08 февраля 2005
1477

Лев Сигал: Кровавая бухгалтерия

Снова еврейский вопрос

Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия вынесла официальное письменное предупреждение газете "Русь Православная", являющейся де-факто приложением к газете "Советская Россия". Причиной вынесения предупреждения стала публикация скандального антисемитского обращения к генеральному прокурору РФ Владимиру Устинову.

В принципе такое предупреждение - первый шаг к прекращению судом деятельности СМИ. Вот что гласит статья 16 Закона РФ "О средствах массовой информации".

Основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные в течение двенадцати месяцев нарушения редакцией требований статьи 4 настоящего Закона, по поводу которых регистрирующим органом делались письменные предупреждения учредителю и (или) редакции (главному редактору), а равно неисполнение постановления суда о приостановлении деятельности средства массовой информации.

Однако, как известно, такие судебные акты выносятся редко. К тому же они малоэффективны. Например, после того, как суд прекратил деятельность газеты "Лимонка", она продолжила выходить "под крышей" газеты "Генеральная линия".

Что касается правовой оценки обращения как такового, то признаки "возбуждения ненависти либо вражды" (ст. 282 УК РФ) могут содержаться, разумеется, не в обращении в прокуратуру как таковом, а в факте его публикации. Ибо 282 статья предусматривает ответственность лишь за публичные действия. Ну, и, конечно, ни о какой "подаче в суд" со стороны граждан или организаций не может быть и речи. Граждане и организации могут только просить прокуратуру возбудить уголовное дело по факту публикации или, например, по факту скандального телевизионного выступления Альберта Макашова. Формальные основания для этого есть, хотя лично я не думаю, что юридическое преследование антисемитов заставит их полюбить евреев.

Холодная самооборона

Очередная вечерняя драка молодежи в московском метро, на станции "Белорусская", обсуждалась СМИ на минувшей неделе. Двое кавказцев вступили в столкновение с шестерыми славянами и трем из них нанесли ножевые ранения. По версии пострадавших, изложенной "Комсомольской правдой", кавказцы беспричинно набросились на них с ножами. Впрочем, молодые люди признались, что были навеселе. Между тем прочие СМИ сообщили, что кавказцы пустили в ход холодное оружие, отбиваясь от нападения.

Это выглядит значительно более правдоподобно. Трудно поверить, что двое молодых людей, охваченные беспричинным неистовством, набросились на шестерых нетрезвых сверстников. Если даже предположить, что их обуял кровожадный дух, то они скорее должны были бы выбрать более подходящий объект - какого-нибудь несчастного бомжа, например. Если милиция последует иной логике, то это будет напоминать анекдот про "Мерседес", врезавшийся в каток. Гаишник из анекдота обращается к водителю катка со словами: "Рассказывай теперь, как обгонял, как подрезал".

Пафос некоторых националистов относительно того, что порезанные парни - не бритоголовые, является типичной подменой тезиса. Психология подвыпившей молодежной компании известна: чтобы затеять драку не обязательно быть бритоголовым или закоренелым хулиганом.

Но кроме установления фактов, этот инцидент поставил перед непрофессиональной аудиторией и правовые вопросы. Один из журналистов, анализируя проблему избиений "инородцев", написал:

"Впереди - уголовное разбирательство, которое еще неизвестно чем закончится. Факт нападения скинхедов на кавказцев из-за неприязни на националистической почве еще придется доказывать, тогда как факт ножевых ранений, причиненных кавказцами, как говорится, налицо. Даже если кавказцам и их адвокатам удастся обосновать правомерность самообороны, то за ношение холодного оружия все равно так или иначе придется отвечать. Именно последнее соображение заставляет предположить, что угроза со стороны скинхедов и других националистов по отношению к "лицам кавказской национальности" стала столь велика, что они уже не думают об осторожности и последствиях, намереваясь защищать себя всеми возможными способами. Скинхед стал страшнее милиционера, который может при обычной проверке документов на улице найти приготовленный нож и привлечь его обладателя к ответственности".

Журналист заблуждается. Действительно долгое время было предусмотрено три формы противоправных действий с холодным оружием: ношение, приобретение и сбыт. Любое из них влекло привлечение к уголовной ответственности по части 4, статьи 222 УК РФ. Однако 8 декабря 2003 года законом # 162-ФЗ была сохранена уголовная ответственность только за незаконный сбыт холодного оружия, его приобретение и ношение уже второй год как ненаказуемы.

Разумеется, милиция обязана расследовать каждый факт применения холодного оружия. Если кто-то пускает в ход нож в ответ на оскорбление или угрозы, которые по обстоятельствам дела благоразумному, уравновешенному человеку не следовало воспринимать всерьез ("мнимая оборона"), то он будет нести полноценную ответственность за причиненный вред. Но если факт нападения будет доказан, а оборона будет признана своевременной, то возникнет вопрос о соразмерности этой обороны характеру угрозы и интенсивности нападения.

Уголовный закон предусматривает два вида преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны: убийство (ч. 1, ст. 108 УК РФ) и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1, ст. 114). Необходимо пояснить, что под тяжким вредом здоровью законодатель понимает создание опасности для жизни или потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, а также неизгладимое обезображивание лица или значительную стойкую утрату трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.

Все это следует отличать от вреда здоровью средней тяжести (он сопряжен с пребывание в больнице сроком более 21 одного дня, но не влечет вышеуказанных последствий), легкого вреда здоровью (менее 21 дня в больнице) и, наконец, побоев. Иными словами, причинение побоев, легкого и даже средней тяжести вреда здоровью при необходимой обороне никогда не будет рассматривать как превышение ее пределов. Если же посягательство было сопряжено с угрозой жизни (либо по обстоятельствам дела могла быть воспринято как таковое), то ни о какой несоразмерности обороны вообще вопрос не возникнет. В любом случае преступления, предусмотренные ч. 1, ст. 108 и ч. 1, ст. 114, - это "привилегированные" преступления. Они предусматривают в качестве максимальной санкции лишение свободы на срок два года и один год соответственно.

По обстоятельствам столкновения в московском метро, как они описаны СМИ, очевидно, что никакой юридической ответственности обороняющаяся сторона понести не может. Трудно себе представить, что два трезвых молодых человека вдруг ринулись резать шестерых подвыпивших парней. Вред, причиненный нападавшим, судя по всему, является легким вредом здоровью. И причинен правомерно.

Иными словами, граждане имеют полное право вооружаться в целях самообороны. И не только холодным оружием, но и более хитроумными средствами, которые можно найти в охотничьих магазинах. Вплоть до пистолета "Оса". При том безо всякой лицензии. Весь вопрос в том, чтобы правомерно применять арсенал средств самообороны. Но я все же по многим причинам предпочитаю оставаться безоружным. И близким своим не советую вооружаться.

Счет за теракт

Значительно менее однозначная правовая ситуация возникает в связи с расследованием причин и ликвидацией последствий террористического акта. 24 августа 2004 года на борту двух самолетов, вылетевших из московского аэропорта "Домодедово" в Сочи и в Волгоград, террористки-смертницы произвели взрывы. Разумеется, все пассажиры и оба экипажа погибли. Родственники погибших, оправившись от шока, начинают выдвигать свои требования.

Как раз сейчас они в качестве потерпевших знакомятся с уголовным делом милиционера Михаила Артамонова, задержавшего смертниц в аэропорту, но отпустившего их без личного досмотра. Его обвиняют в халатности, которая повлекла по неосторожности смерть многих людей (ч. 3 ст. 293 УК РФ). Разумеется, обвиняемый, используя свое право на защиту, приводит самые разные доводы. Например, он якобы передал документы задержанных своему непосредственному начальнику. Но эту версию опровергли пятеро его сослуживцев, указавших, что начальник в тот день на дежурстве не находился.

Потерпевшие, тем не менее, версии Артамонова склонны верить, а пятерым его сослуживцам - нет, так как их показания "составлены, словно под копирку". Оно и понятно: родственники жертв теракта хотят, чтобы как можно более суровая кара постигла как можно большее число людей, чтобы были наказаны начальники как можно более высокого ранга. О том, что обвиняемый - единственная процессуальная фигура, которая не несет никакой ответственности за свои слова, они вряд ли задумывались.

Но уголовное наказание виновных лиц - это, конечно, не главное, что заботит сейчас потерпевших. Свои переживания и нужды они изложили в открытом письме президенту РФ Владимиру Путину.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В этом письме наша общая боль, невысыхающие слезы, крик о помощи. Сколько же горя должны перенести россияне, чтобы власти признали, что в стране правят продажность, коррупция, хамство и разгильдяйство. Ведь уже взрывались дома и поезда, убивали в роддоме и на улицах, был "Норд-Ост" и взорвавшиеся самолеты. И только варварский захват заложников в Беслане, от которого содрогнулся мир, заставил Вас, нашего президента, признать ошибки, допущенные исполнительной властью.

Вот Вы справедливо призываете нас сплотиться, объединиться, любить страну... А Россия нас любит?

1. Помните кадры, на которых были убитые в Беслане террористы? Они лежали на земле, прикрытые темной пленкой, и выглядели вполне прилично. А наши близкие, жертвы теракта в самолете?

Вы можете представить себе груду обезображенных голых тел, лежащих в прозрачных полиэтиленовых мешках в кузове грузовика? Жара, лед давно растаял... Чтобы опознать своих, перешагиваешь через остальных, боясь поскользнуться. Спрашиваем: "Почему они в таких мешках? Почему на улице под солнцем?" Ответ: "Скажите спасибо, что мы нашли еще такие длинные мешки и лед, ведь самолет упал в захолустье". Родина не смогла защитить своих граждан от террора, но неужели даже черного мешка с "молнией" они не заслужили? Ни их, ни нас, родственников, не пожалели. Как же надо не уважать нас, россиян, чтобы допустить такое надругательство над погибшими. Наверное, любой европеец подал бы в суд за причиненный моральный ущерб. А наш суд рассмотрит такой иск?

2. Теперь о материальной помощи. Спасибо губернатору и мэру города Волгограда. Без выделенных ими денег многие просто не смогли бы похоронить погибших. А дальше что? Остались сиротами дети - их надо растить, учить. Разовая помощь и унизительная пенсия за потерю кормильца их не спасут, боль - она ведь на всю жизнь. Родителей им не вернуть, так оставьте им всю зарплату кормильца (или достойное пособие лично от президента, или благотворительного фонда) до совершеннолетия. Закрепите за ними право на бесплатное обучение в вузах.

А осиротевшие родители? Многие из них пожилые, больные люди. После этой трагедии они стали совсем немощными и беззащитными. Погибшие дети были им опорой, помогали материально, заботились о них. Кто им поможет сейчас? Неужели государство не в силах выделить им небольшое пожизненное пособие. Это пособие даст им силы, ведь они будут знать, что сам президент помнит о них, скорбит вместе с ними и берет часть вины за случившееся на себя. Сменится президент, но старики будут чувствовать, что Родина помнит о них и той страшной трагедии. Это необходимо сделать еще и назло террористам.

3. Теперь о самом обидном.

О нас совсем забыли. Нашу трагедию заслонил Беслан. Неужели можно сравнивать горе, которое принесли теракты по количеству жертв? Но тем не менее о беслановцах помнят, они получают достойную, в том числе и материальную, помощь, необходимую для восстановления здоровья, воспитания детей, их образования и развития. О нас вообще не говорят, не пишут. Будто и не было взорванных двух самолетов. Почему?

Утаивание информации о терактах порождает слухи о том, что самолеты были сбиты российскими средствами ПВО в целях предотвращения событий, аналогичных 11 сентября в США.

О нас не говорите и Вы, Владимир Владимирович! Почему? Почему Вы забыли о нашем горе? Забвение, равнодушие убивают нас.

4. Вы, скорее всего, не в курсе того, что правительство выделило нам так называемую президентскую помощь в размере 100 тысяч рублей за каждого погибшего. Как горько осознавать, что жизнь безвинно погибших, принявших мученическую смерть, "стоит" так неприлично дешево. Нам стыдно за Россию перед всем миром. А Вам?

Уважаемый Владимир Владимирович! Нам необходимы Ваша поддержка и конкретная помощь. Найдите возможность поддержать сирот (детей и престарелых родителей) материально. Одноразовая помощь ушла на похороны, поминки, памятники.

По существующим законам пенсии детям положены минимальные, родители не получат ничего. А мы справедливо просим социальных гарантий для потерпевших, таких же, как в Беслане. Для нас очень важно, чтобы контроль за ходом следствия по обвинению должностных лиц, по вине которых был совершен теракт, осуществляла комиссия государственного уровня. Необходимо наказать не только непосредственных виновников, "стрелочников", но и компании "Ист-Лайн", "Домодедово", которые допустили грубейшие нарушения в "обеспечении авиационной безопасности" - статья 84 Воздушного кодекса РФ, статья 85 ВК РФ. Просим оказать нам достойную юридическую поддержку для подачи исковых заявлений судебных разбирательств к этим компаниям. Нами получено уведомление из Генпрокуратуры РФ о том, что предварительное следствие по уголовному делу #18/325568-04 по обвинению сотрудника милиции Артамонова М.Ю. в халатности окончено, и мы имеем право ознакомиться с материалами дела. Но нас, потерпевших, достаточно немалое количество, а именно 34 человека. Большинство проживают в Волгограде, не имея ни материальных, ни физических возможностей прибыть для ознакомления с делом в Москву. Убедительно Вас просим оказать нам помощь в ознакомлении с материалами уголовных дел, касающихся взрыва самолета, по месту нашего проживания в Волгограде.

Владимир Владимирович, мы очень надеемся на Вашу помощь и поддержку. С уважением, родственники погибших Ту-134.

Рискую навлечь на себя обвинения в кощунстве, в неуважении к чувствам родственников невинных жертв и, тем не менее, выступлю в неблагодарной роли advocatus diaboli. Весьма красноречив уже тот факт, что потерпевшие обращаются не в прокуратуру и суд, а к президенту и прессе. Из этого можно предположить, что они требуют не того, что им причитается по закону, а того, что им следует, по их мнению, дать по справедливости. Несколько слов об абстрактной справедливости. Если я, например, выйду в поле, и меня убьет удар молнии, то чем участь моих близких будет отличаться от горя родственников погибших Ту-134? Неужели моя вдова получит моральное право отправлять подобные письма?

Предположим, аналогия не во всем точная. Тогда еще более близкий пример. Терроризм - это преступление. Государство призвано бороться с преступностью, обеспечивать безопасность своих граждан. Немало людей погибает от рук преступников. Если последних изобличают и осуждают, то потерпевшие могут потребовать от них возмещения вреда, в том числе и морального. Но следует ли из этого, что государство виновно в чем-либо перед потерпевшими, если преступление не раскрыто и обязано с ними расплачиваться? Или если личность преступника установлена, но его уже нет в живых? Едва ли.

Выходит, что если потерпевших и пострадавших при чрезвычайных обстоятельствах оказывается много, а к самим обстоятельствам приковано внимание СМИ, то жертвы приобретают больше прав, чем жертвы ординарных несчастных случаев или преступлений. Не думаю, что это справедливо. Хотя государство порой следует именно этой политической логике. И особые компенсации, например, семьям матросов, погибших в подводной лодке "Курск", приводят к тому, что того же начинают требовать и семьи других погибших военнослужащих. Точно так же помощь жителям Беслана вызывает обиду у родственников авиапассажиров. Более того, они требуют от президента помощи не как благодеяния, а как "признания части вины". Издержки демократии и сопряженной с ней политической педагогики - что тут еще скажешь?

Теперь от рассуждений о справедливости перейдем к правовой стороне дела. Как видно из письма, государство сделало для семей погибших пассажиров больше, чем полагается потерпевшим от обычных преступлений или жертвам несчастных случаев. И тем не менее - l"appetit vient en mangent. Или есть еще русская сказка о "О рыбаке и рыбке". Конечно, европейцы, как и евразийцы, могут подавать какие угодно иски, но едва ли хотя бы один суд в мире подобный иск удовлетворит. Проводя поисково-спасательные работы, государство вовсе не обязано проявлять особую почтительную заботу о телах погибших. Это моральный долг их родственников.

Об "унизительности" размера пенсии в связи с потерей кормильца можно говорить точно так же, как и о скромном размере зарплат - это проблема всей экономики. Из области демагогии и вопрос о "недостаточности" единовременных пособий в сумме 100 тысяч рублей. В этом случае нужно только отметить похвальную последовательность власти. Как раз на такую сумму, согласно Воздушному кодексу РФ, должна быть застрахована от несчастных случаев жизнь каждого из пассажиров и членов экипажа. Поскольку 24 августа произошел не несчастный случай, а теракт, то есть преступление, этот случай - не страховой. Однако федеральная власть на основании индивидуального правового акта заплатила семьям пассажиров и членов экипажа те деньги, которые они получили бы от страховой компании, если бы катастрофа произошла, например, из-за технической неисправности или ошибки диспетчера (как в 2002 году над Боденским озером).

Вообще в России сложилась практика выплачивать семьям погибших при чрезвычайных обстоятельствах именно по 100 тысяч рублей. Столько, например, получили из бюджета Москвы родственники погибших в театральном центре "На Дубровке", при обрушении крыши аквапарка в Ясенево и т.д. Очевидно, что всякое отступление от этого правила вызовет обиду у тех, кто получил меньше. Денег, как известно, никогда не бывает слишком много. Наконец, едва ли заслуживает комментирования просьба, вопреки процессуальному законодательству, поставить следствие под контроль какой-то "государственной комиссии".

При всем при этом нужно отметить, что существует закон "О борьбе с терроризмом". И в нем есть статья 17, предписывающая субъекту РФ, на территории которого произошел теракт, возмещать вред от него. Адвокат Игорь Трунов, как известно, пытался добиться от судебной власти применения этой статьи в отношении пострадавших от теракта на Дубровке. Но единственным результатом его усилий стали несколько статей, опубликованных им в юридических изданиях. Суд сделал вывод, что, например, требование к государству сохранить жизнь всех заложников при проведении операции по их освобождению означало бы возложение на него бремени "непосильной ответственности" - ad impossibila nemo tenetur. Эта безрезультатность породила в юридическом сообществе убеждение, что статья 17 закона "О борьбе с терроризмом" является мертворожденной, так не согласуется со всей системой гражданского права. И с тех пор попыток ее применить уже не было.

Видимо, по той же причине потерпевшие от "самолетного теракта" не надеются, что казна им что-то заплатит за халатность милиционера Михаила Артамонова. Хотя кое-какие основания для такой постановки вопроса можно найти в статье 1069 Гражданского кодекса РФ. Зато становится совершенно понятным, почему они настаивают на виновности сотрудников службы безопасности компании "Ист-Лайн".

Дело в том, что согласно статье 1068 ГК РФ "юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей". В виду того, что непосредственных причинителей вреда - террористок-самоубийц - нет в живых, не питая надежд отсудить что-либо у казны, потерпевшие рассчитывают поправить свое имущественное положение за счет авиационного предприятия. Есть ли у них для этого правовые основания? Вот что гласит Воздушный кодекс РФ.

Глава XII. Авиационная безопасность

Статья 83. Авиационная безопасность

1. Авиационная безопасность - состояние защищенности авиации от незаконного вмешательства в деятельность в области авиации.

2. Авиационная безопасность обеспечивается службами авиационной безопасности аэродромов или аэропортов, подразделениями военизированной охраны аэродромов или аэропортов, службами авиационной безопасности эксплуатантов (авиационных предприятий), а также уполномоченными органами, наделенными этим правом федеральными законами.

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

Службы авиационной безопасности аэродромов или аэропортов и службы авиационной безопасности эксплуатантов (авиационных предприятий) являются службами с особыми уставными задачами.

3. Незаконное вмешательство в деятельность в области авиации - противоправные действия (бездействие), угрожающие безопасной деятельности в области авиации, повлекшие за собой несчастные случаи с людьми, материальный ущерб, захват или угон воздушного судна либо создавшие угрозу наступления таких последствий.

Статья 84. Обеспечение авиационной безопасности

1. Лица, осуществляющие прием, отправку или обслуживание воздушного судна, обязаны принимать меры по обеспечению авиационной безопасности.

2. Авиационная безопасность обеспечивается посредством:

1) предотвращения доступа посторонних лиц и транспортных средств в контролируемую зону аэропорта или аэродрома;

2) охраны воздушных судов на стоянках в целях исключения возможности проникновения на воздушные суда посторонних лиц;

3) исключения возможности незаконного провоза на воздушном судне оружия, боеприпасов, взрывчатых, радиоактивных, отравляющих, легковоспламеняющихся веществ и других опасных предметов и веществ и введения особых мер предосторожности при разрешении их провоза;

4) предполетного досмотра;

5) реализации мер противодействия актам незаконного вмешательства в деятельность в области авиации и иных мер, в том числе мер, осуществляемых с участием правоохранительных органов.

3. Службы авиационной безопасности имеют право задерживать для передачи правоохранительным органам лиц, нарушивших требования авиационной безопасности, а также багаж, грузы и почту, содержащие предметы и вещества, запрещенные к воздушным перевозкам, а в случаях, если жизни или здоровью пассажиров, членов экипажа воздушного судна или других граждан угрожает опасность, применять меры в соответствии с законодательством Российской Федерации. Сотрудникам служб авиационной безопасности при исполнении служебных обязанностей разрешается ношение и применение служебного оружия в порядке, установленном федеральными законами.

4. Требования авиационной безопасности и порядок их выполнения устанавливаются федеральными авиационными правилами.

Статья 85. Предполетный досмотр

1. В целях обеспечения безопасности пассажиров и членов экипажа воздушного судна обязательному предполетному досмотру подлежат воздушное судно, его бортовые запасы, члены экипажа, пассажиры, багаж, в том числе вещи, находящиеся при пассажирах, а также грузы и почта.

2. Предполетный досмотр пассажиров, багажа, в том числе вещей, находящихся при пассажирах, проводится в аэропорту или на воздушном судне уполномоченными лицами служб авиационной безопасности. К участию в предполетном досмотре могут привлекаться сотрудники органов внутренних дел на транспорте.

Проведение предполетного досмотра не исключает возможность проведения досмотра при осуществлении оперативно-розыскной, уголовно-процессуальной и иной деятельности уполномоченными на то лицами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

При выполнении международных полетов воздушных судов предполетный досмотр проводится после осуществления пограничного, таможенного, санитарно-карантинного, иммиграционного, ветеринарного, фитосанитарного и иного контроля.

3. При отказе пассажира воздушного судна от предполетного досмотра договор воздушной перевозки пассажира считается расторгнутым.

4. Правила проведения предполетного досмотра устанавливаются федеральными авиационными правилами.

Итак, закон возложил в данном случае на компанию "Ист-Лайн" обязанность "принимать меры по обеспечению авиационной безопасности". Но следует ли из этого, что такие меры должны давать полную гарантию защищенности от террористических актов? Разумеется, компания была бы виновна, если бы предполетный досмотр вообще не проводился. Но едва ли допустимо объективное вменение, то есть признание компании виновной лишь на основании того факта, что взрывчатое вещество все-таки оказалось на борту. Как известно, на всякую хитрую защиту рано или поздно находится хитрый прием. Неслучайно еще древние римские юристы различали два вида неосторожности: грубую (culpa lata) и легкую (culpa levis). И уж тем более они выделяли понятие casus - несчастный случай, при котором нельзя говорить о чьей-то вине.

Однако тот же Воздушный кодекс возлагает на авиапредприятие гражданскую ответственность (в том числе без вины) за любой несчастный случай и обязывает его страховать свою ответственность перед третьими лицами. И такова мировая практика. Но несчастный случай - не преступление. Вопрос об обязательном страховании еще и от террористических актов обсуждается во всем мире. Очевидно, однако, что эта страховка неизбежно ляжет дополнительным бременем на пассажиров. Ибо какой же предприниматель будет вести дело себе в убыток и не перенесет свои дополнительные затраты на конечного потребителя?

В чем-то сходная ситуация возникла в связи с обрушением крыши аквапарка "Трансвааль" в московском районе Ясенево 14 февраля 2004 года. Адвокат Андрей Князев, действуя в интересах восьмилетней Юлии Милогородской, у которой в аквапарке погибли родители, сумел добиться решения Черемушкинского районного суда Москвы о взыскании с владельца аквапарка - компании "Европейские технологии и сервис" 500 тысяч рублей в пользу истицы. Правовым основанием послужил параграф 3 главы 59 ГК РФ, посвященный возмещению вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ, услуг. Принципиальная разница ситуаций состоит в том, что в аквапарке произошла техногенная катастрофа, а в небе были совершены теракты.

Однако и в случае с аквапарком должник отказывается добровольно исполнить решение суда, ссылаясь на то, что следствие не окончено и виновные не установлены (хотя у него есть право позже заявить виновному требования в порядке регресса). Поэтому сейчас осуществляется исполнительное производство: в январе судебный пристав наложил арест на принадлежащие компании "Европейские технологии и сервис" автомобили и спортивный инвентарь, чтобы продать их с публичных торгов и удовлетворить взыскателя. Останется ли у компании имущество для удовлетворения требований других потерпевших, если они обратятся в суд, неочевидно.

В целом, похоже, в России будет преобладать внесудебная компенсация вреда пострадавшим от чрезвычайных обстоятельств со стороны государства. Недавно первый вице-премьер Москвы Людмила Швецова, так сказать, отчиталась перед москвичами.

Во-первых, это непроходящая, щемящая боль всего нашего многострадального народа. Она не может быть компенсирована никакими видами социальной поддержки. И все же в Москве система социальной помощи и реабилитации пострадавших налажена. На это работает городская система здравоохранения. Пострадавшие берутся на постоянный учет, и их восстанавливают по индивидуальным программам. Все расходы, связанные с захоронением пострадавших в результате террористических актов, в том числе на "Автозаводской", и обрушения купола аквапарка "Трансвааль", были оплачены Правительством Москвы из расчета 18261 рубль на одного погибшего. Столичным Департаментом социальной защиты населения производились также компенсационные выплаты. Согласно распоряжению Правительства Москвы, семьям погибших выплачено по 100 тысяч рублей, 50 тысяч получили пострадавшие, находившиеся на лечении в стационарных учреждениях, по три тысячи рублей было выделено гражданам, получившим амбулаторную медицинскую помощь. Назначены ежемесячные выплаты детям, потерявшим родителей, в размере 1,5 тысячи рублей. Вообще трагические события последних лет создали органам социальной защиты и медицинским учреждениям Москвы своеобразную проверку на прочность. Лучшие специалисты столицы участвовали в организации медицинской, социальной помощи и психологической реабилитации жертвам многочисленных терактов не только в Москве, но и в других регионах. В первую очередь, конечно, в Беслане.

Особо хотела бы сказать о мерах, предпринимаемых нами для реабилитации жертв террористических актов, произошедших в Москве за последние 5 лет. Таких терактов было совершено 11. В результате погибли 397 человек (82 ребенка потеряли родителей), на стационарном лечении находились 1003 человека, 148 получили медицинскую помощь амбулаторно.

Пострадавшим и семьям погибших выплачивалась единовременная материальная помощь и компенсация стоимости утраченного имущества. Общие затраты городского бюджета составили более 75 млн. рублей.

Семьям, утратившим жилье в результате взрывов на улице Гурьянова и Каширском шоссе, выделены квартиры в домах-новостройках, предоставлена необходимая мебель, оказана помощь в переезде.

Органами социальной защиты населения осуществляется социальный патронаж над детьми, родители которых погибли в результате терактов. В летний период для детей организуется оздоровительный отдых, в течение года они обеспечиваются билетами на городские и благотворительные культурно-массовые мероприятия. По мере необходимости решаются другие возникающие проблемы (содействие в поступлении или переводе на учебу на бюджетные отделения, приобретении компьютера, ремонт в квартирах и др.).

Всем проживающим в Москве детям, потерявшим в результате террористического акта одного или обоих родителей (56 человек), помимо пенсии по случаю потери кормильца и городской доплаты к пенсии - 1600 рублей, производится дополнительная ежемесячная компенсационная выплата в размере 1500 рублей.

Членам семей погибших и пострадавшим в результате терактов предоставлялась бесплатная реабилитационная помощь. Выделяются санаторно-курортные путевки с учетом профиля лечения в удобное для них время.

Здесь необходимо отметить общую проблему чрезвычайных ситуаций, будь то теракт или техногенная катастрофа. Для пострадавших, членов их семей одинаково важно не только сопереживание, социальная поддержка, но и справедливое наказание виновников произошедшего. Фактически, согласно законодательству, компенсацию пострадавшим в любом случае несет бюджет региона. В то же время, например, ответственность за поимку террористов лежит на федеральных силовых ведомствах. Налицо определенный дисбаланс. Это не значит, что Москва хотела бы отказаться от какого-либо участия в реабилитации пострадавших, но хотелось бы по крайней мере более справедливого распределения ответственности. А то складывается ситуация, когда региональная власть выплачивает компенсацию, общественное мнение видит за этим косвенное признание собственной вины: мол, недоглядели. Вину должен нести своевременно непосредственный виновник трагедии.

Кучма ответит за чижика

Тем временем на Украине Верховная Рада обратилась в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против бывшего президента Леонида Кучмы. Его подозревают во многих преступлениях от получения взяток до убийства журналиста Георгия Гонгадзе. Еще в 2002 году киевским судьей в ответ на обращение оппозиционных депутатов было возбуждено уголовное дело в отношении Кучмы, но оно было приостановлено после решения Конституционного суда о том, что президент пользуется неприкосновенностью до истечения своих полномочий. И вот они истекли. Похоже, председатель правительства Юлия Тимошенко намерена поквитаться с Кучмой за несколько недель, которые ей пришлось провести в следственном изоляторе.

Вполне можно допустить, что подозрения в отношении Кучмы юридически обоснованы. Однако с позиций истории Кучма или Шеварднадзе, конечно, не были самыми "кровавыми тиранами" на постсоветском пространстве. Скорее даже наоборот. Например, Григорий Явлинский воздал должное Кучме. Такова ирония истории. Кучму можно сравнить с тем воеводой Топтыгиным у Салтыкова-Щедрина, который всего только чижика съел. Но за чижика ему, быть может, придется расплатиться сполна.

У нас Джексону скидка бы вышла

В калифорнийском городе Санта-Моника начался судебный процесс над поп-певцом Майклом Джексоном. Его обвиняют в "сексуальном домогательстве к несовершеннолетним, в спаивании детей и в тайном сговоре с целью похищения, неправомерного лишения свободы и вымогательства". Если его признают виновным, то ему грозит более 20 лет лишения свободы.

Проанализируем эти обвинения, представив себе, что кто-либо совершил бы их на территории России. Понятия "сексуальное домогательство" российская правовая система не знает. Но есть такое понятие как "развратные действия в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста" (ст. 135 УК РФ). Если это не половое сношение и насилие не применялось, то это преступление средней тяжести, которое наказывается лишением свободы на срок до 3 лет. Если "спаивание детей" можно квалифицировать как их "вовлечение в систематическое употребление спиртных напитков" - именно систематическое, а не разовое, - то применима статья 151 - до 4 лет.

"Тайный заговор" не является в России оконченным уголовным деянием. Но его следует трактовать как приготовление к преступлению. Наказуемо приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Неправомерное лишение свободы без похищения таковым не является. Зато с учетом квалифицирующего признака "группой лиц по предварительному сговору" таковыми являются "похищение человека" и "вымогательство". Очень трудно поверить, что совсем не бедный певец планировал вымогательство. Но если это так, то, скорее всего, в "особо крупном размере" (для России это означает сумму свыше миллиона рублей). Максимальное наказание за приготовление к преступлению не может быть выше половины наказания за оконченное преступление. В итоге мы получаем десять лет (по ч. 2, ст. 126) и семь с половиной лет (по ч. 3, ст. 163). Но механически складывать эти сроки нельзя. Согласно правилу части 3 статьи 69 при совокупности преступлений окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный размер наказания за наиболее тяжкое из преступлений.

Итак, в России по этим же обвинениям Майкл Джексон мог бы получить максимум 10 лет лишения свободы.


08.02.2005

http://www.russ.ru/stat_i/krovavaya_buhgalteriya
 

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован