15 марта 2006
1849

Лев Дуров: Как Седой стал артистом

Лев Дуров о своей хулиганской юности.
Константинович родился 23 декабря 1931 года в Москве. Окончил Школу-студию МХАТ (1954), Высшие режиссерские курсы при ГИТИСе (1978). В 1954-1963 гг. - актер Центрального детского театра, в 1964-1967 гг. - актёр театра им. Ленинского комсомола, с 1967 г. - актер драматического театра на Малой Бронной. Народный артист СССР (1990). С 2003 года главный режиссер Театра на Малой Бронной.

Мы разговаривали с Львом Дуровым несколько раз: какие-то беседы публиковались, другие кассеты ложились в стол - на будущее. А потом, 7 декабря минувшего года, на репетиции спектакля "Кавалер роз" Дурову стало плохо, и он попал в больницу с диагнозом "микроинсульт". Этот материал писался, когда он лежал в палате сосудистого отделения НИИ имени Склифосовского - на пленке Лев Дуров рассказывал о своей молодости.

- Артист Каневский как-то сказал, что на сцену Дуров попал случайно. Легла бы карта иначе - и стал бы он паханом...

- В детстве я знал все ворье района, но у меня никогда не поднималась рука на чужое. Если бы меня не взяли в Школу-студию МХАТ, я пошел бы на завод, стал бы токарем или слесарем.

- Ваш прапрадед, саратовский градоначальник, обставил Пушкина в карты, а вы были готовы идти на завод. Род Дуровых опростился?

- После 1917 года вспоминать о своих корнях было небезопасно. А знаменитые братья Дуровы, к примеру, вообще не ощущали себя дворянами - трудно помнить о своем родословном древе, выходя на сцену в клоунском колпаке. Мой отец работал взрывником, мать - сотрудницей военно-исторического архива, а я был уличным лефортовским парнем.

Сперва были обычные дворовые игры: казаки-разбойники, двенадцать палочек, штандер, пристеночек. Потом голубятня - там пошли дела посерьезней. Были и криминальные дела, голубятни "подснимали". Приходим однажды к себе, а голубятня пустая - всех птиц украли...

- Как разбирались с теми, кто "подснимал" голубятни?

- Шли ночью и "подснимали" его собственную. Иногда хозяин выскакивал с топором в руках - один наш парень, испугавшись топора, спрыгнул с крыши и сломал обе ноги.

Было одно табу: запрещалось тормозить окольцованных голубей, ходивших с почтой. Ни один голубятник, даже приблатненный, отмотавший срок, не позволил бы себе этого сделать.

- Много было таких?

- Примерно половина. Тогда ведь сажали за любую мелочь, в том числе и за прогулы.

- Лефортово было криминальным районом?

- Тогда было три криминальных района: Марьина Роща, Лефортово и Измайлово. Там и "малины" были, и "хазы" - все, как полагается. Между собой они не враждовали, "держали зону". Наша зона была между Новослободской, кинотеатром "Третий интернационал" и Елоховской церковью. Тут меня никто не мог тронуть, но за пределами "зоны" могло произойти что угодно. Обычно отношения выясняли за сараем: "Стыкнемся?" - "Стыкнемся". Кровь пошла - и ладно. Но у взрослых все было гораздо серьезней.

У меня был вяхиревый голубь-скакун. Это мутант, выродок голубиного племени: он сидит, и башка у него крутится, как локатор. Увидев чужого голубя, скакун взлетает и бьет его, пока не посадит. Если этот голубь тебе не нравится, ты его продаешь. Или если он ценной породы, обрезаешь ему маховые перья и оставляешь себе. Пока перья отрастают, он привыкает к твоей голубятне, а затем ты выпускаешь его в грохот со стаей.

Мой голубь сел на чужую голубятню. Хозяин, большой сильный мужик, принес его мне: "Седой (так меня звали в Лефортове), давай деньги, а то скакуну твоему башку оторву". Я сказал: "Подожди, сейчас придут взрослые, откуда у меня деньги..."

Но он ждать не стал и на моих глазах оторвал голубю голову - взял его за шейку и ударил о колено. Со мной случилась истерика, и я сказал ему все, что малолетке не полагалось говорить мужику. Вот его друзья и отмесили меня сапогами.

Когда я поправился, взрослые взяли меня и пошли разбираться. Те играли в карты. Наши подошли и стали рядом: "Надо извиниться перед малолеткой". Началось толковище, один из игроков потянулся за картами, но взять их не успел. Ножницами, лежащими на соседней полке, ему пришпилили руку к столешнице и страшно, до полусмерти избили всех, кто там был. А потом, встречая эту братву на улице, взрослые нормально с ними общались - произошел расчет.

Законы в Лефортове были жестокие - тому, кто был в чем-то виноват, говорили: "Отдержись!" И три раза били его чем ни попадя: ногой в пах, дубиной, кирпичом по голове. Если ты выдерживал, то вина снималась. Если завыл и попросил пощады, тебя больше не было - Лефортово такого человека выбрасывало.

- Как же в вашей жизни возник театр?

- После очередной драки меня затащили в Дом пионеров - там был детский театр, и он мне понравился. Прозанимался три года, сам делал декорации, у всех отбирал роли - и в конце концов из меня выбили улицу. Она ко мне претензий не имела: "Седой в артисты подался, человек театром занимается..." За спиной, конечно, посмеивались, но в лицо грубить боялись - можно было и по зубам получить.

А когда я поступил в Школу-студию МХАТ, об улице просто пришлось забыть: времени не хватало ни на что.

- Почему после института вы пошли в Центральный детский театр, а не остались во МХАТе?

- Меня собирались брать в Художественный театр. Но у нас преподавал Олег Ефремов, и он агитировал за Центральный детский: "Иди к нам, не ходи во МХАТ". Я согласился - там была одна из лучших московских трупп.

Потом были Театр имени Ленинского комсомола, а затем Бронная - здесь я вырос, здесь состарился, тут и завершатся мои театральные дни.

- Кто из партнеров по сцене запомнился вам больше всего?

- Андрей Миронов в "Продолжении Дон Жуана" Радзинского. Я думаю, что это была одна из лучших его ролей. У Андрея был неправильный состав крови - результатом этого стал тяжелый фурункулез. Когда он снимал кафтан Дон Жуана, у него вся рубашка была в крови. Ему было жутко больно, но он и вида не показывал: доставал из кейса чистую рубашку, надевал ее и уходил - жизнерадостный и веселый...

- Чего вы хотите от жизни?

- Помните слова старой песни: "Если смерти - то мгновенной, если раны - небольшой..." Я желал бы себе первого.

Несколько лет назад у меня был инсульт, я заново учился ходить. После него у меня периферийное зрение улетело, я не вижу ни справа, ни слева, ни вверх, ни вниз, но машину все равно водил. А на сцене ориентируюсь по запаху - я же их всех, сволочей, уже по тридцать лет знаю...

Да ладно. Прорвемся. Что об этом вспоминать, давайте-ка я вам лучше анекдот расскажу....

Недавно Дуров вышел из больницы. Премьера спектакля "Кавалер роз" состоится 11 марта, в день юбилея театра на Малой Бронной.


15.03.2006
www.levdurov.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован