18 декабря 2004
1707

Лев Сигал: Дикий Запад им поможет

Центральным событием стал уникальный случай: вмешательство судьи Литиции Кларк из техасского города Хьюстон (США) в спор между крупнейшей российской компанией и российским государством. Возможно, этот факт пополнит коллекцию парадоксальных решений американских судей. Тем временем вслед за ЮКОСом претензии по налоговым недоимкам предъявлены "Вымпелкому". А Верховный суд РФ, как и предполагалось, отказал в удовлетворении заявления право-левой оппозиции о признании недействительными прошлогодних выборов в Думу.

Casus Lititiae

Из-за болезни судьи Ирины Колесниковой Мещанский районный суд Москвы, рассматривающий дело Крайнова, Лебедева и Ходорковского, на минувшей неделе заседал только дважды: 14 и 16 декабря. За это время было, в частности, вынесено постановление о продлении срока пребывания Платона Лебедева под стражей - до 26 марта. В постановлении суда отмечено, в частности "нормальное состояние здоровья" подсудимого, которого его сторонники объявили уже много месяцев находящимся при смерти.

Зато совершенно невероятный поворот приобрело дело о самой компании ЮКОС. Как известно, на 19 декабря (воскресение) назначен аукцион по продаже 77 процентов акций "дочки" ЮКОСа - ОАО "Юганскнефтегаз", где сосредоточено около 60 процентов нефтедобычи ЮКОСа. Стартовая цена преобладающего пакета "Юганскнефтегаза" - $8,6 млрд. (в ЮКОСе это сумму считают заниженной по отношению к рыночной цене минимум вдвое). Заявки на участие в аукционе подали "Газпром" и еще два малоизвестных юридических лица. Кредитует "Газпром" для участия в этой сделке консорциум западных банков во главе с "Дойче банком".

Аукцион проводит Российский фонд федерального имущества, а назначен он судебным приставом на основании решения Арбитражного суда Москвы для частичного удовлетворения требования Министерства по налогам и сборам. Налоговики требуют, чтобы ЮКОС уплатил недоимки за последние три года вместе с пеней и штрафами, то есть сумму порядка $26,7 млрд. Поскольку компания этого не сделала, судебный пристав вынес постановление о наложении взыскания на имущество должника.

Столь значительная сумма требований налогового ведомства связана, главным образом, со штрафами. Согласно Налоговому кодексу РФ, если налогоплательщик умышленно уклоняется от уплаты налогов, то подлежащая уплате сумма удваивается, а если он сделал это неоднократно - удваивается вновь. Нет ничего удивительного в том, что при такой арифметике налоговые претензии, пересчитанные за прошлые годы (закон позволяет вести пересчет в течение трех лет), могут превысить сумму активов должника, и он сделается банкротом.

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" не просто дает должнику право, а обязывает его обратиться в арбитражный суд по месту своего нахождения с заявлением о собственном банкротстве, если сумма требований кредиторов превышает сумму его активов или если наложение взыскания на имущество создает "существенные затруднения" в хозяйственной деятельности должника (ст. 9). Правовой институт банкротства создан как раз для того, чтобы помочь должнику расплатиться со своими кредиторами, желательно не разорившись. Процедура банкротства сложна и нередко длится годами. Суд, прежде всего, приостанавливает всякое отчуждение имущества должника, в том числе исполнительное производство, устанавливает мораторий на погашение кредиторской задолженности, прерывает начисление пеней и назначает управляющего, обязанного в течение определенного времени озаботиться о финансовом оздоровлении должника. И только если после этого придется все-таки констатировать невозможность расплатиться с кредиторами, производится ликвидация должника - юридического лица и распродажа его имущества с публичных торгов.

В этом смысле заявление ЮКОСа о собственном банкротстве вроде бы имеет под собой основания. "Странное и чудовищное" вовсе не это, а то, что 15 декабря ЮКОС подал заявление о банкротстве в Арбитражный суд Москвы, а в суд... города Хьюстона (штат Техас, США). В заявлении содержится ссылка на главу 11 раздела 11 Кодекса "О банкротстве" США. В порядке обеспечительной меры заявитель просил американский суд приостановить проведение аукциона по продаже "Юганскнефтегаза".

Кроме того, в этом заявлении содержатся такие фантастические просьбы к суду как "принудить" Российскую Федерацию к рассмотрению своих споров с компанией в международном арбитраже. Объявлено даже о намерении взыскать с российского государства $38 млрд. в качестве убытков, понесенных акционерами ЮКОСа в связи с предъявлением к компании "незаконных, дискриминационных и несоразмерных налоговых претензий". Словом, может показаться, что ЮКОС вовсе даже не российская компания, а иностранная. Однако очевидно, что применять, а, следовательно, по сути, и толковать российское налоговое законодательство могут только российские суды. Как бы далеко ни зашел процесс глобализации, принцип национального суверенитета еще никто не отменял.

Не только в России, но за рубежом сенсационное известие встретили очень скептически. Например, газета "Вашингтон пост" неоднократно цитировала менеджеров крупных российских компаний - американцев, которые утверждали, что дело ЮКОСа в правовом плане бесперспективно. Взволнованное и бессвязное заявление передал через адвокатов Михаил Ходорковский.

"В создавшейся на сегодняшний день ситуации считаю необходимым высказать свою позицию по решению менеджмента НК ЮКОС. Огорчает такое развитие событий. Но не могу осуждать иностранных менеджеров и совет директоров компании за подачу заявления о реорганизации в американский суд. Они сделали больше, чем можно было от них ожидать для спасения компании, и сейчас уже защищают свою личную репутацию. А акционерам компании это, конечно, не поможет.
Но менеджмент понять можно. А вот власть, которая проявляет неумение и нежелание действовать в интересах страны в целом и довела компанию до разрушения, а фондовый рынок - до стагнации в условиях прекрасной экономической конъюнктуры, понять трудно. Если, конечно, считать, что власть заботят именно интересы страны".

Однако 17 декабря американская судья Литиция Кларк посрамила скептиков: удовлетворила просьбу ЮКОСа об обеспечительных мерах и запретила воскресный аукцион. Пока, правда, только на ближайшие десять дней. Кстати, за день до вынесения ею решения представитель Госдепартамента США Ричард Баучер заявил, что ЮКОС имеет право защищать свои интересы любыми законными способами. Тем самым он косвенно признал законным обращение российской компании в американский суд с просьбой начать процедуру ее банкротства.

Кажется, все до единого комментаторы, включая представителей ЮКОСа, убеждены, что в России определение американского суда исполняться не будет. Вся надежда инициаторами обращения к техасскому правосудию возлагается на то, что это определение испугает консорциум западных банков - потенциальных кредиторов "Газпрома", у которых имеются серьезные деловые интересы в США. Судя по всему, именно это и произошло.

Между тем и Арбитражный процессуальный кодекс РФ, и Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и другие российские законы предполагают признание и исполнение актов иностранных судов. Правда, при наличии соответствующего международного договора. У США нет таких договоров ни с одной страной мира, однако это не мешает американским судам с 1935 года признавать и исполнять акты советских, а позже российских судов. Здесь действует принцип международной взаимности, и формальных препятствий нет. Есть только одна процедурная особенность. Она состоит в том, что отечественные суды должны сначала рассмотреть акты иностранных судов, а затем уже выдать на их основании исполнительный лист.

Проблема совсем не в этом. Как может компания быть зарегистрирована в качестве налогоплательщика в одной стране, а процедуру своего банкротства начать в совершенно другой?! Вот в чем вопрос.

"Ключевой вопрос, есть ли основания начинать процедуру банкротства ЮКОСа в Хьюстоне, а не в Москве, но Кларк заняла сторону ЮКОСа

Финансовый директор ЮКОСа Брюс Мизамор заявил, что подал заявление в надлежащем месте, поскольку работает у себя дома в Хьюстоне после того, как две недели тому назад получил сообщение от "информированного лица", посоветовавшего ему не возвращаться в Россию.

Под перекрестным допросом со стороны адвокатов "Газпрома" Мизамор признал, что "практически все" активы ЮКОСа находятся в России. А когда его спросили, сколько из ста тысяч работников компании находятся в США, Мизамор ответил: "В настоящее время один", имея в виду себя", - пишет Associated Press.

Иными словами, г-н Мизамор подал заявление по месту своего жительства, ссылаясь на чрезвычайные обстоятельства: он вынужден скрываться от чудовищных российских правоохранительных органов. И вообще, что делать белому человеку в варварской России, где нет честного правосудия?! Да и вообще ничего, кроме нефтяных запасов, нет. Впрочем, на этом кончается право и начинается политика.

Не влезая слишком глубоко в политические дебри, можно только сравнить Владимира Путина с президентом Венесуэлы Уго Чавесом, месяц тому назад побывавшим у нас. Лидеру этой нефтедобывающей страны пришлось побороться с частными нефтяными компаниями не на жизнь, а на смерть. У тех связи с США были еще прочнее: нередко "капитанами" нефтяного бизнеса выступали отставные сотрудники ЦРУ, которые творили прямой саботаж. Чавеса едва не свергли, но в итоге он устранил из нефтяной отрасли 17 тысяч, как он выражается, "террористов". И пока находится на коне.

Фридман - следующий?

Главнейший упрек Путину в связи с делом ЮКОСа - избирательное правоприменение. И вот оно, кажется, применено к следующему хозяйствующему субъекту. Но аплодисментов не слышно. Не менее нервно, чем продолжающаяся агония ЮКОСа, на минувшей неделе воспринималась российским фондовым рынком и комментаторами ситуация вокруг компании "Вымпелком", выступающей оператором сотовой связи под торговой маркой "Би-Лайн". Ей налоговые органы также вменили недоимку за 2001 год. Corpus debiti составил вместе с пеней и штрафами сумму $157 млн. При этом известии акции "Вымпелкома", одним из крупных держателей которых является консорциум "Альфа" известного олигарха Михаила Фридмана, упали в цене на фондовом рынке на 37 процентов.

13 декабря о подаче коллективных исков к "Вымпелкому" объявили американские юридические фирмы Schiffrin & Barroway, Schatz & Nobel, Law Offices Of Charles J. Piven и Murray, Frank & Sailer. "ВымпелКом" обвиняется в том, что отчислял 50% выручки от операций в московском регионе своей стопроцентной "дочке" - "КБ Импульс", таким образом, вдвое уменьшая налогооблагаемую базу и списывая эти платежи на издержки. Юристы Schiffrin & Barroway утверждают, что, делая подобные отчисления, "Вымпелком" "искусственно раздул" размер финансовых результатов в 2001-2003 годах как минимум на $534 млн.

Вообще из-за "КБ Импульс" у "Вымпелкома" были крупные неприятности еще весной. Госсвязьнадзор обратил внимание на то, что "Вымпелком" оказывает услуги сотовой связи, тогда как лицензией располагает не эта компания, а "КБ Импульс". Впрочем, арбитражный суд принял тогда сторону "Вымпелкома". И одновременно оба юридических лица слились. Однако прошлые схемы теперь всплывают "Вымпелкому" боком.

Россия - не Украина

И тем не менее у нас также оспаривались в Верховном суде результаты общенациональных выборов. 16 декабря Верховный суд РФ после более чем месячных открытых слушаний отказал в удовлетворении заявления КПРФ, "Яблока" и семерых известных господ из "Комитета-2008", оспаривавших законность двух постановлений ЦИК РФ: об общих результатах выборов депутатов Думы, состоявшихся 7 декабря прошлого года, и о распределении мандатов между кандидатами по списку "Единой России". Вчера были оглашены только вводная и резолютивная части решения - без мотивировочной. Последняя согласно закону должна быть написана в течение ближайших пять дней. Однако ясно, что заявителей оставили неудовлетворенными по всем пунктам.

При явной надуманности доводов право-левой оппозиции Верховный суд РФ, как представляется, вместе с водой выплеснул и ребенка. Ибо, по меньшей мере, в одном из пяти оснований, представленных заявителями, здравый смысл содержится. Речь идет о судьбе двух мандатов, от которых отказались Юрий Лужков и Сергей Шойгу. Поскольку оба фигурировали в первой "тройке" списка, их мандаты следовало передавать не их партии, а - в "общий котел". Правда, законодатель предусмотрел исключение: уважительные причины отказа от мандата, среди которых - замещение государственных должностей. Но поскольку оба заняли свои должности мэра и, соответственно, министра задолго до выборов, то, как представляется, толковать эту оговорку следует более разумно.

Кроме того, заявители не пожалели денег на проведение графологической экспертизы и установили, что рукописное заявление Сергея Шойгу о согласии баллотироваться и его же заявление об отказе от мандата выполнены разными людьми. Некрасиво, хотя правового значения не имеет: ведь Шойгу не утверждает, что его воля кем-то искажена.

Что касается других 35 "нотаблей" из списка "Единой России", то они имели законное право отказаться от мандатов: Nemo iniuriam facit qui suo iure utitur - Никто не совершает правонарушения, пользуясь своим правом. Утверждение заявителей, будто ЦИК обязан был изучить причины каждого из отказов, не основано на законе. Кстати, ведь и сами заявители сполна использовали свои гражданские процессуальные права: более месяца митинговали в здании Верховного суда, а суд и представители ЦИК их терпеливо выслушивали. И никто ведь не собирается взыскивать с них издержки.

Что касается первых двух пунктов заявления: о том, что телевидение неравномерно освещало деятельность избирательных объединений, уделив треть эфирного времени одному из 23 объединений - "Единой России", а также якобы агитировало за него и против КПРФ, то это несерьезный довод. Хотя заявители не поленились составить посекундный мониторинг новостных и публицистических программ "1-ого канала", РТР, НТВ, ТВЦ и Ren-TV. И очень много шумели о "несправедливости" и "неправде". Хотя с правовой точки зрения все слова о якобы несправедливом распределении внимания телекомпаний сводятся на "нет" в свете постановления Конституционного суда РФ от 30 октября 2003 года #15-П. По иронии судьбы оно было принято по настоянию не только журналистского сообщества, но право-левой оппозиции в тогдашней Думе. Так сказать, за что боролись, на то и напоролись. КС установил, что принцип равенства кандидатов не означает введения цензуры и что СМИ могут свободно, по своему усмотрению не только освещать предвыборную кампанию, но комментировать ее, давать собственные оценки.

Конечно, врать и вправду нельзя, но при чем здесь Верховный суд или ЦИК? Если кто-то усмотрел в чем-то "вранье", то пусть обращается в районный суд с иском против конкретного СМИ и конкретного журналиста. И пусть отстаивает в состязательном процессе свои честь и достоинство. Почему-то ни об одном таком иске автору этих строк слышать не доводилось.

Но вот что действительно смущает, так это то, что за федеральные списки было выдано на 254. 303 бюллетеней больше, чем по выборам в одномандатных округах. Это, конечно, не более миллиона сомнительных украинских бюллетеней, но все-таки внушительное число. И еще есть два процессуальных отличия между Россией и Украиной. Верховный суд Украины признал незаконными действия ЦИКа, а наш объявил, что с таким требованием следует обращать в Басманный районный суд Москвы - по месту нахождения ЦИКа. Кроме того, украинское судебное решение является окончательным и обжалованию не подлежит. Нашим же правдоискателям дана возможность обжаловать решение в Кассационной коллегии Верховного суда РФ.

Трепашкин и Пиночет

Между тем суд подмосковного города Дмитрова на минувшей неделе продолжал допрос свидетелей обвинения по делу Михаила Трепашкина - бывшего сослуживца и нынешнего соратника Александра Литвиненко, спонсируемого Борисом Березовским. Трепашкина обвиняют в незаконном ношении пистолета, который, согласно его версии, был подброшен в его машину оперативниками при задержании, когда адвокат и бывший сотрудник ФСБ ехал по Дмитровскому шоссе. Точно так же, по его версии, ранее ему в квартиру были подброшены патроны, за что (вкупе с разглашением государственной тайны) он был в мае приговорен к 4 годам лишения свободы.

Аналогичный случай произошел со старшим сыном бывшего чилийского диктатора Аугусто Ириартом Пиночетом. 14 декабря суд чилийского города Куриосо признал его виновным в незаконном хранении оружия и умышленном использовании угнанного автомобиля. По словам самого Пиночета-младшего, пистолет, найденный при обыске, ему подбросили. Сына 89-летнего бывшего диктатора приговорили к полутора годам лишения свободы условно и выплате штрафа в размере 300 тыс. чилийских песо ($520). Покидая зал суда после оглашения приговора, Аугусто Ириарт Пиночет заявил, что уголовное дело против него на самом деле направлено против отца и носит, прежде всего, политическую окраску. Трепашкин, напомним, тоже утверждает, что его постоянно преследуют из-за того, что он попытался уличить своих бывших коллег с Лубянки во взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года

Что касается самого бывшего чилийского диктатора, то 13 декабря ему было предъявлено обвинение в причастности к убийству бывшего министра обороны Чили Карлоса Праттса и его жены Софии (их машина была взорвана в Буэнос-Айресе в 1974 году) и похищению девятерых человек. Правда, избранную в отношении него меру пресечения, домашний арест, суд через считанные часы отменил.


18.12.2004

http://www.russ.ru/stat_i/dikij_zapad_im_pomozhet
 

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован