30 декабря 2005
1482

Лев Сигал: Жизнь жестока

Апелляция к общественному мнению сама по себе нередко наводит на подозрения об отсутствии юридических аргументов. То есть формально, конечно, они выдвигаются: работа такая у адвокатов - находить аргументы даже при самой безнадежной позиции, внушать клиенту пустые иллюзии...

Однажды, например, ко мне обратился старый знакомый с жалобой на "бесчинство" следователя органов внутренних дел. Следователь предъявил некоему молодому человеку обвинение в том, что тот ворвался в квартиру двух девушек и ограбил их, хотя похищенных вещей при обыске у него не нашли. Как получилось, что обе девушки опознали в молодом человеке (адвокат которого - приятель моего знакомого) налетчика, да и вообще, отчего внимание следователя пало именно на него, я объяснений не получил.

Удар ниже пояса

В уголовных делах вообще вся соль, как правило, в доказанности тех или иных фактов. Например, если Багдасарян действительно покушался на изнасилование Александры Иванниковой, оправданной в уходящем году, то неумышленное причинение ему смерти можно рассматривать как необходимую самооборону. Но об этом знает только рожь высокая.

Конечно, спущенные штаны молодого человека - обстоятельство более чем красноречивое, однако о насилии оно само по себе не свидетельствует. Факт то, что ножевой удар был нанесен ему в пах (а не в ногу, как сначала описывали это целомудренные журналисты), а такой удар сопряжен с высокой вероятностью смертельного исхода. И вызывать "скорую" Иванникова вовсе не собиралась. Рассказы про "заблокированную дверь", не помешавшую ей, однако, выбраться из машины после нанесения удара, совсем уж неубедительны. Одним словом, Иванникова обошлась с Багдасаряном, в точности как Брут с Цезарем. Брут нанес диктатору кинжальный удар в пах ради свободы республики, а Иванникова Багдасаряну - ради своей половой свободы.

Деньги туристов смыло цунами

Гораздо поучительней гражданские дела. Вот здесь массовое правосознание обычно на стороне "маленького человека". Или даже не столько "маленького", сколько "социально близкого".

Когда западные христиане отмечали Рождество 2004 года, в Юго-Восточной Азии случилось землетрясение, вызвавшее цунами. Нельзя сказать, что развитые страны не проявили сочувствия к жертвам и пострадавшим из числа аборигенов, но в значительной степени внимание было сосредоточено на судьбах туристов. России еще только предстояли январские праздники, так что физически из наших сограждан мало кто пострадал, но "пострадал" их грядущий отдых на Пхукете и на Мальдивах.

Люди стали отказываться от ранее оплаченных турпоездок, и обнаружилось, что деньги им не вернут. С позиции туристов - явная несправедливость. Но посмотрим на дело с другой стороны. Владельцы отелей на побережье потерпели материальный ущерб, причиненный внезапной стихией. Как правило, их имущество застраховано не было, так что никто не обязан возмещать им этот ущерб. Так почему они должны нести еще и дополнительные расходы, связанные с возвратом денег, поступивших им в порядке предоплаты? Ведь в номера, от которых отказались туристы, других не заселишь. Выраженная владельцами некоторых отелей готовность вместо возврата денег предоставить экономически пострадавшим туристам бесплатный отдых в следующем (то есть в нынешнем) сезоне - ничто иное как акт доброй воли.

Аналогично с авиаперевозчиками. Убытки им никто не покроет. Перечислив деньги отелям и перевозчикам, турагентства свои обязательства перед туристами выполнили. Итак, туристы не виноваты, но не виноват и никто другой. Внезапный разгул стихии именуется форс-мажорным обстоятельством или "обстоятельством непреодолимой силы". Никто при таких обстоятельствах не в праве предъявлять другому претензии. Бремя неблагоприятных последствий стихии несут все - кому насколько не повезло.

Закон высокого напряжения

Многим жителям Центральной России не повезло 25 мая из-за энергетической аварии. Председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс в тот же день сделал политическое заявление, в котором полностью признал вину энергетиков и выразил готовность возместить вред. Все, казалось бы, просто.

Однако, успокоив людей, хитроумный Чубайс скрытым образом указал на то, что будет следовать закону. В Гражданском кодексе РФ есть специальная глава, посвященная договору энергоснабжения. Имеется и специальный федеральный закон "Об электроэнергетике". Согласно законодательству энергоснабжающая организация не только вправе, но и обязана отключать потребителей во избежание масштабной аварии. Что касается виновного причинения вреда потребителям, то в этом случае энергетики возмещают только реальный ущерб, но не упущенную выгоду и не моральный вред.

Надо прямо сказать, что прежнее положение законодательства, действовавшее до принятия Гражданского кодекса РФ, объективно было более благосклонно к потребителям электроэнергии. Оно предусматривало вместо возмещения убытков взимание исключительной неустойки (штрафа). Что-то подобное практикуется сейчас, например, в некоторых австралийских штатах. Энергоснабжающая организация в следующем месяце выставляет потребителю счет на меньшую сумму. Казалось бы, возмещение ущерба нередко предполагает гораздо более значительные расходы, чем копеечная неустойка. Но гражданское право возлагает на истца бремя доказывания как размера ущерба, так и причинно-следственной связи между ущербом и действиями (бездействием) ответчика.

По словам моего знакомого - сотрудника РАО "ЕЭС России", на сегодняшний день это ведомство еще ни рубля никому не выплатило, так как ни один истец не сумел привести надлежащие доказательства. А ведь в числе потенциальных истцов были крупные предприятия и даже главы субъектов РФ. Что же говорить о рядовых гражданах, к которым закон оказался весьма жесток!

Зато стоило Чубайсу заявить в ноябре, что, если температура ниже 25 градусов мороза продержится несколько дней, он вынужден будет отключать от электричества некоторых столичных потребителей, как возник большой скандал. Юрия Лужкова поднимать скандал по этому поводу, наверное, сама должность обязывает. Но очень глупо выглядел бывший прокурорский работник, а ныне председатель Московской городской думы Владимир Платонов, который стал ссылаться на общие нормы обязательственного права. Как уже было сказано, применительно к договору энергоснабжения в силу специфики предмета действуют специальные нормы гражданского законодательства. Иными словами, энергетики не просто могут, а обязаны отключать потребителей для предотвращения аварий. И Чубайс честно об этом напомнил.

Другое дело - вопрос об объективном состоянии инфраструктуры электроэнергетики. Разумеется, ответственность за нее несет РАО "ЕЭС России" и "дочерние" общества холдинга. Но в условиях, когда тарифы на электроэнергию устанавливает государство, сложно требовать от энергетиков совершенства. Наверное, Счетная палата РФ или другие государственные контролирующие органы могли бы изучить вопрос и установить, насколько рационально РАО "ЕЭС России" - общество, в котором главным акционером является государство, расходует средства. Конечно, людей раздражает наличие у членов правления РАО высоких зарплат и астрономических бонусов, а также служебных самолетов и дорогостоящих офисов в их распоряжении. С политической точки зрения им стоило бы быть скромнее. Но с практической точки зрения едва ли сведение зарплаты Чубайса до уровня прожиточного минимума позволит модернизировать хотя бы одну подстанцию.

Сибирский финал эпопеи

В 2005 году завершилась судебная эпопея бывших руководителей и главных акционеров нефтяной компании ЮКОС Платона Лебедева и Михаила Ходорковского, которая началась для первого в июле, а для второго - в октябре 2003 года. Никаких сюрпризов не произошло: Мещанский районный суд Москвы вынес обвинительный приговор, а Московский городской суд оставил его в силе, слегка сократив сроки лишения свободы. Оба осужденных благополучно прибыли в назначенные им исправительные колонии. Правда, их, москвичей, отправили туда, куда Макар гусей не гонял: Лебедева - в поселок Харп Ямало-Ненецкого автономного округа, а Ходорковского - в город Краснокаменск Читинской области. Общей норме закона это противоречит, но Федеральная служба исполнения наказаний ссылается на предусмотренное законом исключение из этой нормы - на необходимость обеспечить безопасность осужденных.

Известные российские правозащитники, невзирая на несогласие Amnesty International, внесли Лебедева с Ходорковским в свой мартиролог политзаключенных и недавно разослали им новогодние поздравления. А как сложилась судьба других людей, которых с той или иной степенью условности можно отнести к политзаключенным?

Романтическая преступность

В уходящем году полностью отбыла наказание и вышла на свободу "революционный романтик" Лариса Романова, осужденная в 2003 году по статье "терроризм" (ст. 205 УК РФ) за взрыв в приемной ФСБ в Москве в 1998 году. Поскольку взрыв не повлек человеческих жертв, что и предполагалось умыслом соисполнительниц, Мосгорсуд расценил это как исключительное обстоятельство (ст. 64 УК РФ) и счел возможным назначить обвиняемым наказание в меньшем размере, чем это предусмотрено санкцией за "терроризм". Две другие соисполнительницы - Ольга Невская и Надежда Ракс - по-прежнему находятся в исправительных колониях.

За решеткой и муж Ларисы Илья Романов, совершивший аналогичный взрыв перед зданием Службы безопасности Украины. Недавно, кстати, Евпропейский суд по правам человека обязал Россию выплатить ему денежную компенсацию за несладкое пребывание в конце 90-х в следственном изоляторе в связи с хранением наркотиков.

На свободе сегодня также все члены организации ПОРТОС, кроме ее духовного лидера Юрия Давыдова, которого продолжают лечить психиатры. Его подельника Евгения Привалова излечили гораздо быстрее. Ирина Дергузова (жена Давыдова) и Татьяна Ломакина, осужденные первыми еще летом 2002 года, были в 2005 году освобождены условно-досрочно. Напомню, что членов ПОРТОС обвиняли в применении телесных наказаний при воспитании "трудных подростков", переданных их родителями под попечительство своеобразной общины портосовцев - "братства кандидатов в настоящие люди", и в организации незаконного вооруженного формирования.

Однако сами воспитанники, не отрицая факта, заявляли суду, что считают себя заслуженно битыми. Московский областной суд счел это исключительным обстоятельством, позволяющим назначить обвиняемым наказание в меньшем размере. Не лишним будет отметить, что ПОРТОС как организация никогда не был запрещен и все это время продолжал свою обычную деятельность.

Два приговора были вынесены в 2005 году в отношении больших групп членов НБП. Захват помещений в здании Минздравсоцразвития Тверской районный суд Москвы расценил как "хулиганство" и каждому из участников этой политической акции назначил наказание в виде лишения свободы сроком на пять лет. Позже Мосгорсуд наказание смягчил и индивидуализировал. Как уголовно наказуемое хулиганство закон (ст. 213 УК РФ) квалифицирует только такое нарушение общественного порядка, которое сопровождается применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. При этом тот факт, что окружающие в момент нарушения видели этот предмет, уже считается его применением. Нацболов "подвел под статью" строительный пистолет. Конечно, он оружием не является, но с близкого расстояния обладает немалой ударной силой, так что вполне мог напугать людей.

Следующий приговор был вынесен в отношении 39 "декабристов" - участников захвата президентской приемной, осуществленного в декабре 2004 года. На этот раз молодые люди поступили умнее и никаких сомнительных предметов с собой не взяли. Однако их действия были квалифицированы как "массовые беспорядки" (ст. 212 УК РФ), что предполагает даже еще более суровое наказание, чем предусмотрено за хулиганство. Надо отметить, что "каучуковая" диспозиция статьи 212 УК РФ дает широкий простор правоприменительным органам, позволяя им многое квалифицировать как проявление "массовых беспорядков". Однако наказание было назначено сравнительно мягкое: 31 участник акции наказан условно и только 8 нацболов - те, кто и прежде привлекались к ответственности за сходные действия, - приговорены к реальному лишению свободы.

Наконец, аналогичную акцию НБП провела 21 декабря уже в здании Никулинского районного суда Москвы, где был вынесен этот приговор. Один ее участник обвиняется в "применении насилия в отношении представителя власти" (ст. 318 УК РФ), другой - в "оскорблении представителя власти" (ст. 319 УК РФ). Остальные привлечены к административной ответственности.

Тем временем судебная власть вынесла решение о ликвидации межрегиональной общественной организации "НБП", но вскоре Эдуард Лимонов лично принес в Росрегистрацию учредительные документы НБП уже как политической партии. Он утверждает, что все требования закона, предъявляемые к партиям, выполнены. Если это так, то партию придется зарегистрировать. Ведь поправка к закону "Об общественных объединениях", позволяющая отказать организации в регистрации из-за грехов учредителя, еще не вступила в силу, да и обратного действия она, разумеется, не имеет.

Однако общественное сочувствие к НБП, похоже, ослабевает. Весной 2004 года, когда лимоновцы устроили политическое шоу в Большом театре, многие отнеслись к ним с симпатией. Особенно потому, что охранники театра стали избивать нацболов прямо на глазах у публики. Акция напоминала дебют Валерии Новодворской, которая в советские времена разбросала в этом же театре листовки антисоветского содержания. Новодворскую направили тогда на принудительное лечение в спецпсихбольницу города Казани. Нацболы ограничились административной ответственностью (штрафом) и тумаками.

Летом 2004 года захват Минздравсоцразвития также вызвал сочувствие, поскольку акция была направлена против непопулярного закона о монетизации льгот. В декабре того же года захват президентской приемной уже не имел четкой целевой направленности, так что был воспринят как бессмысленный порыв романтически настроенного юношества. Последняя же акция НБП в суде, хотя и была детально освещена СМИ, встретила, как мне кажется, лишь осуждение и насмешки.

Предновогодние новеллы

Перед Новым годом Государственная дума, как это часто случается, стала интенсивно обновлять законодательство. Например, Кодекс РФ об административных правонарушениях пополнился специальной нормой о противодействии арбитражному управляющему. Те же действия, если они причинили крупный ущерб (от 250 тысяч рублей), влекут уголовную ответственность.

В первом чтении приняты и другие поправки к УК РФ. Количество наркотических средств, подпадающее под понятие "крупный размер", хранение в котором подпадает под уголовную ответственность, снижается вдвое, зато под понятие "особо крупный размер", предполагающее повышенную ответственность, подпадает вдвое большее количество "дури", чем ныне. За уклонение от призыва на военную службу (ч. 1 ст. 328 УК РФ), возможно, будут наказывать значительно строже. Сейчас максимальное наказание составляет два года лишения свободы, санкцию предложено повысить до семи лет. Тем самым это деяние перейдет из разряда преступлений небольшой тяжести в ранг тяжких.

Здесь, видимо, авторы законопроекта вознамерились закрыть лазейку для "уклонистов". При совершении преступлений небольшой тяжести суды часто назначают условное наказание. Поэтому некоторые юноши совершают явку с повинной (что само по себе обязывает суд назначить им наказание не выше чем в три четверти максимума, предусмотренного соответствующей нормой особенной части Уголовного кодекса). Закон не допускает призыва на военную службу лиц, имеющих непогашенную или неснятую судимость. Так постепенно приближается 27-летний возраст, с которого призывать уже невозможно. Теперь для призывников придумана суровая альтернатива: или служба в армии, или немалый срок в исправительном учреждении.

Кроме того, в первом чтении приняты поправки в УК РФ, которые должны применяться в военное время или в боевой обстановке: "отказ действовать оружием" и тому подобное. До сих пор в этой части была правовая лакуна. Наконец, на днях правительство РФ направило в Государственную думу предложение устранить из УК РФ такой вид наказания, как арест. Это наказание заключается в строгой изоляции осужденного от общества на срок до шести месяцев. Формально арест как вид уголовного наказания предусмотрен с самого момента принятия УК РФ, то есть с 1996 года. Однако на практике арест не применялся из-за отсутствия арестных домов и нормативных актов, которые более детально регулировали бы этот вопрос. Теперь от этого вида наказания предложено отказаться и де-юре - в связи с чрезмерностью предполагаемых казенных затрат.

Вместо ареста предлагается запрещать осужденным покидать место жительства в вечернее время - что-то вроде домашнего ареста, предусмотренного в качестве меры пресечения УПК РФ. Прямо скажем, что способность государства контролировать соблюдение осужденными этого предписания вызывает сомнения.


30.12.2005

http://www.russ.ru/reakcii/zhizn_zhestoka
 

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован