03 мая 2007
1997

Лев Дуров: Я слепоглухонемой капитан дальнего плавания

Много веков подряд мир пытается изобрести вечный двигатель. А мне кажется, что его секрет знает лишь один Лев Константинович, потому что он сам абсолютный перпетуум-мобиле. Удивительно, как при той занятости и при том ритме, в котором он существует, при проблемах со здоровьем, преследовавших его, можно все время лучиться, светиться и столько работать. Груз его регалий на него, мягко говоря, не давит. Редко кто называет его Лев Константинович, разве что его студенты, да и те через месяц норовят перейти на "ты". Да, впрочем, и трудно вечному двигателю ходить плавно и величаво и называть себя медленно и долго - Лев Константинович - Левка, да и все тут.
Актеры должны учиться у тяжелоатлетов

- Лев Константинович, вас называют Перпетуум-Мобиле. В этом году вам исполнится 76 лет, но вы себе не изменяете, продолжаете озорничать и вызывать улыбки. А в кино снимаетесь?

- А как же! Сейчас я работаю в картине "Парадокс", где играю полковника-пенсионера гражданской авиации. Здесь у меня совсем маленький эпизод. Сценарий написан хорошо, смешно, с иронией. Я люблю, когда люди воспринимают жизнь с юмором, тем более что я привык к себе всегда относиться с иронией. Поэтому если текст написан симпатично, лишен пошлости, я обычно соглашаюсь на роль. Когда у меня получается показать характер, когда зритель улыбается даже на маленький эпизод, то я счастлив, потому что моя задача как актера достигнута.

- В каком кино играть интереснее? Я имею в виду жанр, сценарий, команду, режиссера.

- Я профессионал, поэтому чем сложнее для меня, чем труднее, тем интереснее. Но если фильмы похожи, то меня они не привлекают, ведь не хочется идти по знакомым стопам. Я считаю, что в каждой роли актер должен искать корысть. Когда я репетирую с актерами как режиссер, я всегда им говорю: ищите корысть, и повторяю: сделайте хоть шажок налево, направо, только не назад. Найдите что-то новое, маленький шажок - уже движение.

- С чем это актерское "движение" можно сравнить?

- Вы, наверное, не смотрите тяжелую атлетику?

- Почему же, пару раз, переключая каналы, я видела, что это такое

- (Смеется.) Тяжелая атлетика - это интересный вид спорта. Там, как и в нашей профессии, есть своя философия. Когда штангист поднимает тяжелую штангу, идет на мировой рекорд и, наконец, бьет его, он заказывает вес еще больше. Я знаю, что он его не возьмет, но зачем же он назначает этот вес? Он подходит, берет штангу, поднимает ее только до колен, благодарит публику и уходит. Он возьмет его в следующий раз, потому что психологически уже сделал следующий шаг. У актеров профессия очень похожая: нужно делать эти шаги и не бояться ни трагедии, ни комедии. Режиссер предоставил тебе возможность проявиться как-то по-другому - проявляйся, подходи к этой штанге.

- Сейчас вы работали на съемочной площадке, и был момент, где вы соскочили со стула и принялись косить невидимую траву. Это была ваша импровизация?

- Да, этого эпизода не было в сценарии. Я таким образом оживил своего персонажа, нужно же, чтобы меня узнавали, хотя бы по манере играть. (Смеется.)
Слепоглухонемой капитан дальнего плавания

- У вас красиво получилось. Видимо, в детстве не раз приходилось в поле с косой выходить

- Конечно, а я все умею! Если вы мне дадите молоток, я вам все что угодно заколочу, дадите штурвал самолета - я его поведу. Кстати, я вел самостоятельно самолет, правда, недолго, минут 40. До этого мне два часа показывали самолет, учили, как его водить, потом я сел за штурвал и полетел. Актер должен уметь делать все, потому что завтра он попадет в другую обстановку, и никто не должен его уличить на экране во лжи. Как Станиславский говорил: не верю! Нельзя, чтобы зрители сказали после просмотра фильма: "Да какой он шахтер, он даже отбойный молоток не умеет в руках держать!"

- У вас бесчисленное количество сыгранных ролей. Сохранили ли вы какие-то привычки своих персонажей?

- Если бы я перенимал привычки своих бессчетных образов, то был бы слепоглухонемым капитаном дальнего плавания. Мы иногда после спектакля с друзьями собираемся и выпиваем. Они мне говорят: "Ты что, сумасшедший?" Я говорю: "А что такое?" - "Да мы думали, что ты после такого спектакля дня три отлеживаешься". Они просто не понимают, что сцена есть сцена, а жизнь - это жизнь.

- Раз вы сами снимаетесь, наверняка следите за ситуацией в современном российском кинематографе.

- Обязательно, для меня это очень важно. Мне недавно дали посмотреть пять современных отечественных фильмов, и, знаете, они мне очень понравились, на удивление, фильмы оказались серьезными и достойными. Это не только мое мнение, картина "Остров", которую я посмотрел, взяла множество наград. Я считаю, наше кино развивается.

- Но, Лев Константинович, вы же не можете отрицать, что в нашем кинематографе полно халтуры.

- Больше всего меня раздражает, что словосочетание "великий режиссер" сегодня применяется к кому ни попадя, оно стало обыденным. Между тем это в корне неверно. Сейчас по телевизору идет ретроспектива фильмов Тарковского, вот он - настоящий режиссер, великий!






Мария Богданчикова
03.05.2007
http://www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован