17 октября 2007
3812

Лев Дуров: у меня рост победителя.

У него - дворянские корни. Родословное древо Дуровых известно на Руси с 1540 года, со времени Колыванского похода. Дуров служил постельничим у Ивана Грозного, восемь стольников Петра тоже были Дуровы. Известна также девица-кавалерист - Надежда Дурова.
И цирковые артисты появились в славном роду - знаменитые Анатолий и Владимир Дуровы.
А сам он - народный артист России Лев Дуров.

- Лев Константинович, глядя на вас, никогда не подумаешь о дворянстве: настолько вы просты и открыты.
- А вы считаете, что дворяне упивались гордыней и выпендривались перед другими? Вот уж неправда. Надежда Дурова, к примеру, была рядом с Кутузовым, служила у него адъютантом, а вот не захотела никуда из Елабуги уезжать. Так там и похоронена. Да и городничий Сарапула тоже был довольно прост и все мечтал разбогатеть да 100 тысяч получить. Даже с Пушкиным советовался по этому поводу. На что получил в ответ: "А вы обращались к кому-нибудь?" "Обращался, - говорит, - к англичанам. Нет, черти, не помогли". И несмотря на свой авантюрный характер, был-таки городским головой. Ну а потом дворяне Дуровы стали и вовсе цирковыми артистами. Так что дело здесь не в самом дворянстве, а в личном интересе к жизни. И никакие звания, ордена, награды не должны сковывать и закабалять человека, ставить его в шеренгу, чтобы он вытягивался по стойке смирно и подобострастно перед кем-то склонялся. Ведь и Александр Сергеевич тоже был дворянином и камер-юнкером, но это не помешало ему наплевать на звание и закончить жизнь гордо, хотя, к сожалению, и на Черной речке. Он был гениальным поэтом и человеком, живущим страстями. В юности даже нехорошей болезнью болел, и дядя его еле спас однажды, когда он учился в лицее. Пушкин и донжуанский список вел, в котором еще не все расшифрованы. Так что дворянство и человеческие страсти - вещи совершенно разные. И думаю, что страсти здесь превыше всего: любых званий и титулов.
- Что вам дает обладание такой древней родословной?
- Ничего. Знаю только, что девиз нашего герба - служение Отечеству, о чем поведала мне двоюродная сестра Наталья Дурова, писательница и поэтесса, женщина совершенно грандиозная, блистательно знающая историю и обладающая великолепным юмором. Она всю жизнь служит Отечеству, и к тому же унаследовала от Дуровых храбрость и даже какую-то бесшабашность. Без раздумий поехала на гастроли в Израиль, когда там были теракты.
- Фамилия Дуров у вас от отца. А кто ваша матушка?
- Она у меня из купеческого сословия. Пастухов был поставщиком двора его императорского величества. Я как-то смотрел фильм "Мичман Панин" и вдруг случайно обратил внимание на то, как офицеры пьют там шампанское из туфельки, а на стельке написано "Пастухов". А это мой дед.
Знаете, какое у него было изумительное лицо! У нас в спектакле "Дети" по Найденову на сцене висит его портрет. И все говорят: "О, какое лицо!" А я гордо отвечаю: "Это мой дед!" Но отношусь к своей родословной совершенно спокойно и даже с некоторой долей иронии. И когда вижу, как сейчас вступают в дворянские собрания, получают звания князей, мне становится немножко смешно.
- Сейчас потомки дворян пытаются восстановить родовые дома и поместья. У ваших дедов-прадедов остались таковые? Не хотите их потребовать для себя?
- Знаю, что у нас в Ставрополье сохранился дом, из которого мой дедушка Пастухов бежал от революции. Говорят даже, что он где-то клад закопал с драгоценностями. Что же мне ехать туда и его искать? Или судиться с кем-то за обладание домом? Некогда и незачем: любая тяжба - это время, которое жаль терять. Думаю, возвращаться к тому, что история когда-то вздыбила, а потом сгладила, не стоит. Мы совсем не те сегодня, кем были наши предки. Я же вижу свое лицо в зеркале. Ну какой я дворянин? Я - разночинец. Конечно, если надеть мундир, нацепить ордена, которые у меня, кстати, есть, то, может быть, и выглядел бы похожим на дворянина. Но это все, по-моему, бутафория, спектакль. А жизнь - она другая.

Мой отец работал во Взрывпроме, мама была научным сотрудником военно-исторического архива. Очень скромные и верные были люди. Тетю мою репрессировали, и они знали, чем это могло грозить. Архив тогда относился к структурам МВД, и мама вообще могла вылететь с работы. А тетя не выдержала этого ареста: сошла с ума и умерла. Ее похоронили на Новодевичьем кладбище, там, где стоит памятник моему деду Владимиру Дурову, где он с обезьянкой.
Тетя Зина была похожа на Надежду Дурову и тоже производила странное впечатление. Плавала на ледоколе, была чуть ли не первой женщиной-парашютисткой, которая прыгнула в море. Муж ее - офицер, по национальности немец, служил в русской армии. Они вместе уходили пешком на Кавказ. И хотя он был вегетарианцем, а значит, не имел права убивать, его наградили в империалистическую войну золотым Георгиевским крестом и золотым Георгиевским оружием за то, что он в самое опасное время, когда погибло много связистов, провел связь. Вот такой русский офицер с фамилией Рихтер. Тетя Зина всю жизнь носила эту фамилию. А погиб он во время штурма, когда вел в атаку солдат и кричал "Ура!". Японская пуля ему прямо в рот попала. Тетя Зина ездила на фронт хоронить мужа и привезла совершенно грандиозную фотографию. Погибшие лежат, покрытые шинелями, а в двух шагах горит костер и солдаты едят кашу из котла. Вот вам и вся война. Трупы и трупы, на них уже никто не обращает внимания.
- Скажите, а как возникло ваше актерство?
- Совершенно случайно. Парень из соседнего подъезда затащил меня в театральную студию Дома пионеров, когда мне было лет 13. И мне там очень понравилось. Руководил студией педагог Сергей Владимирович Серпинский, который был замечательным режиссером и человеком удивительным. Он прививал нам культуру и раскрывал наши таланты. Из этой студии вышли Ролан Быков, Яша Холецкий, который до сих пор работает в Театре Российской армии, Саша Соколов, Леша Шмаков. А когда я десятилетку окончил, то пошел в школу-студию МХАТ. И меня приняли.
- Легко поступили?
- Легко. Правда, мне говорили, что в приемной комиссии вышел спор по поводу моего роста. И я уж не помню, кто тогда закричал: "А какого я роста? Ну давайте, выгоняйте меня из МХАТа! И хватит приставать к парню".
- Вы никогда не занимались пародией?
- Никогда. Терпеть ее не могу. У меня такое впечатление, что все наше телевидение - сплошная пародия. А постепенно и наша жизнь превращается в пародию. Такое ощущение, что я уже живу не в жизни, а в какой-то пародии на жизнь. Что это за социальный разрыв - миллиарды и полная нищета? В каком государстве это возможно? Оказывается, в нашем, где миллионеров больше, чем в любой другой стране. А мы-то думали: "Весь мир насилья мы разрушим". Доигрались. Но что поделаешь - это наша Родина, наша земля, наш город.
- А какой город для вас самый любимый?
- Конечно, Москва. Я ее обожаю. Она стала сейчас одним из лучших европейских городов, особенно за последние годы. А уж я посмотрел мир, знаю, что говорю. Например, приезжаю в Афины и, кроме двух древних кварталов и Акрополя, ничего не вижу интересного. Все остальное - серые бетонные не то чтобы хрущевки, но что-то, не имеющее даже названия. Совершенно некрасивый, пыльный город. Из иностранных городов мне больше всего нравится Лондон. В нем есть особенная гармония в сочетании старой архитектуры с современной. Роскошные парки, газоны. Идешь где-нибудь и вдруг видишь - на каком-нибудь клочке земли посреди домов роза торчит.
Кстати, у меня с Лондоном связана одна история. Идем с женой через мосточек. Слева - отреставрированный шекспировский театр "Глобус", справа - какая-то стройка. А нам навстречу идет огромный человек в оранжевом комбинезоне, в каске и с огромным радиотелефоном. Жена говорит: "Смотри, вот настоящий английский рабочий". И как раз в этот момент громила поравнялся с нами, и мы услыхали, как он закричал в трубку: "Коля, мать твою, забей гвоздями! Ну нет шурупов, ты понял? И перестань ты..." И тут такой мат пошел, что мы сели на этот мосточек и так стали ржать!.. Вот тебе и настоящий английский рабочий! Так что в Лондоне своих запросто можно встретить. Как и в Америке, кстати. Я когда впервые попал в Нью-Йорк, в Манхэттен, был совершенно ошарашен. Стою там и говорю: "Твою мать, какая красота!" И тут же рядом раздается: "Здравствуйте! Вы откуда, из России?"
"Елки-палки, - думаю, - рот раскрыл и сразу на русского наткнулся". Так что видел я много, а вот спроси меня: хотел бы я там где-нибудь жить? Нет. Только в Москве. Это потрясающий город. Кто давно здесь не был, рот открывает: такая красота. Автомобильные развязки, как в Токио. Дома реставрируются, а новые кварталы какие!
- Лев Константинович, вы человек влюбчивый?
- Наверное. У меня, правда, нет донжуанского списка, чтобы потом наследники не сказали: "Ай-яй-яй, дедушка, как тебе не стыдно!"
- А вы ревнивец?
- Да. И с ревностью у меня связана очень смешная история, когда я был совсем еще молодым. У моей жены было тогда редкое пальто, какого-то нежно-розового цвета, с тонкими плетеными пуговицами, которое было куплено по случаю. И вот как-то еду я в троллейбусе и вижу, что моя жена в этом самом пальто стоит с мужчиной на Гоголевском бульваре и на глазах у всех с ним обнимается. Пока ехал до дому, думал, умру от ревности. Помню только одну мысль, одно слово в голове: "Убью!" Открываю дверь, а навстречу... жена. "Что это, - спрашивает, - у тебя с лицом?" "Потом, - говорю, - расскажу".
- Так это была не она на улице?
- Нет, конечно. Она бы не успела приехать так быстро. Просто оказалось похожее пальто. Но я точно тогда ехал домой Отелло.
- Что, действительно могли бы убить?
- Вполне возможно. И когда говорят, что Отелло не ревнив, а доверчив, - это хренотень. Конечно, ревнив. И с ума сошел от этого. Так же, как сошел с ума, влюбившись, а потом - поверив в измену. А "Маскарад" Лермонтова - что это? Тоже любовь, которая как сумасшествие, как непреодолимая болезнь. Она сносит все на своем пути. Так же и ревность. Сколько убивали - и из любви, и из ревности, - если по истории пройтись. Конечно, мы с женой хохотали потом, но чтобы отойти и от ревности, и от шока, который я испытал тогда, мне надо было время.
- А где вы повстречали свою будущую жену?
- Она приехала к нам в Школу-студию МХАТ на 3-й курс из Киевского театрального училища. Конкурентов у меня было много: за ней все ухаживали.
- И как же вы ее завоевали?
- Да запросто. Захотелось - и завоевал. А потом мы с ней придумали одну шутку. Когда к ней кто-нибудь прилипал, она его спрашивала: "А у тебя болберка есть?" Все отвечали: "Нет". А она говорила: "А вот у Дурова есть". Подходили ко мне: "Лева, признайся, что такое болберка?" Я начинал мяться: "Ну, это такое... интимное. Я вам не могу сказать". И они отваливали.
- Сейчас можете сказать?
- Конечно. Болберка - это поплавок от морской сети из пробкового дерева с дыркой посередине. Я часто тогда в Махачкале отдыхал и нашел как-то эту пробку на берегу моря. Она у меня сохранилась и до сих пор на полке лежит. Кстати, очень красивая штука.
- У вас с женой никогда не было творческого соперничества?
- Нет. Со мной вообще трудно соперничать. Я никогда не боялся вторых составов. Меня можно было ставить на одну роль с кем угодно, мне все равно. Я кое-что умею, к тому же - работяга, вкалывальщик в своем деле и очень серьезно отношусь к профессии. В душе у меня всегда была уверенность в том, что я все смогу. Ведь подмостки, куда мы выходим, это тот же ринг.
- И кто побеждает?
- Тот, кто засадит в челюсть. А у нас - кто точнее попадет в роль. Обычно я был точнее. Я - попадал.
- Вы согласны, что в спортивной игре тот из соперников побеждает, кто настроен на победу?
- Это верно. Наши футболисты вечно выходят на поле с обреченными лицами, с глазами проигравшей команды. А бразильцы выбегают радостные, улыбающиеся, как будто говорят: "Мы забьем, сколько захотим, а нам - сколько смогут". Так и получается. А как выходит на ринг Костя Цзю? У него лицо ребенка, который верит, что выиграет эту игру. И это происходит.
- Значит, вы по натуре победитель?
- А у меня рост победителя. Геракл был такого же роста, как я, а ведь он - канон физического совершенства, у него голова шесть раз укладывается в туловище. Мне часто задают вопрос: "А вам рост никогда не мешал?" И я отвечаю, когда сильно достанут: "Да отвяжитесь вы, у меня рост победителя. Изучайте лучше искусство древних и поймете, что все великие люди были маленького роста". Ленин, Сталин, Гитлер, Наполеон. Много, конечно, было среди них чудовищ, но все они - победители.
- А что еще нужно для победы? Ведь дело, наверное, не только в росте?
- Нужно ощущать в душе особую, оптимистическую, тональность. И тогда все будет нормально.
- Вы - смелый человек?
- Скорее безрассудный. Были и дырки в спине от финки, и в море бросался в шторм, спасая человека. Вышли однажды к морю с женой. Слышим крики: "Помогите!" Я, в чем был, прыгнул в море, доплыл до утопающего и понял, что мы уже не выплывем: шторм был 8 баллов. Но, к счастью, рядом находился военный санаторий, а там - спортсмены. Они увидели мое безрассудство и клином приплыли к нам - несколько человек. И все мы с трудом выбрались на берег. А человек, который тонул, оказался писателем и потом мне свою книжку подарил с надписью: "Моему спасителю".
- А дырка в спине откуда?
- В Киеве шел в гостиницу со студии Довженко, где снимался, и услышал женский хрип: пытались изнасиловать девочку. На остановке люди стояли, военные, но никто не сунулся. Ну, я и прыгнул туда, в кусты. Девочку отбил, она уже дар речи потеряла, совсем дыхание у нее перехватило. Я вмазал тому, что на ней одежду рвал. И не заметил, что за деревом стоял другой. Он меня сзади и ударил. Я сначала не понял чем. Девочке остановил машину, она с трудом сказала, где живет. Попросил таксиста отвезти ее, а сам пошел в гостиницу. Снимаю одежду, смотрю: что-то мокрое. Кровь. К счастью, на мне дубленка была, так что финка хоть и попала под лопатку, но ничего страшного не случилось. Мне больше стыдно было за тех мужчин, что стояли на остановке.
- А чего-нибудь в жизни боитесь больше всего на свете?
- Болезни. Я прошел через это, и мне больше всего на свете не хотелось бы стать обузой самому себе и окружающим. Я "там" был, врачи знают. И скажу, что ничего страшного нет - "туда" уходить. Просто этот мир становится тебе совершенно безразличным, вот и все. Как вышел оттуда? Думаю, что благодаря воле. У меня случился тяжелый инсульт. К сожалению, многие мои коллеги с гораздо меньшими потерями, чем у меня при этой болезни, не выкарабкивались. А мне зять жердочку дал, и я просто заставлял себя не трусить: или умру, или выкарабкаюсь. Заново учился ходить, говорить. И на десятый день доснялся в картине, сбежав из больницы, ничего не видя, не понимая, где право, где лево. И вот, тьфу, тьфу, тьфу, - семь лет уже функционирую. Две книжки написал, спектакли поставил, в картинах снялся.
Я знаю человека, который силой своей воли рак уничтожил. Он заставил врачей сказать ему точный диагноз. Спросил, сколько ему осталось жить. Ему сказали: "Два месяца". Он ответил: "Вот вам... и вот ему..." Продолжал курить и в течение дня несколько раз материл свой рак: "Я - бывший летчик, и ты меня, сволочь, не сломаешь. Ничего у тебя не выйдет". Через два месяца приходит к врачам: "Давайте ваши сраные анализы, ваш рентген. И смотрите: нет у меня ничего". Они сунулись, а там, где было раковое яйцо, - зарубцевавшаяся рана и никаких метастазов. Так что воля в человеке - это очень много.
- Умеете ли вы дружить?
- Думаю, что да. Дружба - это не только замечательное и высокое чувство, но и тяжелая работа. Однажды Михаил Светлов позвонил в 3 часа ночи своему другу: "Я хочу тебе прочитать стихотворение, которое только что написал". Тот ответил: "Миша, ты спятил: сейчас 3 часа утра". На что Светлов сказал: "Я думал, что дружба - понятие круглосуточное". И больше никогда к этому человеку не обращался. Так что если тебе позвонил друг и сказал, что ты ему нужен, лети!
- И вы летите?
- Лечу. Хотя, может быть, в это время полно своих забот. Однажды у меня была ситуация, когда по трагическим семейным делам нужно было вылететь в другой город. А денег нет. И кто-то из ребят ко мне приехал и привез деньги взаймы. Лишь потом я узнал, что один их них продал свою кожаную куртку, тогда это была большая редкость, другой - часы. Все поснимали с себя, продали и тут же привезли деньги. Хотя они были такими же нищими в то время, как и я.
- А как вы относитесь к алкоголю? Можете "принять на грудь" и сколько?
- Хорошо отношусь, и принять могу изрядно. Дело в том, что у меня такой организм: все перегорает и вылетает, и похмелья нет, и голова не болит. По утрам не говорю: "Ой, надо бы сейчас пивка!" Никогда в жизни. Меня никто никогда не видел пьяным. А если и видел, то только более жизнерадостного и дурака валяющего. И у меня все лучшие репетиции были после самых больших пьянок. Однажды прихожу в театр, а один молодой актер еле шевелится. Я давай на него орать: "Ты что как сонная тетеря ходишь по сцене!" А он мне в ответ: "Лев Константинович, у меня вчера был творческий вечер в ВТО. Знаете, когда я заснул? В 2 часа ночи". "Стоп, - говорю я ему. - Скажи, пожалуйста, я - в форме?" "В форме", - отвечает он, ничего не понимая. "Так вот, я заснул в 4 часа утра, перебив половину посуды, которую пытался вымыть после гостей". Он не верит. "Вечером будем играть спектакль с актером, - говорю я, - который вчера был у меня дома. Спроси у него. Так что не умеешь пить - не берись".
- Какой ваш самый радостный день в жизни?
- Когда родилась дочка Катька. У меня есть фотография, сделанная в этот день на улице Горького, где я стою с совершенно идиотским лицом.
- А самый печальный?
- Наверное, когда прощался с папой и мамой. Они умерли в один год. Для меня потеря была колоссальная. Они так любили друг друга и всю жизнь прожили вместе, что друг без друга уже не могли быть. И я знал: мама недолго будет оставаться без папы.

Наша справка
Лев Дуров родился 23 декабря 1931 года в Москве. В 1954 г. окончил Школу-студию МХАТ. В 1954-1963 гг. - актер Центрального детского театра, в 1963-1967 гг. - Ленкома, с 1967 г. - Театра на Малой Бронной. В 1978 году окончил высшие режиссерские курсы при ГИТИСе.
Снимался в фильмах: "Доброе утро", "Я шагаю по Москве", "Время, вперед!", "Ехали в трамвае Ильф и Петров", "Бумбараш", "Семнадцать мгновений весны", "Калина красная", "Странные взрослые", "Д`Артаньян и три мушкетера", "Не бойся, я с тобой!", "34-й скорый", "Джек Восьмеркин - американец" и др. В 2000 году стал двукратным лауреатом Московского кинофестиваля за фильм "Луной был полон сад".
Поставил в Театре на Малой Бронной спектакли: "Обвинительное заключение" Н. Думбадзе, "Жестокие игры" А. Арбузова, "А все-таки она вертится" А. Хмелика, "Золушка" Е. Шварца, "Весельчаки" Н. Саймона, "Жиды города Питера" А. и Б. Стругацких, "Лес" А.Н. Островского, "Полонез Огинского" Н. Коляды.



17.10.2007
www.levdurov.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован