02 марта 2008
2846

Индекс готовности регионов России к информационному обществу: как сделать его инструментом управления развитием

Коротков А.В., д.э.н. Заведующий кафедрой "Системы управления бизнес-процессами"
Школа IT-менеджмента АНХ при Правительстве РФ

Abstract
This article surveys the potential impact of Russia Federation 2006 e-readiness ranking index. It opens with a review of the utility the raking as a measure of systemic economic performance, and then goes on to explore the oft-assumed close and strong relationship between ranking, skills and productivity. The importance of other factors and types of investment is stressed. These complementary elements may be at least as important as skill in boosting performance, and their absence may negate the impact of public investment in education and training. The ability of economic development policy, particularly as it relates to the Regional Development Agencies, to address e-readiness ranking index and economic development is assessed, and questions are raised about what type and level of e-readiness might have the largest impact on economic performance. In conclusion, we discuss the problems of sponsoring of such kind of project and demands that new policy approaches are making upon the machinery and personnel of government.

Предисловие

На рубеже нового тысячелетия Экономический и Социальный Совет ООН (ECOSOC), другие организации, ориентированные на стабильное развитие, обратили внимание мирового сообщества на значительный потенциал цифровой революции для экономического роста и искоренения бедности. Эту позицию поддержал Саммит тысячелетия ООН, она была зафиксирована в Окинавской хартии информационного общества, принятой G8. Чем дольше страна находится за пределами глобальной экономики, чем меньше доступны ей информационные технологии (ИТ), тем сложнее и дороже будет наверстать упущенное.

Информационные технологии и техники связи оказывают положительный эффект на рост производительности; экономические аналитики отмечают, что в центре экономических изменений находятся новые технологии. Обычно рост всегда виделся как результат работы капитала и рабочей силы, сейчас же инвестиции в новые технологии являются ключом развития. Эту закономерности стали очевидными ещё в 50-е годы прошлого века. Многие экономисты во главе с Робертом Солоу опубликовали данные о том, что лишь 50% экономического роста США было вызвано работой капитала, остальное стало результатом применений знаний и технологических изменений. Примерно в то же время исследования других экономистов показали важность образования и опыта. Инвестирование в рабочую силу при использовании новых технологий на многие десятилетия стали магистральным путем движения и одним из компонентов успеха индустриально-развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Информационные технологии, техника связи и развивающиеся страны

Несмотря на рост прогресса, увеличивается "цифровая пропасть" между развитыми и развивающимися странами. Этот феномен достаточно хорошо изучен зарубежными и отечественными исследователями. В то же время ни одна из стран, ни один из регионов мира не пожен говорить о преодолении цифрового неравенства. Разрывы происходят не только по "традиционным" линиям "бедные-богатые", "грамотные-неграмотные". Наметились новые нечеткие параметры, такие как "Север-Юг", "мужчины-женщины", "взрослые-дети", "город-село", "промышленность-сельское хозяйство" и др.

Известны и случаи успеха. Япония с 1950-х по 80-е достигла успеха благодаря новым технологиям, инвестированию в рабочую силу. Её успех базировался на прогрессе в микроэлектронике и реорганизации в традиционных отраслях, как автомобилестроение. Это позволило японским компаниям занять ведущие места на мировом рынке. Республика Корея существенно увеличила доход на душу населения, делая акцент на образование и технологическую адаптацию.

Большинство стран не пошли по этому пути из-за выбора политиков, недостатка квалифицированной рабочей силы, жестоких конфликтов и других факторов.

Восприимчивость к технологиям также не является панацеей, "золотой пилюлей": сложности, перенесённые Японией в 90-е годы прошлого века, упадок экономик после кризисов 1997-го и 1998-го. Глобализации финансовых рынков и чрезмерное увлечение могуществом электронных денег и их производных инструментов стало одной из базовых причин финансового кризиса 2007-2008 гг.

Экономическая структура, политический выбор также являются компонентами выигрышной стратегии.

Многие проблемы ещё больше усугубляют "цифровую пропасть" между развивающимися и развитыми странами. Существуют люди, никогда не пользовавшиеся телефонами и компьютерами, не имеющие ни надлежащего образования, ни доступа к финансовым ресурсам.

Знаниям присуще много признаков общественного блага: им пользуются многие, не уменьшая его количества. Конечно, необходимы и защита авторского права, и патенты, но само наличие знаний развивает идеи и влияет на других. Не зря в одной из священных книг человечества говориться о том, что многие знания несут и многие печали.

Частные компании теперь вовлечены в научные исследования и коммерциализацию технологий. Университеты остаются источниками научных и технологических исследований, и компании часто имеют связи с такими исследователями. Молодые люди из университетов развивающихся стран имеют возможность общаться со своими сверстниками из развитых стран и улучшать качество исследований в своих странах.

Сложность состоит в переводе этих рекомендаций в эффективные стратегии, которые позволят изменить жизни простых людей. Для этого потребуется партнерство заинтересованных сторон в интенсивной кооперации и правильном использовании ресурсов. Особое внимание при этом необходимо уделить тем аспектам использования информационных технологий, которые могут быть использованы для устойчивого развития экономики стран и регионов, отдельных видов предпринимательской деятельности, умножению новых навыков и общему благополучию населения.

Трудно вести конструктивный диалог, установить понимание, определить общие цели, если в руках нет инструментов, позволяющих адекватно и единообразно оценить готовность участников к сотрудничеству. Авторитетные международные эксперты и организации разработали и предложили к использованию методики и инструментарий измерения готовности регионов мира и отдельных стран к информационному обществу (ИГ).

При всей условности и допущениях, такие международные методики позволяют с высокой степенью приближения измерить многие количественные показатели, которые позволяют ранжировать страны и регионы в зависимости от глубины проникновения в повседневную жизнь информационных технологий. Хуже обстоит дело с качественными измерениями, потому что они зачастую носят оценочный характер и подвержены риску политических пристрастий. Тем не менее, повсеместно признан положительный опыт использования индекса готовности как важного инструмента управления развитием стран и регионов. Каким образом ИГ становится таким инструментом, будет рассказано в этой статье.

В поисках спонсора

Информационные технологии ведут свою родословную от таких наук, как математика, физика, материаловедение, управление, коммуникативистика, биология и многих других. Образно выражаясь, фантастом сегодня нужно быть не для того, чтобы придумать новую область для использования ИТ, а для того, чтобы найти хотя бы одну область знания, где ИТ еще не используется.

В бизнесе говорят о "спонсорах" не тогда, когда речь заходит о благотворительности, а в тот момент, когда нужно найти участника бизнес-процесса, наиболее заинтересованного в успешном его использовании.

В Организации Объединенных Наций сегодня правит триумвират Государства, Бизнеса и Общества. Именно трем этим главным игрокам обязаны мы развитием большинства значимых для человечества глобальных проектов. Отсутствие интереса к проекту одного из трех участников обрекает любой, самый блестящий план, на провал.

Государства должны проявить добрую волю, чтобы выработать приемлемые правила игры. Иначе некоторые страны или целые регионы выпадут из общего процесса или станут развивать альтернативный проект, что почти всегда кратно увеличивает затраты. Уже сегодня огромные деньги потрачены на "пилотные" проекты, которые оказываются затем никем не востребованными. Деньги каждый раз тратятся заново. Анализ этой ситуации требует серьезного изучения и отдельного исследования.

Бизнес, связанный с ИТ и оказанием услуг в этой сфере, владеет капиталом в виде производств и финансовыми возможностями. Связанный с ИТ бизнес жизненно заинтересован в продвижении своих товаров и услуг, а также определенных стандартов. Не денег бизнеса - проект "завянет" без финансовой подпитки. ИГ - очень полезный инструмент для такого бизнеса и среди таких компаний есть серьезные способы измерения индекса готовности.

Руководители бизнесов "традиционной экономики" косвенно заинтересованы в удешевлении и широком проникновении ИТ. Для них "пряниками" являются выход на новые рынки, увеличение производительности труда, снижение издержек производства, улучшение качества продукции и условий труда. Трудно ожидать от них заинтересованного спонсорства.

Общество должно осознать своевременность и полезность новых технологий, принять условия игры для того, чтобы согласиться с бюджетными ассигнованиями и явным образом выразить поддержку новым проектам через демократические процедуры.

Рассмотрим эти возможности в случае с использованием информационных технологий.

Биолог (научный работник) может стать спонсором использования ИТ, потому что большие вычислительные мощности позволяют ему выявлять новые связи в биологических процессах, он заинтересован также в хороших коммуникациях, чтобы производить распределенные вычисления и обмениваться с коллегами полученными результатами.

Руководитель логистического центра будет горячим поборникам ИТ, потому что эти технологии позволят ему оптимизировать цепочки поставок и снизить себестоимость услуги при одновременном повышении качества.

Государственный чиновник из таможенной службы может стать спонсором проекта по организации электронного документооборота, который позволит ему в условиях сокращения бюджета и штатного расписания выполнять тот же или больший объем работы. Он будет также ратовать за развитие инфраструктуры общего пользования, потому что такое развитие финансируется из централизованных источников, и это не бьет по его ведомственному бюджету. (Оставим за скобками коррупционную или протекционистскую составляющую, когда тот же чиновник будет настаивать на выделении дополнительного финансирования построения собственной инфраструктуры доступа).

Все вместе они могут стать коллективным "спонсором" развития телекоммуникаций региона, потому что их частные проекты могут быть завязаны на общую инфраструктуру доступа.

Попробуем разобраться, кто из триумвирата Государство-Бизнес-Общество является самым заинтересованным спонсором измерения индекса готовности регионов к информационному обществу.

Государство или Власть?

В последнее десятилетие мы стали свидетелями ряда шагов, которые предприняли правительства развивающихся стран. Во-первых, это развитие национальных информационных технологий и техник связи. Это усиливает эффективность управления, предпринимательства и сферы услуг. Во-вторых, государства создают условия для рынка информационных технологий и связи, что дает проекцию на частный сектор. Государство также использует технологии в сферах образования, здравоохранения и социальной защиты.

Межправительственные организации наравне с частными фирмами и государством играют большую роль в распространении информационных технологий и техник связи. Эти организации помогают адаптироваться к технологиям.

В разных странах в понятие "государство" и "правительство" вкладываются различные смыслы. В российских реалиях более понятным термином является "власть". Чаще всего имеем в виду власть законодательную (распорядителей бюджета и творцов законов) и власть исполнительную (исполнителей бюджета и творцов процедур - подзаконных актов). Судебная ветвь власти в таком делении предстает скорее пользователем информационных технологий.

Говоря о властях, мы подчас нетвердо отдаем себе отчет, к какому уровню властей мы апеллируем - федеральному, региональному или муниципальному, так как все они распоряжаются бюджетами и исполняют их, все наделены властными полномочиями.

Зададимся вопросом, заинтересована ли Власть в развитии высоких или информационных технологий? Берусь утверждать, что весьма опосредованно.

Из теории управления известно, что изменить систему изнутри невозможно, для этого нужен внешний толчок.

Если мы находимся не в виртуальной реальности, нам трудно предположить, что без управляющего воздействия со стороны чиновник сам по себе захочет стать "более прозрачным для общества", задумается о "более рациональном использовании бюджетных средств" или начнет "сам себя сечь" в порыве "борьбы за искоренение коррупции". Такое невозможно даже в компьютерных играх. Скорее чиновник будет действовать "по закону" или "по инструкции", невзирая на то, что такие законы и инструкции были разработаны в других экономических реалиях.

Власти соглашаются на высокорисковые инвестиции в высокие технологии в условиях страхов, или смертельных угроз основам их существования.

Так было в период между двумя Мировыми войнами (физика, материаловедение, связь) в послевоенный период (1945-1970гг.) (компьютерные науки, физика, химия). Общество готово было смириться с такими затратами и поддержать власти, потому реально ощущало опасность гибели страны или цивилизации.

В период "потепления" и разоружения (1970-2000 гг.) "страх уничтожения от военной угрозы" был заменен "страхом о сохранении жизни на Земле". Место физики и химии заняли науки "о жизни" и, в первую очередь, биология. Сегодня до 50% мировых бюджетов науки сосредоточено в этой области исследований.

После 2001 года после совершенных в мире террористических атак, объявлению "войны с террором", вопросы безопасности вновь стали выдвигаться на первый план, и мы видим стремительный взлет ассигнований в эту сферу науки, в том числе, в компьютерные науки.

Таким образом, власти могут выступать спонсорами проектов по развитию ИТ лишь в том случае, когда они напрямую связаны с государственными "страхами" - угрозами безопасности, потери суверенитета, территориальной целостности, утери конкурентоспособности в глобальной экономике.

Заинтересована ли власть в измерении ИГ? Мне не известны случаи, когда государства напрямую инициировали финансирование такого рода исследований.

Финансирование появляется лишь в том случае, когда отдельные игроки (на федеральном, региональном или муниципальном уровне) внутри самой власти используют ИГ в борьбе за "кусок бюджетного пирога". Высокая позиция в рейтинге косвенно делает страну более инвестиционно привлекательной (Ирландия, Эстония), низкий рейтинг создает репутационные риски и позволяет апеллировать к распорядителям бюджетов о недостаточном финансировании отрасли (Украина, Россия). Таким образом, слова о низкой позиции страны в рейтинге ИГ и необходимости финансировании отрасли и работ над улучшением позиции в рейтингах мы чаще услышим из уст министров связи, информационных технологий, СМИ, науки и образования, чем от их коллег из министерств обороны, промышленности, природных ресурсов, культуры и др.

Бизнес.

Благодаря революции информационных технологий и техник связи на рынке появляется все больше новых продуктов. Технологии не просто создают новые продукты и процессы, но и абсолютно новую индустрию.

В то же время основная масса предприятий сегодня является пользователями информационных технологий. Это предприятия "традиционной" экономики - добывающей, перерабатывающей отраслей, транспорта и пр. Даже большинство предприятий в сфере услуг (казалось бы, это сфера "новой" экономики!) являются пользователями ИТ.

Заинтересованность предприятий такого типа будет выражаться в снижении стоимости аппаратно-программных комплексов и телекоммуникационных услуг и услуг консалтинга в сфере ИТ.

Для предприятий этого типа и их руководителей индекс готовности к информационному обществу - лишь повод для вздохов, и аргумент для обмена колкостями с властями в упреках об эффективности бизнеса, конкурентоспособности и низкой производительности труда.

Заинтересованность в проведении измерений ИГ проявляют те игроки "новой" экономики, бизнес которых напрямую связан с созданием аппаратных и программных комплексов, их продвижением на локальные и международные рынки, оказанием услуг в сфере ИТ.

Для такого бизнеса ИГ - инструмент в борьбе за финансирование отрасли, способ обратить внимание распорядителей бюджетов всех уровней на недостаточность инвестиций в сферу информационных технологий, что может выразиться как в прямых государственных заказах, так и в масштабных инфраструктурных проектах. Эти компании часто выступают "спонсорами" измерения ИГ.

В силу того, что среди игроков на этом поле не так много по-настоящему сильных профессиональных лоббистов (здесь и далее я вкладываю в слово "лоббист" нейтральный, а не отрицательный смысл), чьи интересы могут распространяться на многие сектора бизнеса (сильными лоббистами являются вендоры), проекты, инициированные ИТ-компаниями, обычно носят односторонний характер. Одна фирма будет продвигать свои продукты под лозунгом "мощный компьютер в каждый дом", не объясняя, зачем он пользователю; другие будут биться за создание технопарков под производство экспортного программного обеспечения (хотя на самом деле рынок ПО внутри страны гораздо более емкий). Примеров такого "местечкового" лоббирования можно привести много и из российской, и из международной практики. ИГ в руках лоббистов маргинальных решений может стать инструментом манипуляций. Это, конечно, отнюдь не аргумент для того, чтобы ИГ не измерять. Любой инструмент можно использовать и во вред, и во благо. Можно, как известно, и микроскопом забивать гвозди.

Общество.

Само понятие "общество" достаточно аморфно.

Если рассмотреть общество как механическую совокупность пользователей информационных технологий, то каждый отдельно взятый гражданин вряд ли возразит против аргументов типа "лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным". Конечно, большинство населения положительно отнесется к новости о том, что в каком-то положительном рейтинге их страна (регион, город, поселок) занимает высокое место, но не более того.

Вопрос почти всегда в приоритетах: являются ли информационные технологии достаточно привлекательными для гражданина, чтобы он сознательно поднял их вверх во внутреннем рейтинге собственных предпочтений? И проголосовал за тех своих выборных представителей, которые эти приоритеты будут поддерживать? Сформулируем это для наглядности так: сначала мобильный телефон и компьютер, а потом новый костюм, пара обуви, лекарства, книга. Или так: сначала волоконно-оптический кабель в деревню, а потом - асфальтированная дорога, поликлиника, школа.

Может показаться, что это грубое упрощение. Однако жизненные реалии подчас выглядят именно так, и большинство властей развивающихся стран в условиях жестко ограниченных бюджетов и низкого уровня жизни большинства населения, в буквальном смысле стоят перед решением такой дилеммы. За годы работы в международных организациях я сотни раз слышал призывы о помощи в решении проблем внедрения ИТ от руководителей большого количества беднейших и даже развивающихся стран, региональных лидеров, многочисленных общественных организаций. Такие деньги им изредка выделялись, но чаще обещались. Где, например, обещанные многомиллиардные инвестиции в ИТ на рубеже тысячелетия, обещанные государствами и корпорациями с трибуны Организации Объединенных Наций? "Сдулись" вместе с пузырем "дот-комов".

Договоримся о том, что подавляющее большинство граждан не будут возражать против широкого использования ИТ в их повседневной жизни. Однако признаем при этом, что в шкале их жизненных приоритетов ИТ занимают не самые высокие строчки внутреннего рейтинга. Таким образом, "неорганизованные" граждане (читай, избиратели) не будут выступать спонсорами измерения ИГ.

По-другому обстоит дело с теми гражданами, которые объединяются в различные общественные организации.

Среди таких организаций могут появиться профессиональные лоббисты (например, ассоциации разработчиков разного рода программного обеспечения), различные союзы промышленников и предпринимателей (со специальными подсекциями, представляющих интересы специализированного производства и услуг) и другие заинтересованные игроки. Такие общественные объединения могут выступить спонсорами измерений ИГ для получения инструмента лоббирования.

Существуют общественные организации другого рода, которые заинтересованы в измерении ИГ. Среди них - научные центры, университеты, а также те структуры, которые зарабатывают деньги, проводя такого рода исследования. Они могут выступать спонсорами измерения ИГ, внося свой вклад и в виде части освоения различных исследовательских грантов, и своим ноу-хау.

Подчас измерение ИГ инициируется средствами массовой информации (точнее, специализированными подразделениями СМИ). Напомним, что один из наиболее популярных рейтингов ИГ готовится аналитическим подразделением журнала "Economist". Этот и многие другие средства массовой информации выделяют свое медийное пространство для обсуждения вопросов в различных предметных областях, (в том числе, связанных с ИТ), и проводят на возмездной основе тематические конференции. Для таких СМИ измерение индекса и его последующее обсуждение - коммерческий проект.

Отдельно нужно сказать о таких международных организациях, как Мировой банк, Международный экономический форум, ООН, Глобальный Альянс за ИКТ в целях развития и т.п.

Как известно, сами эти организации финансируются государствами и неправительственными организациями, а также отдельными гражданами.

Распределение их бюджетов - сложная многосторонняя процедура, в которой участвуют и государство, и негосударственные организации. На основании установленных процедур формируются статьи бюджета этих организаций и определяются приоритеты исследований и последующей поддержки.

В последние 15 лет информационные технологии были в центре внимания этих международных организаций, что было подкреплено соответствующими бюджетами. Это позволило многим крупным международным организациям выступать спонсорами измерения ИГ.

Как превратить индекс готовности к информационному обществу в инструмент устойчивого развития?

Устойчивое региональное развитие находится в центре общественного внимания с 1992 года, когда это понятие стало темой Саммита ООН. За прошедшие годы было проведено немало исследований и написаны десятки научных трудов, посвященных как совокупности слагаемых устойчивого развития, так и отдельных слагаемых.

Развитие информационных технологий, их проникновение в различные сферы регионального, государственного и муниципального управления, в жизнь общества стало осознанной необходимостью. Многие согласятся с тем, что от степени такого проникновения информационных технологий зависит не только инвестиционная привлекательность региона, государства и отдельно взятого предприятия, но и улучшение качества жизни населения и даже искоренение бедности, что сформулировано в документах Саммита тысячелетия ООН.

Индекс готовности региона к информационному обществу - важный сигнал власти, предпринимателям и гражданам о том, конкурентоспособны ли они в условиях неизбежной глобализации, конвергенции знаний и культур, ускорения технического прогресса.

В этой связи хотелось бы отметить важный вклад в измерение Индекса готовности российских регионов к информационному обществу, проведенный Институтом развития информационного общества (ИРИО). Спонсорами проекта выступили Министерство информационных технологий и связи Российской Федерации и некоторые общественные организации, ИРИО внес неоценимый вклад своим ноу-хау в адаптации международных методик к российским реалиям.

Можно ли отдельными мероприятиями повлиять на изменение позиции страны или региона в индексе готовности к информационному обществу?

Опыт многих стран дает положительный ответ. Однако речь всегда идет о целенаправленной политике и о четком следовании плану действий в этой сфере. Здесь чрезвычайно важным представляется мнение экспертов, в том числе таких, которые посвятили годы жизни изучению методик составления таких рейтингов и принимали участие в проведении полевых исследований.

В руках "ответственных" лоббистов ИГ превращается в рычаг подъема региональной и национальной экономики, способствует ускоренному внедрению технологий информационного общества в бизнес, науку и культуру, здравоохранение, другие сферы общественной жизни.

В руках лоббистов "безответственных" неверно интерпретированные показатели индекса могут вылиться в череду бесплодных "пилотных" проектов, в однобокое развитие отдельной технологии, вырванных из контекста общей стратегии.

Считаю полезным еще раз напомнить о неразрывных слагаемых построения информационного общества: электричество-связь-терминалы доступа-контент-люди, умеющие всем этим пользоваться.

Дисгармоничное развитие одного из слагаемых не улучшает позицию страны в индексе, несмотря на подчас гигантские финансовые вложения.

Список дополнительной литературы:

Коротков А.В., Кристальный Б.В., Курносов И.В.. Государственная политика Российской Федерации в области развития информационного общества. М.: 2007 г.
Коротков А.В. Россия в глобальном информационном обществе: международное сотрудничество. М.: 2008 г.
Norris P. Digital Divide. Civic Engagement, Information Poverty and the Internet Worldwid. Cambridge University Press, 2001
The Digital Divide. Facing a Crisis or Creating a Myth? The MIT Press, 2001
Region, Globalization, and the Knowledge-based Economy. Oxford university press, 2002

http://journal.itmane.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован