сроки не устраивали. И потому мы форсировали подготовку.

- Каким образом?

- Прежде всего усилиями ведущих тренеров. Это ведь они создали отечественную школу фехтования, которая вскоре стала ведущей в мире. Сколько серьезных книг по нашему виду спорта было написано в тот период! Среди авторов - Виталий Аркадьев, Вадим Андриевский, Константин Булочко, Давид Тышлер, даже ваш покорный слуга издал шесть работ. И как результат - целая когорта чемпионов мира. Уже к 56-му году по некоторым видам оружия мы стали выходить на самые высокие рубежи. А к 59-му заняли передовые позиции по всем видам оружия. Это была выдающаяся сборная, главной движущей силой которой был патриотизм. Да, спортсмены капстран чаще побеждали в личных соревнованиях, зато мы били их в командных.

- Кто тогда вместе с вами выступал?

- Ко мне в рапирной команде присоединились Герман Свешников, Юра Сисикин, Витя Жданович. Мы начали свое восхождение со второго места на чемпионате мира58, а уже со следующего года восемь (!) лет подряд - это рекорд - выигрывали все чемпионаты мира и все Олимпиады. Причем Жданович стал олимпийским чемпионом, Свешников - чемпионом мира, а Сисикин и я - серебряными призерами мирового первенства в личном зачете. И все равно считали, что командная победа более почетна.

ФЕХТОВАНИЕ КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ

- Вы выступали до 37 лет. Какую свою победу считаете наиболее значимой?

- Это все равно, что спросить у матери, какого ребенка она больше любит. Как сказал один философ, прошлые радости - ничто. Каждая новая победа вызывает максимальные эмоции.

- Кто, с вашей точки зрения, внес особый вклад в ваши победы?

- Без сомнения, Виталий Андреевич Аркадьев, великий тренер. Вы, надеюсь, знаете, что у него был брат-близнец - Борис Андреевич. Говорят, что в молодости у Виталия лучше шел футбол, а у Бориса - фехтование. Оба играли за сборную Москвы на краях. Арканы их звали. Потом они разошлись: Виталий - в фехтование, Борис - в футбол. Даже я их путал иногда, если встречал кого-то отдельно.

- Будучи спортсменом, вы чувствовали в себе тренерскую жилку?

- Скажу так: я себя не мыслил вне фехтования. В свободное время думал о фехтовании, писал о нем. В промежутках между тренировками говорил и спорил только о моем любимом виде спорта. Идти по организационно-карьерной линии мне было не интересно. Еще выступая, я пробовал тренировать. Так что переход на тренерскую стезю прошел гладко.

- Вы тренировали и мужчин, и женщин, есть разница?

- У женщин все иное - психология, ход мыслей. На первых порах я этого не понимал. Считал, что их надо тренировать, как мужчин. Порой раздражался, что не получается, ругал подопечных. Видимо, хотел от них того, что было не в их силах. Женщина более интуитивна, зато аналитическое мышление у мужчин развито сильнее. В целом же, думаю, тренер должен уметь апеллировать к сильным сторонам спортсмена. И даже недостатки его не изживать. А работать над ними до такой степени, чтобы они превращались в достоинства.

- Ваша наиболее значительная тренерская победа?

- Долго перечислять придется. Я начал работать тренером в конце 68-го года, а уже в 70-м мой Валера Лукьянченко попал в сборную и стал чемпионом мира в команде. Затем уже Володя Денисов стал чемпионом - тоже в команде. Тогда-то и появилась идея назначить меня старшим тренером сборной. Это произошло на пороге 72-го года, и с тех пор - с небольшими перерывами - я старший тренер сборной команды по рапире.

Интересная деталь: начиная с семидесятого и по сегодняшний день я каждый год готовлю в сборную от одного до четырех своих личных учеников. Многие из них стали чемпионами мира в команде. А вот личного чемпиона все не было. И, наконец, в 95-м году этот титул завоевал Дима Шевченко, с которым я проработал 15 лет.

- А на следующий год команда рапиристов выиграла Олимпиаду в Атланте.

- Среди четверки, которая поехала на Игры-96, были три моих личных ученика - Мамедов, Ибрагимов, Шевченко. Четвертый - Павлович - был учеником Юры Лыкова, которого я же и воспитал.

- Ну а что же произошло в Сиднее, где российские рапиристы провалились, заняв лишь восьмое место в командных соревнованиях? Вы можете это объяснить как тренер?

- Обычно перед соревнованиями могу сказать: я все сделал, и команда готова. Но на этот раз, перед Сиднеем, я не все сделал. Мне помешали.

- Кто?

- На заключительном этапе подготовки президент федерации Юрий Бычков снял меня - главного тренера - с двух последних выездов команды, что не могло в дальнейшем не сказаться. Но это не все. Вопреки плану - да и здравому смыслу - последний сбор пришлось проводить не на базе в Нахабино, где мы тренировались два последних года, а в Новогорске. Новогорская база была в те дни переполнена. Нам обещали, что в зале будут тренироваться только мужская и женская команды рапиристов, а там еще оказались батутисты и мужская сборная волейболистов. Из-за перенаселенности ребят размещали по трое в комнате. Плюс работали без врача. Словом, заключительный этап подготовки к Олимпиаде был скомкан - по вине руководства федерации.

О РАСКРУТКЕ И РОМАНТИКЕ

- Не секрет, что фехтовальщики в материальном отношении далеко не самые обеспеченные люди. Гонорары ведь зависят от популярности вида спорта.

- Тут я с вами могу спорить. На некоторых турнирах за рубежом залы набиты битком. На Олимпиадах билетов на фехтование не достать. Все зависит не от вида спорта, а от раскрутки. К примеру, я предлагал провести матч сборная России - сборная звезд всего мира в спортивном зале "Дружба". Но надо вложить средства.

- Деньги приходится искать и другим отечественным спортивным федерациям. Какой же вы видите выход?

- Минувшей осенью на "Московской сабле" я встретился с крупным бизнесменом Алишером Усмановым. Он мастер спорта по фехтованию, когда-то начинал вместе с моим учеником Сабиром Рузиевым. Так вот Усманов считает, что раскрутить наш вид спорта не только можно, но и нужно. Для начала необходим миллион долларов. Такие средства он способен изыскать - и готов взяться за это дело, если ему официально предложат. С моей (и не только с моей - так же думают и многие другие специалисты) точки зрения, Усманов был бы очень полезен, если бы стал президентом нашей федерации. Это тот человек, который может помочь российскому фехтованию встать на ноги.

- Фехтование - романтичный вид спорта, вы согласны?

- В кино, театре может быть. Но романтика заканчивается, как только начинается профессиональный спорт. Романтики, как бабочки, которые летят на огонек - и обжигают крылышки.

- Кстати, в кино вам сниматься не приходилось?

- Однажды помощник режиссера в фильме "Сирано де Бержерак", который собирался снимать Эльдар Рязанов, обратился ко мне с просьбой поставить дуэльные сцены. Я приехал на "Мосфильм", там в это время шли пробы. На роль Сирано, помню, пробовался ленинградский актер. Прямо там, в комнате, где на огромном столе стояли старинные кувшины, я с этим актером с листа поставил сцену. Фехтовали на столе, делали кульбиты. Весь набор приемов я, к счастью, знаю, ничего придумывать не надо было. Когда Рязанов посмотрел пробу, сказал: "Изумительно!"

Потом мне дали подстрочник, чтобы все дуэльные сцены совпадали с текстом стихов. Это было непросто, но я работал с упоением. Более того, когда я был в отъезде, выяснилось, что на эту роль выбрали - кого бы вы думали? Евтушенко! И вдруг фильм закрыли. Потому что автор сценария убежал в Англию. Работа прекратилась, и как же обидно было!

В ПАСПОРТ НЕ СМОТРЮ

- У вас скоро юбилей, вам исполнится 70 лет. Но ведь не дашь!

- А причем тут возраст? Виталий Андреевич Аркадьев тренировал и на восьмом десятке. Приходил в зал, надевал нагрудник, работал с людьми - и считал, что это не только интересная работа, но и физкультминимум. Я тоже так думаю.

- Вы режим строго соблюдаете?

- Как шутит Жванецкий, алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве. Не могу сказать, что вообще не выпиваю, а в молодости еще и покуривал. Когда почувствовал, что мешает, - бросил.

- На Новый год за что подняли бокал?

- За семью, за детей. Получается - и за учеников, они же мои фехтовальные дети.

- Интересы вне фехтования есть?

- Очень люблю музыку, в основном джазовую. Люблю футбол - удивительное соединение спорта и зрелища. Как говорил Борис Андреевич, футбол - это постоянное непостоянство.

- С кем из футболистов знакомы?

- Хорошо знал Леву Яшина - он был настоящей звездой, но не показывал этого никогда. Дружу с Валей Бубукиным. Знаю ребят из знаменитой "команды лейтенантов". Их всего трое осталось - Валя Николаев, Юра Нырков, Толя Башашкин. В Мельбурн в 56-м ехали вместе с Эдиком Стрельцовым и Валей Ивановым. Эдик был бы звездой мирового класса, если б ему не сломали судьбу.

- Интересно, а на футбол-то вы часто ходите?

- Давно не был. Времени нет, все фехтование забирает.


www.sport-express.ru
20,01,2001

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован