15 сентября 2006
2166

Лев Дуров: `Простые вопросы` с Сергеем Логвиновым

ВЕДУЩИЙ Сергей ЛОГВИНОВ:

Лев Дуров в БлаговещенскеСегодня мы открываем специальные выпуски "Простых вопросов", посвященные четвертому кинофоруму "Амурская осень".

Ему доступно буквально все: от античной трагедии до бытового фарса. Трагический клоун, хулиган, анекдотчик, свой в доску мужик - все о нем. А еще он народный артист Советского Союза и, что самое главное, председатель театрального жюри "Амурской осени". Сегодня он первый открывает наши спецвыпуски. Лев Константинович ДУРОВ.

- Лев Константинович, я сказал про вас правду?

- Раз уж сказали - и дальше говорить нечего.

- По театральным меркам у вас особая семья. Вы все работаете в Театре на Малой Бронной. Это какой-то нонсенс! Так вообще возможно, чтобы и в театре и дома быть постоянно вместе?

- Возможно, раз так!

- А трудно?

- Нет.

- А что самое трудное в профессии актера?

- Я даже не знаю, что вам сказать. Это вот недавно говорили об этом говорили. Я тоже был на телевидении, передача называлась "Цена премьеры". И я говорю, что вообще цену обозначить никак нельзя. Что такое цена? Хмелев умер на сцене, Добронравов умер на сцене, Москвин умер на сцене, Андрей Миронов умер на сцене.

- Евгений Леонов почти умер на сцене.

- Это он собирался на репетицию. Что такое цена? Но это не цена! Иначе нельзя существовать, если ты не отдаешься полностью, если ты не понимаешь, что эти доски, на которые ты выходишь, отнимают у тебя здоровье и жизнь, и ты смотришь на это, как на праздник.

- Не хочется так долго муссировать тему здоровья, но я думаю, что все наши зрители желают вам очень большого здоровья, потому что недавно вы пережили большой стресс, тем более что это было после "Амурской осени", после вашего творческого вечера здесь. Как воспринимался город Благовещенск?

- Замечательный город. И фестиваль, по-моему, был очень насыщенный, интересный. Если бы мне не понравилось, я бы не прилетел. Зачем?! А мне кажется, что очень интересный фестиваль. И он чем-то отличается от других фестивалей. Мне кажется, большим благородством, интеллигентностью. Тут мало пафосности и агрессии прессинговой. А тут все интеллигентно, спокойно, и в то же время, видите, какое количество фильмов, спектаклей. Вот мне предстоит просмотреть 12 спектаклей.

- Я знаю, что у вас особый, свой, взгляд на все, что сегодня происходит в театре. И вдруг такой, я считаю, тяжкий труд отсмотреть 12 антреприз, вынести вердикты, никого не обидеть и так далее. Почему вы вдруг согласились на эту стезю?

- Тут есть и эгоизм. В Москве не успеваешь смотреть и до конца не знаешь, что происходит в этом самом институте под названием "театр". А я вот посмотрю все двенадцать и буду понимать, куда что движется и где я отстаю. Когда смотришь хороший спектакль, он является толчковой ногой. Тогда хочется сделать тоже сильное, хорошее. Когда смотришь плохой спектакль, разочаровываешься, думаешь: "А может, зря жизнь убухал? Может, эта профессия никому не нужна?" А потом опять хороший спектакль, и опять думаешь, что нужно завтра начать репетировать. Вот такие взлеты и падения.

- В прошлом году я писал с вами интервью в Харбине. И там вы сказали, что, к сожалению, сегодня очень мало видите очень талантливой молодежи. Вы говорили, что прошел какой-то выпуск и из большущего выпуска пришли всего трое.

- Из 173-х человек из разных институтов мы с трудом выбрали только троих.

- Когда так случится, что сцену покинут мэтры, которые сегодня гордость нашего театра, им на смену придут молодые продолжатели? Есть такие?

- Продолжатели есть.

- Назовите мне пять театральных имен от 30-ти до 40.

- Пять не назову. Назову вам четыре и остановлюсь. Назову Миронова, Безрукова, Сухорукова, Бочкина.

- А девушки? А девушки потом?

- Не знаю. Девушки потом! Ладно, не будем обижать девушек.

- И что?! Театр все-таки куда-то движется?

- Конечно, движется. Но все в жизни, к сожалению, девальвируется. Если вы будете смотреть в течение суток телевидение, вы увидите, что происходит некое бесиво: или сплошные "Новые русские бабки", где юмор ниже плинтуса, или "Аншлаг", который то же самое. Понимаете, ржущая толпа! Она не смеющаяся, не улыбающаяся, она ржущая. И я тоже ей удивляюсь.

- А вот тот самый "Белый попугай" отличался интеллигентностью, о которой вы говорите.

- Да, несмотря на то, что это анекдоты. Вот я смотрю на все это и думаю: "А что тут смешного?" Все женщины идиотки, все мужчины алкоголики, и вообще все идиоты. Причем все разговаривают с каким-то акцентом непонятным. Смотришь на них и недоумеваешь: "А что ж такое?" И, может быть, я скажу такую крамольную вещь, но у меня такое ощущение, что есть какая-то тенденция "опустить" нацию: ржущей толпой легче руководить, чем думающей.

- А в театре, в спектаклях такая тенденция, как на телевидении, есть?

- В театре нет. Это вечный спор по поводу антрепризы. Есть антрепризы замечательные.

- То ли халтура, то ли серьезная вещь.

- Нет. Хотя, конечно, это более коммерческое дело - антреприза, чем репертуарный театр.

- Коммерческая, более денежная для актеров, которые получают копейки в государственных театрах.

- Конечно. И тоже делается впопыхах. Хотя есть замечательные спектакли. Я думаю, что из 12-ти спектаклей процентов восемьдесят или шестьдесят я увижу хорошие спектакли. Я в этом уверен.

- Хочу сказать вам несколько комплиментов по поводу картины "Не бойся, я с тобой". Я обожаю этот фильм. Я думаю, что ко мне присоединится огромная армия поклонников. Все спрашивают, как каратист Дуров пробил бочку пальцем?! Но мне очень нравится картина "Луной был полон сад". Она такая питерская, интеллигентная. И жалко вас, этого бедного мужика, который прожил жизнь с женой, а она любила другого и металась в этом любовном треугольнике.

На эту картину вы быстро согласились? И на какие роли больше соглашаетесь - на трагические или на комедийные?

- Лишь бы роль была хорошая. Это Мельников, я у него уже снимался. "Ксения, любимая жена Федора" - такая картина была. Картина вроде как производственная. Там все происходит на стройке. И в то же время она о взаимоотношениях людей. А эта картина, про которую вы сказали, лирическая, питерская и грустная. Там была сцена, где я сидел в шкафу и разговаривал с сыном. Эта сцена была построена на рыданиях, на слезах. И продюсер Жигунов мне говорит: "Дуров, вот это чистый Оскар, ты снялся просто на Оскара". Я прихожу на озвучание. Одна сцена, вторая, третья. Говорю Мельнику: "А где шкаф?" А Мельник в ответ: "Ой, столько слез в фильме! Я подумал, что не надо. Я ее выбросил!" Я говорю: "Так я без Оскара остался". Вот так и остался без "Оскара".

- А какая награда для вас самая главная?

- Аплодисменты зрителей.

- Потрясающе! Это самое важное для актера.

- Конечно. Понимаешь, награды, раз они есть и их дают, то и бери - вот такое у меня к ним отношение. А что они дают? Я что? лучше стал или хуже? Нет.

- У вас кого больше в друзьях, театралов или людей, не связанных с театром?

- Всех, но больше не театралов.

- А среди театралов есть друзья? Говорят, не дружат между собой коллеги?

- Нет. Я очень со многими дружил, и такая дружба была многолетняя, настоящая.

- Догадаюсь - с Никулиным?

- Мы и с Никулиным дружили. Но понимаете, постепенно они или, к сожалению, уходят, или теряются по каким-то странным причинам. Вдруг неожиданно человек начинает проявляться, и ты никогда даже не предполагал, что он может так. Вот сейчас в театре я с этим столкнулся. Я просто потерял двух бывших замечательных друзей. Они просто предали. Я просто растерялся. Такова жизнь.

- Мы сегодня открываем "Амурскую осень". Я хочу, чтобы вы что-то сказали зрителям на ближайшую программу фестиваля.

- Я хочу, чтобы вы приходили и на фильмы и на спектакли. Если вы придете и мы вас не разочаруем. А это самое главное. Потому что спектакль - это не то, что происходит на сцене, и не то, что в зале. Есть такая полоска между сценой и залом. Если туда сунешь руку, там магнитное поле должно быть сильное. И зритель бывает талантливый и не очень талантливый. Желаю, чтобы мы были с вами талантливыми, совпали. И чтобы вы уходили если не взволнованные, не потрясенные, то, по крайней мере, удовлетворенные, улыбающиеся и с хорошим настроением и новыми добрыми чувствами в душе.

Спасибо вам. У нас в гостях был народный артист СССР Лев Константинович Дуров, которому предстоит трудная работа на "Амурской осени". Он возглавляет театральное жюри. Пожелаем и ему и всем нам удачи.



15.09.2006
www.levdurov.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован