23 декабря 2006
2443

Лев Дуров: Львиная доля

Лев русский необыкновенный. Иногда дикий, чаще - домашний. Среда обитания - каменные джунгли. Логово устраивает у воды, на Фрунзенской набережной. В еде неприхотлив, любит макароны. Гриву растерял, возраст - 75 лет. Сегодня. Рост - маленький. Артист - большой.
Со Львом шутки плохи, он и сам любит пошутить. Укротить Льва невозможно - не нашелся еще дрессировщик тот. За ним лучше наблюдать - желательно в естественных условиях. В уголке. Дурова.

Лев - он и не в Африке Лев. Царь зверей. Трон у Дурова, между прочим, тоже имеется. На своем хозяйском месте, в уютном кресле, актер смотрится не хуже иного величества.
- Да ну, - начинаю дразнить Льва, - разве это хозяйское место? Обзор мелковат, даже в окно не посмотришь.
- Почему? Все видно мне. Вон, видите, здание с вышкой - ее, например, вертолет устанавливал, огромный такой, очень интересно было смотреть. А тут больница. Тоже наблюдать забавно. Во дворе иногда стоят, бездействуя, до 15 автомобилей, а в это время какая-нибудь несчастная скорая носится по всей Москве
- Позвонили бы куда следует. Или это не в вашем стиле?
- Нет, но однажды у меня была история. У человека случился припадок эпилепсии: я вышел из дома, он на асфальте бился. А врачи из окошка больницы спокойно на все это смотрят. Я сказал: Вам ничего не кажется, эскулапы? Вам Гиппократ не завещал свою клятву? Ноль внимания. Тогда я взял булыжник. Если сейчас, - говорю, - кто-то из врачей не выйдет, разнесу всю вашу больницу. Через какое-то время выходит женщина в белом халате. Они, видно, поняли, что мужчине лучше не появляться
- Не думал, что вы вояка такой. Хотя На стене висят два японских меча, а это значит
- Да нет, когда происходит что-то некрасивое, несправедливое и хамское, - я очень агрессивный человек. Сам никогда не начинаю. Но, если зацепят, тогда, ребята, не обессудьте, вы сами предложили мне на ринг выйти. И если я вам плюхну, а вы сели - пожалуйста, не жалуйтесь. Вот знаете, я в театр отсюда иногда на троллейбусе езжу, машину водить сейчас не могу из-за зрения. А напротив нас академия военная. И едут курсанты: молодые, здоровые. Женщины стоят, старухи стоят, дети - эти сидят. Причем фуражки на глаза - дремлют, мол. Я стою-стою. А потом как рявкну: Будущие господа офицеры! Встать! Смир-р-рно! Они вскакивают. В вашей академии мазурку танцевать учат. А уступать женщинам и детям не учат? Не стыдно вам, лбы громадные?! Ну они на Садовке, когда им еще не нужно, и вылетают все.
* * *
И все-таки: царь зверей он или хищник, этот Лев? С виду вроде мягкий и пушистый. А может, усыпляет бдительность, момент выбирает? Но нет. Видно, Лев и сам может превратиться в жертву. Другого хищника: позубастее да помоложе. И на душе у старого Льва кошки скребут.
- Хищник или царь зверей? - Дуров усмехается. - Да, пожалуй, ни туда и ни туда. Знаете, выражение есть такое: обоссавшийся беркут
- Вполне самокритично. Лев Константинович, это ведь ваша комната? Часто один здесь сидите?
- Часто. Вообще, к старости появляется желание одиночества. Даже не знаю почему. На самом деле хочется побыть одному. Мы с женой 52 года вместе, у нас замечательные отношения. Но я знаю, что ей иногда хочется побыть одной, ну и мне тоже. Редко получается. Вот видите: только я захотел один посидеть, вы пришли. Как у Высоцкого: придешь домой, там ты сидишь.
- Ну извините, Лев Константинович. А мысли какие приходят в одиночестве? Вот мы привыкли, что Дуров - это всегда хорошее настроение. А может
- Нет, в данный период у меня совсем не хорошее настроение. Что творится на Малой Бронной, мне совсем не нравится. Что там происходит - против меня категорически. И я знаю, что настроение в театре у всех тревожное и подавленное. Человек назначен (новый худрук театра Леонид Трушкин. - Авт.), он совершенно странно себя ведет, я не понимаю, чем он руководствуется. Свою деятельность он начал с мелких странных репрессий: если ты хоть на один день отлучаешься - пиши заявление, с тебя снимут зарплату. Слова уволю, увольнение висят в воздухе просто. Ему ничего не нравится, спектакли он все снимает. Стоп. Для того чтобы я понимал, почему ты снимаешь мои спектакли, я должен увидеть твой. Он спектакль репетирует, вдруг неожиданно останавливает и говорит: у меня не сходится Сказал, не ставьте больше Детей. А за Детей я в Ярославле Хрустальный колокол получил, на фестивале Орла - приз за лучшую режиссуру. Ему не нравится. И не объясняет даже, со мной не разговаривает. Он смотрит спектакль из ложи, думаю, сейчас поговорим. Спектакль заканчивается, он проходит мимо меня - и с концами.
- А вы со многими людьми не разговариваете, многим руку не подадите?
- Нет, не многим. В театре таких трое. Они просто меня предали. Самым откровенным образом: говорили одно, потом делали другое. Не буду уточнять - они знают, о чем я говорю. Конечно, я играю с ними спектакли, на сцене не имею права показать свою неприязнь, но тем не менее они для меня перестали существовать.
- А враги у вас есть?
- Думаю, что нет. Если б были, меня давно бы уже убили. Потому что, когда я прав, не как осел упрямый, а когда знаю, что прав, - меня победить нельзя, меня можно только убить.
- Но вы не прав, вы - Лев.
- В том-то и дело
* * *
В коридоре у Дурова, сам говорит, можно лишь задницами толкаться. Как выяснилось, не только. Наткнуться можно на руку Пушкина. И даже на тень Гитлера. Речь о коллекции Льва. Львиная доля которой - с блошиного рынка.
- Да какая там коллекция?! - скромничает. - Ладно, сейчас покажу, у меня тут где-то лежит галстук из платья Евы Браун - ворох на столе оказывается неподъемным, и Дуров сдается. - Ну потом найдем. Это у меня знакомый был, который занимался разбором рейхсканцелярии перед Нюрнбергским процессом. Привез несколько платьев Евы Браун, филателию, бланки-картоночки со стола фюрера. Видите печать: Адольф Гитлер отсюда приказывает? У меня таких две было. Одна с автографом Гитлера, сейчас уж не помню, что он там приказывал - ну какие-то пустяки. Один художник пристал: подари-подари, я собираю автографы, говорю: да ради бога
- Да вы что! Знаете, сколько такая карточка стоит?
- Да, а потом он выменял ее на скелет мамонта - обманул меня.
- Миллион долларов, можно сказать, взяли да подарили.
- Да ладно, господи: говна-пирога - Адольф Гитлер, тоже мне
- Пушкина хоть не отдавайте.
- Да, а это визитная карточка Пушкина. Видите, он не пишет ни профессор, ни академик, ни народный артист. Просто - Пушкин. И притом гусиным пером А вот эти ключики - из Швейцарии. Они там чтят очень память Суворова, и в каждом доме, где наш полководец останавливался, у них - намек на музей. В одном таком доме ящик стоял на полу, а в нем - куча ключей. Хозяин говорит: вы все тут так внимательно рассматриваете, спрашиваете, где Суворов лежать мог, знаете что: вот вам три ключа на память о Суворове и о вашем пребывании в Швейцарии А вот погон немецкий времен Великой Отечественной. А вон там, в мешочке, у меня бинокль театральный, выпущен был к открытию Эйфелевой башни. Из Америки какая-то женщина прислала, написала: я знаю, вы барахольщик
* * *
Кухонные споры - последнее дело, когда больше нечего пить. Лев пьяных не любил. Выпить - не отказывался. Этот Лев, такое впечатление, вообще безотказный. Посуду, пол помыть, приготовить, если что - да без проблем. Львице - Ирине Николаевне - на радость.
- Кашеварить, Лев Константинович, - перебираемся на кухню, - ведь не царское дело, правда?
- Ни в коем случае. Я вообще готовить люблю: могу все что угодно приготовить: вкусно и красиво, хотя сам люблю только макароны. Считаю, каждый мужик должен уметь готовить. А есть такое бредовое понятие: мужская работа, не мужская. Или мыть полы: что, женщине ползать на четвереньках можно, а мужику нет? Что за чушь?! Не раздевайся догола только, и чтоб не было сиамского кота на шкафу. Это я историю вспомнил одну. Был такой балерун - Коля Харитонов. Решил он вымыть полы после запоя. Июль месяц: разделся догола. А у него сиамский кот сидел на шкафу. И вдруг что-то коту не понравилось: он прыгнул, вцепился в Колю, тот отпрянул - головой в батарею, рассек башку себе. Позвонил в скорую; приехали, на носилки его положили, врачиха спрашивает: что с вами? Да вот, Коля говорит, кот в яйца вцепился. Санитары уронили носилки и сломали ему ключицу. Повезли Колю в Институт Склифосовского. А тут жена к нему приехала - на гастролях была, балерина тоже. Ей говорят: мужа увезли окровавленного. Та: все понятно, бабы, пьянка. Летит в Склиф, вбегает в палату, Коля, забинтованный сверху и снизу, протягивает к ней ручки, а она ему сумкой ка-а-ак ахнет. А в сумке - бутылка лимонада. Она пробивает Коле височную кость, и ему (Дуров прямо захлебывается от смеха) трепанацию черепа делают
- Вот, а вы говорите, полы мыть. Это ж риск какой. Ладно, а на этой кухне табуретки летали? Случались семейные сцены?
- Нет, вы знаете, никто из нас, самое смешное, ни разу даже дверью не хлопнул. Я иногда визжу, когда опаздываю и нужна чистая рубашка, а я не могу ее найти. Вот тогда могу прийти даже в ярость. Но это секундная вспышка Знаете, с чего начинается скандал?
- Обычно с пустяка.
- Нет, вообще все раздоры в семье начинаются, как только разговор заходит о деньгах. Ну что ты, какая зарплата у тебя? - все, конец. Мужчина унижен, он начинает оправдываться. Вообще слово деньги не должно произноситься. Есть они - есть. Нет - значит, нет. Моя жена никогда не знает, сколько я получаю, никогда не поинтересуется. Я говорю: возьми там, в шкафу, в верхнем ящике лежат. Она мне: извини, Лева, там пусто. Я говорю: значит, нету. Слова не скажет.
- А вы хорошо зарабатываете, как считаете?
- Вы знаете, никогда не ныл и не ною. Я никогда богатым не был и не буду. Как говорил Василий Макарович Шукшин: не жили богато, не хера и начинать. Ну как: я зарабатываю столько, сколько нужно. Чтобы в доме ни в чем себе не отказывали, чтоб жратва была, чтоб заплатили за газ, за телефон. А каких-то там сбережений, каких-то вкладов Да откуда? Семья большая. А все - актеры.
- И это диагноз?
- Да. Видите, какой у меня стол? Самый простой. У нас был столяр в театре, я попросил его: Юрка, сделай мне стол. И до сих пор не могу с ним расстаться, другим заменить. Тоже бзики такие бывают. Телевизионщики один раз снимали у меня здесь. И начались звонки: ты что, с ума сошел?! тебе не стыдно?! народный артист, а у тебя телевизор на табуретке стоит!.. А я, вот честное слово, внимания даже не обращал
- Но сейчас, извините
- Это они меня додолбили, какую-то хреновину купил вместо табуретки. Так удобно было: туда повернул телевизор, сюда А вот она, ха-ха, эта табуретка, я ее даже не выбросил - на балконе стоит.
- А выпито много было за этим столом?
- Выпито? Много. А как же! Вы оглянитесь Эта (опрокидывает бутылку горлышком вниз) - пустая, эта - пустая. Здесь что-то еще есть. Посмотрите там (открывает дверцу под мойкой) - невынесенных еще мно-о-ого. Нет, в этом смысле я не ханжа. Несмотря на то что врачи мне в общем-то не разрешают - у меня инсульт был семь лет назад. Но я считаю, знаете, что: ну хорошо, лишу я себя того, другого, третьего. Продлю свою жизнь на год. И что? Это мне удовольствие доставляет, понимаете? Ну такая традиция наша русская. И что с этим делать?
* * *
Ну хватит, пора и честь знать. Не стоит дожидаться, пока Лев сам выпроводит из логова своего. Ему нужно посидеть одному, подумать. Впереди юбилей: будут поздравлять, признаваться в любви. У Дурова между тем мысли тяжелые. Переварить бы надо
- Так, ну в эти двери не будем, наверное, заходить? - киваю в сторону туалета-ванной.
- Почему, если нужно - зайдите. Там мыслей много приходит, кстати. Существует сортирная сосредоточенность, многие говорят. Иногда просто даже на закрытую крышку сядешь, чтобы уединиться совсем...
- Ну да, больше в общем-то и негде. Думал, кстати, хоромы-то у вас попросторнее.
- Нет, Дурову больше не дают. Сначала шесть метров было в коммуналке, за занавеской. Потом дали однокомнатную в Филевском парке. А потом уже вот эту двушку. Ну и мы счастливы - нормально. Нет, вообще-то была бы третья комната, было бы лучше - поменьше задницами бы стукались. Нет, ну правда - когда гости, ты и деться никуда не можешь.
- Зато уютно у вас, с работы домой, наверное, приходить приятно. Или все же лучше из дома на работу?
- Сейчас - как можно скорее прийти домой То есть я иду в театр, играю - и скорей-скорей домой. Потому что чувствую себя там чужим. Да, грустно. Тем более многие актеры, знаю, меня любят. Говорят: Лев, ну ты приди, постой хоть за кулисами, появись - просто так. А А я не могу. Видите, я свой юбилей отмечаю не в театре, а в ВТО. Только по этим обстоятельствам. У меня театр отобрали. Мой театр, которому я отдал 40 лет. Я сыграл там свои лучшие роли, я прожил там лучшие годы
- Может, вас так тихо на пенсию спроваживают?
- Да вы знаете, меня спроваживать и не надо. Если вы такие честные, и вы считаете, что пора, так скажите мне в глаза. Скажите: Дуров, мы считаем А я отвечу, считаю я или не считаю. Вот он занял актрису Антоненко. Которая тоже 40 лет проработала в театре. И сказал вдруг - не ей, а кому-то: Антоненко больше не вызывайте. Она его встречает, говорит: Вы мне ничего не хотите сказать? Он: Нет, - и проходит мимо. Вот скажите, вот вы мужчина и я мужчина, она - женщина. Какая у меня была бы реакция? Если б я спросил: Леонид Григорьевич, вы не хотите ничего мне сказать, а он бы в лицо ответил: нет? Вот какая у вас была бы реакция?
- Не знаю, Лев Константинович. Мужская, наверное.
- Вот именно. И у меня мужская.



23.12.2006
www.levdurov.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован