16 июня 2006
2111

Лев Сигал: Не бойтесь стольный град переменить!

Не так давно автору этих строк довелось побывать в Алма-Ате. Десять лет тому назад она перестала быть столицей Казахстана — органы государственной власти переехали в Целиноград, попутно переименованный в Астану, что, собственно говоря, и переводится с казахского как "столица". Алма-Ата от этого захирела? Ничуть! Она остаётся крупнейшим экономическим и культурным центром нашего юго-восточного соседа, единственным в той стране мегаполисом. Население Алма-Аты продолжало расти, автомобильный поток — и подавно.

Представшая передо мной прежде, в 1993 году, Алма-Ата, являясь тогда официальной столицей государства, казалась тогда наоборот тихим провинциальным городом. Сейчас там автомобильные пробки и проблемы с парковкой в центре — под стать московским.

Иными словами, в современном мире город, в котором расположены органы государственной власти, и крупнейший, а потому престижнейший, по сути, главный город страны — понятия совсем не тождественные. Разве США ассоциируются не с Нью-Йорком? Канада — не с Монреалем? Австралия — не с Сиднеем? Бразилия — не с Рио-де-Жанейро? ЮАР не с Кейптауном? Между тем во всех этих странах местом пребывания органов государственной власти являются куда как более скромные города: Вашингтон, Оттава, Канберра, Бразилия, Претория. Мы видим, что несовпадение — феномен Нового Света, тогда как совпадение — феномен Старого Света.

И это вполне объяснимо. Пресловутая зависимость бизнеса от власти в современном обществе минимальна. Максимальной она была в традиционных обществах. Это там ядром города выступал замок властителя, который притягивал к себе ремесленный и торговый люд. Само слово "государство" означает по-русски "господство", "власть". Город, в котором жил и работал самый сильный из феодалов, становился историческим центром формирования национальных государств.

Москва потому и явилась древней столицей, что её князья, начиная с Ивана Калиты, политически преобразовывали окружавшее их пространство, превращая его в Московию. В ту пору московитянами, московитами, москалями стали звать не жителей города, а жителей страны. Да и сейчас иной раз вдали от родины, сказав, что ты из Москвы, услышишь уточняющий вопрос: "Из самой Москвы?". Собеседник при этом предполагает, что ты Москвой, быть может, обобщённо назвал всю центральную Россию.

Иван Грозный, пожалуй, первым по-настоящему почувствовал себя не великим князем Москвы, а русским царём и уехал в Александрову слободу, мудро отодвинув свою резиденцию от исторического центра своей земли. Ещё решительней перерезал пуповину Пётр I. Но и в Российской Империи Москва вовсе не оказалась в забвении, а всегда почиталась священной и древней столицей. "Москва. Как много в этом звуке для сердца русского слилось!", — эти строки писались, когда город формально столицей не был. Угроза немецкого наступления в начале 1918 года заставила Ленина вывезти советское правительство из Питера. Аналогичным образом — в Великую Отечественную войну большую часть наркоматов тайно эвакуировали в Куйбышев. (Лишь Сталин демонстративно оставался в Москве, чтобы своим отъездом не сеять панику).

Однако сейчас возвращать российское правительство в Питер было бы не самым дальновидным решением. Пётр заложил Санкт-Петербург на совершенно пустом месте. Ныне он давно и прочно продолжает быть вторым российским мегаполисом. Пусть таковым и остаётся. Перевод туда Конституционного суда РФ означает вовсе не перевод столицы, а стремление ещё более укрепить независимый от прочих высших органов власти статус этого специального органа конституционного контроля. Стань сейчас Питер полноценной столицей, это ничуть не решило бы проблему отделения органов центральной власти от мегаполиса. Строить новую столицу на голом месте, подобно Петру, пожалуй, роскошь, позволительная разве что для абсолютного самодержца.

Поэтому лучшим местом для выбора новой столицы представляется какой-нибудь средних размеров город в центральной России, ни в коем случае не мегаполис. Оптимальным решением, наверное, был бы Владимир. Здесь и глубокие исторические корни, и красивое русское имя ("владей миром"), и территориальная близость к той же Москве, значение которой наверняка будет оставаться огромным. Между тем ныне Владимир — это вовсе не город-музей, как Суздаль, а обычный современный промышленный центр. В таком городе можно создать оптимальные условия для функционирования федеральных органов власти, в том числе для обеспечения их безопасности. Ведь перекрытие дорог, столь неудобное для мегаполиса, — это вовсе не блажь и не спесь начальства, как полагают некоторые обыватели, а мера безопасности. Кортеж должен постоянно двигаться со скоростью не менее ста километров в час, чтобы снайпер-террорист не мог прицелиться.

А Московский Кремль будет уже функционировать исключительно как историко-культурный и художественный музей-заповедник, что впредь уже не будет создавать туристам ненужных помех. Дом правительства и здание Государственной Думы пустовать также не будут, а вот строить новый парламентский центр на Пресне уже не понадобится. Но слишком заметно жизнь в Москве, конечно, не переменится. Кстати, если считать столицей — и это естественно — место пребывания работающего главы государства, то она и сейчас на несколько недель в году перемещается в Сочи, либо в различные резиденции в центральной России. Так что стоит отказаться от старосветских стереотипов мировосприятия и подойти к делу рационально.


http://www.apn.ru/publications/article9858.htm

16.06.2006
 

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован