12 июля 2007
2363

Лев Сигал: Военная гроза

Вот в воинственном азарте
Воевода Пальмерстон
Поражает Русь на карте
Указательным перстом.

Автор вынесенного в качестве эпиграфа патриотического куплета про британского министра иностранных дел лорда Пальмерстона неизвестен. Сатирическая поэма широко распространялась в России накануне Крымской войны 1853-1856 годов, однако же нелегально. Дело в том, что Николай I очень рассчитывал избежать той войны и не желал раздражать великие европейские державы. Избегать чрезмерной конфронтации, не поддаваться на провокации, не давать повода к войне - это, пожалуй, традиционная русская политика в отношении Запада. Вот и сейчас реакция официальной Москвы на абсолютно бесцеремонный британский демарш, связанный с требованием выдать Андрея Лугового, является сдержанной и не идет ни в какое сравнение, например, с нашим недавним давлением на Таллин, Варшаву, Тбилиси или даже Копенгаген. Между тем в юридическом отношении наша позиция безупречна, а поведение Лондона не имеет ничего общего с правом.

Королевская прокурорская служба Англии и Уэльса ссылается на Европейскую конвенцию о выдаче 1957 года, которую Россия ратифицировала в 1999 году. Однако эта конвенция содержит весьма существенную оговорку.

Статья 6

Выдача своих граждан

1. a) Договаривающаяся Сторона имеет право отказать в выдаче своих граждан.

b) Каждая Договаривающаяся Сторона может путем заявления, сделанного в момент подписания или сдачи на хранение своей ратификационной грамоты или документа о присоединении, дать определение своего понимания термина "граждане" по смыслу настоящей Конвенции.

c) Гражданство определяется в момент принятия решения о выдаче. Однако, если требуемое лицо вначале признается в качестве гражданина запрашиваемой Стороны в течение периода с момента принятия решения и до момента намечаемой передачи, запрашиваемая Сторона может воспользоваться положением, содержащимся в подпункте "a" настоящей статьи.

2. Если запрашиваемая Сторона не выдает своего гражданина, она по просьбе запрашивающей Стороны передает дело своим компетентным органам для осуществления судопроизводства, если оно будет необходимым. Для этой цели документы, информация и вещественные доказательства, касающиеся преступления, предоставляются бесплатно с помощью средств, предусмотренных в пункте 1 статьи 12. Запрашивающая Сторона информируется о результатах ее просьбы.

Федеральный закон о ратификации этого документа от 25 октября 1999 года #190-ФЗ гласит: "Российская Федерация по подпункту "а" пункта 1 статьи 6 Конвенции заявляет, что согласно статье 61 (часть 1) Конституции Российской Федерации гражданин Российской Федерации не может быть выдан другому государству".

Итак, то, что согласно международному договору является правом всякого государства, для российских государственных органов выступает прямой конституционной негативной обязанностью. Вот что дословно гласит часть 1 статьи 61 Конституции РФ: "Гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству". Конечно, не во всем мире положения конституции таковы. Например, Конституция Республики Молдова позволяет экстрадировать своих граждан в случаях, предусмотренных международными договорами. Но наша Конституция такова, какова она есть. Остается добавить, что ссылка англичан на Меморандум о взаимопонимании между Королевской прокурорской службой Англии и Уэльса, с одной стороны, и Гепрокуратурой РФ - с другой, от 15 ноября 2006 года вообще не имеет отношения к делу. В этом документе нет ни слова о выдаче собственных граждан, не говоря уже о его меньшей юридической силе.

Иными словами, отказ в выдаче Великобритании Андрея Лугового был для российских властей не вопросом их свободного усмотрения, а безальтернативным решением. При всем дипломатическом благоговении Генеральная прокуратура России никак не могла нарушить прямое конституционное требование. Правда, редактор лондонской "Таймс" полагает, будто Москва тянула с официальным ответом на запрос об экстрадиции, надеясь на выдачу Бориса Березовского. Недавно британский суд вынес решение, что публичное заявление политэмигранта о подготовке им революции в России не содержит состава преступления. Более ста лет тому назад в Англии имел место противоположный судебный прецедент: политэмигрант Бурцев был осужден на один год лишения свободы за призыв убить Николая II. Возможно, английские судьи считают, что призыв убить конкретного человека и заявление о подготовке революции - это разные вещи. Дескать, революция не обязательно предполагает насилие. Радостные мирные демонстранты якобы могут двинуться на Кремль с цветами, и власть сама падет к их ногам.

Вообще, критики Кремля (как у нас в стране, так и за рубежом) неспособны поверить в то, что российская прокуратура не плетет политические интриги, а элементарно исполняет закон - настолько они убедили себя в обратном. Например, писательница Юлия Латынина высмеяла Генпрокуратуру РФ за возбуждение уголовного дела по заявлению Лугового, что Березовский пытался его завербовать для работы на британскую разведку МИ-6. Дескать, в этом случае Лондон ни за что не выдаст нам этого беженца. Неужели Латынина полагает, что органы прокуратуры вправе были ради дипломатического расчета закрыть глаза на широковещательное заявление Лугового? Также и предположение, что Москва готовилась к торгу об обмене Березовского на Лугового, оставим на совести английских газетчиков. В противном случае выдача Лугового была бы совершенно скандальным отказом от собственного суверенитета и российской власти пришлось бы держать ответ перед своими гражданами, да и для мирового сообщества это не осталось бы незамеченным.

К счастью, этого не произошло. Однако МИД Великобритании назвал отказ в экстрадиции "неприемлемым" и пригрозил санкциями. На следующий день "Таймс" уточнила, что речь может идти о прекращении сотрудничества в ряде областей, в том числе - что самое удивительное - в области борьбы с терроризмом. Публике ничего не известно об английском содействии России в борьбе с терроризмом. По крайней мере, и Березовский, и Закаев пользуются официальным покровительством Лондона, невзирая на выдвигаемые против них обвинения. Зато если российские спецслужбы откажутся от содействия Альбиону в его борьбе с терроризмом, последствия для британцев могут оказаться весьма печальными. Сегодня другое британское издание, "Телеграф", обнародовало предположение, что реакция Лондона ограничится высылкой группы российских дипломатов, на что, несомненно, незамедлительно последует симметричный ответ Москвы. По мнению "Телеграф", выводить британские инвестиции из России означало бы высечь самих себя.

- А вы думали, что я высеку-с? Что я Илюшечку возьму да сейчас и высеку перед вами для вашего полного удовлетворения? Скоро вам это надо-с? - проговорил штабс-капитан, вдруг повернувшись к Алеше с таким жестом, как будто хотел на него броситься. - Жалею, сударь, о вашем пальчике, но не хотите ли, я, прежде чем Илюшечку сечь, свои четыре пальца сейчас же на ваших глазах, для вашего справедливого удовлетворения, вот этим самым ножом оттяпаю? Четырех-то пальцев, я думаю, вам будет довольно-с для утоления жажды мщения-с, пятого не потребуете?..

(Ф. М. Достоевский "Братья Карамазовы")

Однако Россия, в отличие от штабс-капитана Снегирева, вполне готова "Илюшечку высечь", то есть предать Андрея Лугового суду. Она лишь категорически не соглашается отдать "Илюшечку" на расправу постороннему человеку. В официальном ответе Генпрокуратуры РФ на запрос Королевской прокурорской службы прямо отмечено, что уголовное дело в отношении Лугового может быть рассмотрено российским судом, и содержится просьба передать в Москву материалы, собранные Скотленд-Ярдом. Кстати, предшествующее поведение Генпрокуратуры РФ в вопросе о расследовании обстоятельств смерти Литвиненко было безупречным. На Большой Дмитровке еще в декабре прошлого года возбудили уголовное дело и вскоре позволили английским детективам допросить в России и Андрея Лугового, и Дмитрия Ковтуна. Разумеется, все это было сделано с учетом невозможности экстрадиции. Но теперь Великобритания отказалась от такого предложения и официально мотивировала свой отказ неверием в независимость и беспристрастность российских судов.

Когда подобные заявления делают газетчики, общественные деятели, даже парламентарии - это еще приемлемо как проявление свободы мнений. Но официально высказываемое недоверие одного государства другому - это уже смахивает на нарушение общепризнанных принципов суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела других государств. Россия подобного себе не позволяла. Похоже, презрение к "туземным" конституциям и судам в потомках колонизаторов неистребимо, невзирая на всю наносную политкорректность второй половины ХХ века!

Мы видим, что именно официальный Лондон препятствует правосудию в деле об убийстве Александра Литвиненко: выдвигается невозможное требование и под самым бесцеремонным предлогом отвергается единственный юридически допустимый вариант. Похоже, правительство Гордона Брауна выполняет антироссийское "завещание" Тони Блэра и зачем-то ищет явно надуманный повод для драки. После этого было бы верхом цинизма утверждать, что на Даунинг-стрит озабочены исключительно безопасностью британских граждан! Неужели там действительно верят, что абрамовичи, убоявшись потерять свои зарубежные футбольные клубы и замки, способны так надавить на Кремль, что там забудут об очевидном конституционном требовании?!

Между тем президент наполняемого Березовским Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб утверждает на всех углах, что руками Лугового с Литвиненко расправилась Российская Федерация и что это акт агрессии против Соединенного Королевства... Сейчас Москва проявляет исключительную внешнюю сдержанность, но очень хочется надеяться, что она останется непреклонно стоять на позиции права.

12.07.2007

http://www.russ.ru/lyudi/voennaya_groza
 

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован