26 октября 2005
5192

`Когда переведутся Дон Кихоты, пускай закроется книга Истории`


Источник: Московская среда, Беседу вел Владимир ГУБАРЕВ


В науке принято прогнозировать лет на пять-шесть вперед, от силы - на десять, но не на пятьдесят же! Ученые - это не писатели и не фантазеры, а люди, прикованные к фактам и выводам, а посему им не положено "убегать за Мечтой". Однако: "Когда переведутся Дон Кихоты, пускай закроется книга Истории". Сказано, конечно, красиво, но найдите мне ученого, которому понравится сравнение с Дон Кихотом?

Впрочем, мой герой особенно возражать не будет. Но тем не менее ему ближе слова нашего великого соотечественника, дальним учеником которого Б.Н. Кузык, безусловно, является. Речь идет о В.И. Вернадском, сказавшем однажды так: "Научные открытия не являются во всеоружии в готовом виде. Процесс научного творчества, озаренный сознанием отдельных великих человеческих личностей, есть вместе с тем медленный и вековой процесс общечеловеческого развития".

Как мне кажется, Борис Николаевич Кузык пытается осмыслить и обобщить идеи тех самых великих и с их помощью не только очертить контуры будущего, но и увлечь всех нас к нему, а дороги к этим храмам будущего прокладывать ох как нелегко!

Разговор в зале президиума РАН на традиционном "Чаепитии в академии" шел вокруг так называемого "Водородного проекта", который осуществляют совместно академия и компания "Норильский никель". Однако в той или иной форме затрагивались ситуация в экономике России, ее развитие, те точки роста, которые необходимо не только выявлять, но и развивать. А затем Борис Николаевич Кузык ознакомил меня с последней своей работой, которую он выполнил вместе с доктором наук Ю.В. Яковцом. Это монография "Россия 2050. Стратегия инновационного прорыва". Мне стало понятно, почему слово "инновация" нынче так популярно: пожалуй, это одна из последних надежд России. Впрочем, сам Кузык об этом не только говорит - он, как и положено ученому, показывает в своих исследованиях те тропинки, которыми следует двигаться в будущем. И в то же время он честно предупреждает, что эти тропы проходят над пропастью...

Итак, сначала несколько исходных позиций:

- Инновации - это мода?

- Это эпоха, и она уже наступила! Под инновациями - нововведениями - понимается использование достижений ума для эффективной деятельности в той или иной сфере.

- Имеются в виду открытия и изобретения?

- Не только. Мир инноваций столь же многолик, сколь разнообразны виды человеческой деятельности. Первая половина XXI века - это эпоха радикальных инноваций, преобразующих лицо мира. Начинается переход от индустриального к постиндустриальному обществу. Нечто подобное происходило с нашей цивилизацией, когда, к примеру, осуществлялся переход от феодализма к капитализму.

- Тем не менее немало стран, которые не сделали этого и сегодня!

- Вот почему нам следует четко понимать, что именно происходит в современном мире. Верный выбор особенно важен для России, которая завершила XX век национальной катастрофой, скачком назад и до сих пор не имеет ясной, научно обоснованной долгосрочной стратегии преодоления последствий кризиса. В истории бывают периоды, когда время течет медленно, мало что изменяется, а инновационный поток напоминает скорее зыбь в период штиля. Но затем приходит шторм, опускается завеса испытаний, и инновационные перемены становятся девятым валом или цунами. Стихия может все снести на своем пути, и в то же время человек может использовать ее энергию себе на благо, а не во вред.

- Значит, выбор только такой?

- Отсидеться в тиши комфортабельных бухт и заливов уже не удастся...

- Страшное цунами в канун 2005 года это показало весьма убедительно, когда лучшие курорты в Южной Азии были стерты с лица Земли. Теперь нам такое грозит в общепланетарном экономическом масштабе?

- Человечество вступило в эпоху бурных перемен, и это мы чувствуем каждый день.

- Понятно, что границы будущего невозможно очертить ясно и отчетливо - жизнь внесет свои коррективы. Остановимся лишь на одном - роли науки в этом поиске будущего.

- Инновационный прорыв - это использование достижений научной революции, которая происходит сегодня в мире. Россия является одним из пионеров формирования новой парадигмы по построению постиндустриального общества. Наука - первоисточник инновационного прорыва, а потому она нуждается в более активной поддержке государства. В первую очередь фундаментальных исследований, научных школ. Естественно, необходим органический синтез академической науки и высшей школы, рачительное использование отечественных открытий и изобретений. В общем, все то, чему сейчас особое внимание уделяется в Российской академии наук.

- Мне кажется, следует перейти от теории к практике, к тому самому грандиозному и дерзкому проекту, за который теперь вместе с академиком ГА Месяцем вы несете ответственность. Почему именно "Водородный проект"?

- Он впитывает в себя очень разные отрасли современной науки - от материаловедения до технологий живых систем. В общем, все, с чем имеет дело современная наука, в той или иной степени отражается в проекте. Кстати, в том числе и экология, и безопасность. Это принципиально важный момент.

- Но почему именно сейчас у нас такое внимание к водороду? Не секрет, что им занимаются довольно давно. Чем вызвано нынешнее, особое, к нему внимание? Неужели только тем, что в Америке и Европе им начали заниматься всерьез?

- Эпоха научных революций и перемен проявилась в нашем "Водородном проекте". К счастью, у нас есть реальная возможность заниматься им. А сейчас наступил новый этап в развитии Проекта. Создана его модель, в ней Российская академия наук является ключевым интегратором его развития. Реализовывать ее будет национальная инновационная компания "Новые энергетические проекты". Определены 12 отраслей промышленности, которые нуждаются в новейших водородных технологиях, именно им новая компания будет уделять особое внимание. Пока речь идет о национальной экономике, но уже в недалеком будущем, бесспорно, нужен будет выход на международный рынок. Очередным этапом развития проекта станет формирование национальной программы водородной экономики. Такая задача не стояла перед Россией, ее не было и в то время, когда существовал Советский Союз. Можно определенно говорить, что подобная программа - это вызов XXI века, и во многом судьба нашей страны будет зависеть от того, как мы ее будем реализовывать и добьемся ли успеха. Впрочем, иного нам не дано, других вариантов просто не существует.

- Все-таки нельзя говорить только об одном направлении..

- Пожалуй, не буду спорить. Однако водородная экономика - это один из стратегических национальных приоритетов. О них не раз в своих посланиях говорил Президент России, но, к сожалению, его верные слова остаются лишь словами. Лишь начало реализации "Водородного проекта", на мой взгляд, внушает определенные надежды, что хотя бы некоторые слова станут реальностью. Однако это трудная и необычайно сложная задача. И тут не может быть никаких иллюзий!

- С этим нельзя не согласиться: в последние годы мы начинаем напоминать Маниловых: мечтаем, но не работаем. Будто и нужды в этом нет? !

- А потому мы составили четкую программу своей работы. Обозначили ориентиры, и это поможет идти вперед в нужном направлении. Этапы таковы: 2005-2010 годы, затем график работ на каждое десятилетие вплоть до 2050 года. Это конечная точка нашего проекта. В Европе очень мало запасов энергоресурсов. Сейчас зависимость стран Европы от импорта нефти составляет 50 процентов, а к 2025 году она увеличится до 70 процентов. В связи с этим Евросоюзом поставлена задача по созданию программы использования возобновляемых источников энергии. В январе 2004 года в Брюсселе состоялось первое заседание участников новой программы "Европейская технологическая платформа в области водородной энергетики и топливных элементов". Если в 1988 году на научные исследования было выделено 8 миллионов евро, то в 2004-м - 300 миллионов. В России "Норильский никель" выделил на "Водородный проект" 40 миллионов долларов. К сожалению, на протяжении последних 15 лет исследования в этой области у нас практически не финансировались.

- Можно ли сформировать главное отличие проекта и программы от других аналогичных научно-технических программ, которых принималось и в СССР, и в России уже немало?

Впервые осуществляется партнерство государства и частного капитала. Имеется в виду сотрудничество Российской академии наук, а, следовательно, Администрации Президента и правительства, которые стоят за ней, и компании "Норильский никель". На мой взгляд, начинается на этом примере создание модели инновационной экономики России. Ее нельзя разрабатывать только теоретически, нужно опираться на конкретные примеры, и "Водородный проект" - один из лучших.

- А другие?

- Весьма интересны и перспективны проекты по системам связи, по информационным технологиям, тот, что осуществляет академик Ж.И. Алферов, и некоторые другие. Однако их очень немного, и сегодня еще трудно прогнозировать, какие из них вырвутся в лидеры при создании новой экономики России.

- Где же взять необходимые средства? Ведь правительство постоянно сетует, что их не хватает? !

- На самом деле денег в стране вполне достаточно - и у государства, и у бизнеса. Просто их нужно рационально и эффективно использовать. Сетовать на нехватку денег, конечно, легче, чем искать области их применения. Высший пилотаж в экономике, как говорится, заключается именно в этом. Принципиально важно создавать адекватный механизм использования ресурсов, но это не каждому под силу - тут нужен не только практический опыт, но и теоретические расчеты, которые и являются путеводной звездой в поисках путей в будущее. И решающее слово в этом принадлежит науке. К счастью, ученые в России есть - талантами наше Отечество не обижено. Просто им нужно доверять больше. В институтах Российской академии наук мы обнаружили ряд работ и идей, которые позволяют нам уже сегодня заявить: мы можем на рынке конкурировать очень сильно. Не могу раскрывать ноу-хау - за ними охотятся сейчас весьма активно, но могу профессионально заявить, что конкурентные преимущества не утрачены по ряду направлений. А потому особое значение приобретает просветительная, образовательная работа. Очень важно, чтобы в вузах студенты изучали водородные технологии. В проектах, которые они будут создавать после окончания вуза, они должны закладывать самые перспективные исследования - им ведь предстоит продвигать новое в жизнь. Особое внимание требует водородная энергетика. Она становится первой ступенькой к переходу на водородную экономику. По прогнозам, в конце нынешнего века на привычные нам энергоисточники останется процентов 15-17 от общего энергетического баланса, все остальное - это водород. А в транспорте можно смело говорить о ста процентах! Такие условия диктует развитие экономики, влияние на которое экологических проблем становится решающим.

- И все-таки элементы соревновательности с Америкой, надеюсь, остаются?

- Зачем постоянно сравнивать с Америкой?

- По привычке...

- Если только так... Американцы занимают сегодня 27, 8 процента высокотехнологичного рынка, а Россия - 0, 23 процента. О каком соревновании можно говорить? ! Значит, надо ставить реальные задачи. Мы провели соответствующие исследования, и у нас получилось, что мы можем сегодня завоевать 5 - 5, 2 процента. То есть мы должны подняться в двести раз! Скептики возражают: мол, все равно только 5 процентов. Хорошо, но давайте тогда считать деньги. Что такое рынок высоких технологий? Это два и девять десятых триллиона долларов. А топливно-энергетический рынок? Ноль семьдесят пять сотых триллиона долларов в год. Тенденция на 15 лет: высокотехнологичный рынок - до 12, 5 триллиона, а ТЭК - 1, 2. Если сегодня разница в четыре раза, то через десять лет - в десять раз! Теперь, если нам удается отвоевать на высокотехнологичном рынке пять процентов, то это 600 миллиардов долларов... То есть побороться есть за что, причем не поднимая знамя борьбы с Америкой: к сожалению, соревноваться с ней мы не можем, и давно уже об этом пора говорить начистоту. Идеологические штампы опасны, они ведут к деградации экономики и общества.

- Вы правы. Слишком часто наша энергия "уходила в свисток"!

- В расчетах мы по одежке протягиваем ножки. Не нужны потемкинские деревни! Но мы обязаны застолбить те ниши, где будем конкурентоспособны с западными коллегами.

- Вы - оптимист?

- Да. Все крупные проекты, осуществленные в нашей стране в XX веке, начинались в Академии наук. План ГОЭЛРО, к примеру. Во главе его осуществления стояли крупные ученые, и это, безусловно, привело к успеху. А зародился он с записки на двенадцати страницах. "Атомный проект" тоже начался с Лаборатории N2, которой руководил И.В. Курчатов. Исследования космоса - это академики М.В. Келдыш и С.П. Королев, их ближайшие соратники. "Водородный проект" - дитя академии, и в этом я вижу залог успеха.

- Он такого же масштаба, как атомный и космический?

- Конечно.



http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован