Эксклюзив
05 декабря 2011
34182

Глава 1. Становление и многостороннее развитие процесса глобализации

Продолжаем публикацию книги "Новая эра: Глобализация и Россия" Игоря Филькевича. Представляем вашему вниманию главу "Становление и многостороннее развитие процесса глобализации".

Особенности современного этапа формирования глобального общества

"Без сомнения, глобализация является наиболее употребляемым и злоупотребляемым и наименее проясненным, вероятно, самым эффектным словом (лозунгом, оружием в споре) последних лет."
Бек У. Что такое глобализация М., 2001 с.40.
Большинство современных исследователей считают, что процесс формирования глобального сообщества начался лишь с конца 60-х годов XX века. Именно в это время мировая научная элита, объединенная в международную неправительственную организацию - "Римский клуб" по инициативе итальянского экономиста и бизнесмена Аурелио Печчеи, сформировала принципы развития человечества как интегрированной макросистемы.

Вместе с тем само понятие "глобализация" стало применяться целым рядом американских исследователей только с начала 80-х годов дватцатого столетия. В этой связи к числу пионеров в использовании категории "глобализация" относят Дж. Маклинома, Т. Левитома и Р. Робнртсона. Причем лишь после развала Советского союза в 1992 году американский социолого Р.Робертсон в своей книге "Гобаллизация: общественная теория и глобальная культура" изложил свою концепцию осознания процесса глобализации [1].

Несмотря на то, что глобализация, как объективное явление современного общества, исследуется относительно недавно можно определить четыре главных этапа изучения категории "глобализация". Первый этап продил в период с 1969 по 1985 годы, второй - с 1985 по 1993 годы, третий - с 1993 по 2001 годы и четвертый этап проходит с 2001 года по настоящее время.

Период с 1969 по 1985 годы характеризовался формированием научной элиты. Которая оказалась способной осознать основные глобальные проблемы, стоящие перед человечеством и содействовать активизации политических процессов, формирующих новый характер международных экономических отношений. Ведущую роль в формировании глобального мира сыграли члены "Римского клуба" и американские политологи З. Бжензинский, Г. Киссинджер и другие

23 апреля 1973 года госсекретарь США Г. Киссинджер выступил с предложением формирования новой хартии, призванной объединить США, развитые страны Западной Европы и Японию воедино с целью проводить совместную политику и взаимосвязать их экономики. Данная идея получила свою практическую реализацию в 1975 году в Рамбуйе, когда под председательством Франции семь ведущих капиталистических стран иобъединились в новый большой концерт. Именно создание большой семерки в 1975 году стало главным ответом на глобальные вызовы современности, которые определил "Римский клуб".

Фактически Большая семерка стала возрождением традиций управления миром посредством объединения ведущих держав, включая их научную и политическую элиту. Несмотря на наличие экономических противоречий, а также различия в культурных традициях и ценностях, страны, объединенные в Большую семерку, продемонстрировали способность к единению с целью достижения главной политической задачи. Объединяя совместные усилиями, развитые капиталистические страны смогли преодолеть глобальные кризисы, происходившие в данный период (энергетический кризис 1973-1975 года, валютный кризис 1970-1984 года, кризис мировой задолженности развивающихся стран 1974-1984 года, кризис государственного управления 1981-1985 года).

В качестве основной политической цели данного исторического этапа определялась борьба с социалистической и коммунистической идеологией с целью ликвидации двуполярного мира и формирования нового мирового сообщества, во главе которого стояли исключительно представители большой семерки.

Важно подчеркнуть, что уже на первом этапе построения глобального мирового сообщества американские президенты и их администрации проявил и способность формировать глобальные доктрины, содействующие установлению гегемонии США в системе международных экономических отношений. Также, в 1975 году была сформирована Тихоокеанская доктрина Форда, которая определила приоритеты участия США в Азии. Причем, наряду с укреплением сотрудничества с Японией и странами Юго-Восточной Азии, особое место отводилось нормализации отношений с Китаем с целью разрушения единства социалистических стран.

В президентской директиве N 18 от 25 августа 1977 года Дж. Картер определил новые приоритеты глобального участия США в регулировании международного сообщества. Данная директива предусматривала создание сил быстрого развертывания для подавления любых революционных выступлений в зависимых развивающихся странах и для осуществления переворотов в развивающихся странах социалистической ориентации. В 1980 году была сформирована доктрина картера, которая провозгласила право США осуществлять вмешательство и диктат в любом регионе и в отношении любого государства. Тем самым, уже в 1980 году США имели достаточно сил дя осуществления экспансии в глобальном масштабе. Принятие данной доктрины содействовало активизации силовой политики США во всех регионах развивающегося мира с целью вытеснения мирового социализма на глобальном уровне. В 1983 году для регулирования сил быстрого развертывания и управления их операциями было создано Центральное командование СЕНТКОМ. Вплоть дот завершения данного этапа мирового исторического развития доминирующей концепцией, обеспечивающей беспрепятственное вмешательство США во внутреннюю политику развивающихся стран, была идея борьбы с международным терроризмом [2].

С 1985 по 1993 годы имел место второй этап осуществления глобальных трансформационных преобразований в мировом сообществе. Данный этап начался с провозглашения доктрины Р. Рейгена в 1985 году, которая была подкреплена рядом деклараций, появившихся в конце 1985 - начале 1986 годов и определивших новую внешнеполитическую ориентацию США. В советской прессе данная доктрина и внешняя политика именовались в качестве "неоглобализма".

В рамках неоглобализма основная цель сводилась к тому, что опираясь на доминирующие позиции в военной, политической и экологической областях США оказались способны предпринять самые активные шаги к ликвидации социалистических и коммунистических правительств во всех странах мира. При этом для безоговорочного подчинения интересам США в социалистических странах, а также в развивающихся странах социалистической ориентации начали открыто поддерживать и финансировать любые демократические и либеральные народные движения. Достигнув успеха в Анголе, Афганистане, Никарагуа, Эфиопии и ряде других развивающихся государствах, страны Большой семерки предприняли массированную атаку на оплот социалистического содружества - страны Совета экономической взаимопомощи.
Успешной реализации глобальных идей Большой семерки способствовало то обстоятельство, что период с 1985 по 1991 годы характеризовал собой "эпоху Горбачева" в СССР. В этот период наблюдался экономический и долговой кризис, охвативший все социалистические страны, которые начали проводить либеральную внешнеторговую политику, в том числе и СССР.

Использую экономическую слабость социалистических стран, развитые капиталистические страны начали активно пропагандировать идею формирования глобального мира посредством создания экономически взаимосвязанных систем, в которых отсутствует идеологическая основа. Данная идея была поддержана М. Горбачевым, который начал осуществлять радикальные реформы в стране не для укрепления экономической мощи своего государства, а ради сотрудничества с США и другими развитыми странами. Активная политика стран Большой семерки, проводима в отношении социалистических государств, позволила совершить практически бескровные бархатные революции в Центрально-Восточной Европе в период с1987 по 1989 годы, ликвидировав в одночасье основные страны исповедующие социалистические идеалы. Кроме того, СССР (благодаря усилиям команды М. Горбачева и демократических сил, поддерживаемых развитыми капиталистическими странами) оказалась на грани развала к 1991 году и полностью лишилась своего золото-валютного запаса. Лишь по счастливой случайности из-за августовского путча 1991 года распавшийся Советский Союз предстал мировому сообществу в качестве пятнадцати суверенных государств. Дело в том, что в рамках Ново-Огоревского соглашения о создании вместо СССР Союза суверенных государств предполагалось формирование независимых государств из автономных и республиканских образований расположенных на территории России, тем самым Советский Союз мог предстать в виде сорока шести независимых государств после развала.

В 1995 году Б. Клинтон, выступая в объединенном комитете начальников штабов, отметил, что реализация глобальной политики в отношении СССР и его союзников, избранная начиная с 1985 года, обеспечила устронение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Благодаря чрезвычайной самонадеянности и проамериканской позиции Горбачева и его окружения Америка получила сырьевой придаток и не разрушенное атомом государство. В ходе перестройки были расшатаны идеологические основы СССР и США сумели вывести из борьбы за мировое господство государства, составляющие им основную конкуренцию [3].

Несмотря на развал СССР проблема сохранения двуполярного мира осталась актуальной вплоть до октября 1993 года. Дело в том, что в Верховном совете РСФСР российские демократы не имели большинства и тем самым сохранялась возможность реставрации социалистических идей в России. В начале сентября 1993 года разразился политический кризис, в результате которого был временно отстранен от должности вице-президент России А. Руцкой. 21 сентября 1993 года Верховный Совет Российской Федерации прекращает полномочия Б. Ельцина и возлагает исполнять обязанности Президента А. Руцкого. Уже 22 сентября Б. Ельцин информирует о происходящем в России Б. Клинтона и устанавливает постоянные контакты с американскими властями по координации своих действий по преодолению совершенного, по его мнению, государственного переворота со стороны народных депутатов. 4 октября американская телекомпания CNN транслирует на весь мир штурм и захват Белого дома в Москве, как ликвидацию последнего оплота сопротивления демократическим преобразованиям. 5 октября госсекретарь США К. Кристофер заявил, что действия Президента Росси Б. Ельцина по применению силы были полностью оправданы и он продолжает следовать демократическим курсом [3].

Основной идеологией при формировании мира на данном этапе стала идея развития мирового сообщества по пути демократизации на основе либеральных ценностей при ярко выраженной поддержке любых идей национализма и шовинизма во всех социалистических государствах. В этой связи наблюдался развал не только Советского Союза, строящегося по федеративному принципу образования, но и других социалистических стран, имеющих федеральное устройство - Чехословакии и Югославии. Важно отметить, что долгое время югославская модель социалистического общества открыто поддерживалась развитыми капиталистическими государствами, которые обеспечили Югославии систему специальных преференций в торговле с западным миром. Однако, стоило развалиться социалистическому лагерю как политическая и эконмическая поддержка правительства Югославии со стороны Большой семерки полностью прекратилась и, начиная с девяностых годов, стали поддерживать лишь экстремистские силы способные развалить единое государство. В частности, в 1991 году при непосредственной поддержке США была сформирована национально-освободительная армия албанцев в Косово. Для уничтожения югославского государства экстремисты перешли к активным военным действиям. Благодаря подачкам из развитых стран ранее единый народ Югославии оказался разобщен по религиозному и национальному признаку и был способен пойти на уничтожение своих сограждан, проживающих на территории вновь образовавшихся государств.

Экономическую основу развития глобальных процессов в мировом сообществе в период с 1985 по 1993 годы составляли идеи радикального неоглобализма. Главный смысл этих идей, привнесенный в Советский Союз из Запада и активно поддержанный ведущими советскими экономистами, включая академика Л. Абалкина и академика С. Шаталина, состоял в том, что в условиях реформирования советской экономики необходимо осуществлять коренной переход к рыночным отношениям и максимально снизить вмешательство государства в регулирование хозяйственной деятельности. При этом либерализация должна коснуться всех сторон экономической деятельности и, в первую очередь, внешнеэкономической.

Проведение в 1987 году экономической перестройки в Советском Союзе обернулось катастрофическими последствиями для страны. Вместо обещанного западными идеологами укрепления экономической мощи в условиях либеральной внешней политики произошел катастрофический разрыв экономического партнерства со странами социалистической ориентации, который обернулся крахом всего социалистического лагеря к 1990 году, когда Советский Союз уже навсегда утратил свою возможность активно участвовать в системе международных экономических отношений. Потеря Советским Союзом своих позиций на Международной арене обернулась нарастающим экономическим хаосом в стране. Для преодоления экономического хаоса летом 1990 года было выработано два новых плана экономического развития страны.

Академик Л. Абалкин, отвечающий в ранге вице-премьера союзного правительства за подготовку экономической реформы, предполагал осуществить переход к полному рынку без участия государства в течение шести - восьми лет. В свою очередь, академик С. Шаталин и Г. Явлинский считали, что к радикальному неолиберализму можно прийти за пятьсот дней.

Реализация либеральных реформ по пути формирования рынка обернулась настоящей трагедией для Советского Союза, который из-за нарастающего кризиса потерял основы нормального государственного управления после августовского путча 1991 года.

Радикальные реформы, совершенные к данному времени, ничему ни научили их организаторов. Возглавивший после путча союзное правительство И. Силаев привлек в качестве главного экономического реформатора Г. Явлинского, который начал осуществлять радикальное реформирование экономики на принципах "шоковой терапии", рекомендованной западными идеологами глобализации всем социалистическим государствам, как единственны правильный путь трансформации в мировое сообщество.
При этом в сентябре 1991 года, готовившаяся к отделению от Советского Союза, Россия начала разрабатывать два концептуальных положения определяющих экономическую политику России в глобальном сообществе: 1)"Стратегия России в переходный период"; 2)"Ближайшие экономические перспективы России". В создании данных концептуальных положений под руководством Г. Бурбулиса приняли участие П. Авен, А. Вавилов, Е. Гайдар, С. Глазьев, А. Козырев, В. Машиц, М. Полторанин, Н. Федоров, А. Чубайс, С. Шахрай, Е. Ясин [3]. В этих документах определялись позиции России в глобальном сообществе и отмечалось, что только с помощью введения разовых свободных цен, либерализации торговли, приватизации жилья и государственных предприятий можно добиться экономического процветания и могущества России.

Реализация намеченных целей в период с 1992 по 1993 годы продемонстрировала миру всю пагубность навязанной Западом идеи создания благоденствия Россия пережила настоящий коллапс навсегда утратив свое экономическое могущество и возможность экономически участвовать в регулировании глобальных трансформационных преобразований.

Важно подчеркнуть, что экономический крах от вхождения с помощью "шоковой терапии" в глобальное сообщество пережили все без исключения независимые государства на территории бывшего социалистического лагеря. Вместо обещанного западными экономистами и политологами экономического либерального рая, эти страны испытали кризис не управляемости и утратили свои позиции в мировом сообществе. Данная катастрофа обернулась массовым обнищанием и ограблением населения трансформированых стран, созданием криминально-регулируемого общества, вывозом капиталов и материальных ценностей кучкой олигархов в развитые страны, превращением данных государств в экономически слабых и неспособных самостоятельно управлять национальными предприятиями и национальными ресурсами которые тайно или открыто перешли в собственность ведущих западных транснациональных компаний и западных топ-менеджеров.

Третий этап развития современных глобализационных процессов проходил с ноября 1993 года по сентябрь 2001 года. Характерной особенностью данного этапа можно считать переход к новой эре человеческого развития, поскольку, по мнению многих отечественных и зарубежных исследователей, неогобализация существенным образом отличается от системы мирового устройства имевшей место в другие периоды исторического развития человечества.

Новая эра глобализации мало чем отличается от процесса глобализации, который происходил в истории человечества в моменты осознания целесообразности передела мирового пространства, а также в периоды краха великих империй, занимающих до этого значительное территориальное пространство. Фактически сразу, после осознания невозможности возрождения коммунистических идей и быстрого восстановления разрушенной "шоковой терапией" экономики России и других стран бывшего социалистического лагеря, развитые страны перешли к открытой борьбе за мировую гегемонию в глобальном обществе. Именно в данный период, когда бывшим социалистическим государствам продолжали объяснять, что либерализация и отсутствие государственного вмешательства во все сферы национальной экономики есть путь к благоденствию, развитые страны начали привлекать собственные государства к самому активному участию не только в регулировании национальной экономики, но в создании новых интеграционных объединений, способных в силу концентрации территории и ресурсов обеспечить гегемонию в глобальном масштабе. Уже 1 ноября 1993 года был создан Европейский Союз, который объединил пятнадцать развитых государств с целью поэтапного формирования единого Европейского государства имеющего общее гражданство, экономический, валютный и политический союз.

Вслед за объединяющейся Европой решительные шаги к международной интеграции предприняли США, которые стали инициаторами создания 1 января 1994 года Североамериканского соглашения о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой. Данное объединение со временем позволит США установить полную гегемонию в Северной и Южной Америке. Причем уже в ходе второго этапа глобализации США предприняли серьезные шаги по развитию экономического сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где в ноябре 1989 года по их инициативе было создано Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, объединившее восемнадцать государств данного региона. В последующие годы в данное интеграционное объединение вступили еще одиннадцать стран, включая Россию, которая стала членом АТЭС в ноябре 1997 года. Таким образом Россия оказалась потенциальным геоэкономическим партнером США на международной арене [4].

Осознавая, что наступившая эра глобального мира представляет собой серьезное испытание для человечества и борьба за гегемонию в сообществе только приобретает крупномасштабный размах, ведущие западные ученые и политики уделили серьезное внимание изучению процесса формирования нового мироустройства. Уже в 1993 году С. Хантингтон определил, что в современном обществе формируется новый мировой порядок, в котором неизбежно возникнут новые цивилизации, имеющие свои интересы и целевые задачи. По мере развития глобализационных процессов будет проходить изменение сил и роли цивилизаций в глобальном сообществе. В качестве основных цивилизаций С. Хантингтон выделил: западно-христианскую, православную, конфуцианско-буддийскую, мусульманскую, латиноамериканскую, африканскую, тихоакеанскуую. Причем именно столкновение интересов цивилизаций по мнению С. Хантингтона, будет предопределять систему экономического и политического сотрудничества в мире [5,6].

Идеи С. Хантингтона послужили началом для нового передела глобального мира и организации наступления западно-христианской цивилизации, возглавляемой США, на другие цивилизации Уже в январе 1999 года на Всемирном экономическом форуме в Давосе православная и мусульманская цивилизации были объявлены наиболее враждебными для западно-христианской цивилизации. Данное обстоятельство позволило США развязать открытую агрессию против Югославии в 1999 году, что обеспечило временную гегемонию США в рамках мирового сообщества. Кроме того, США стали проводить активные операции в мусульманском регионе, устанавливая свою гегемонию в отношении стран Ближнего Востока и Средней Азии.

В 1995 году И. Валлерстайн впервые открыто заявил о том, что в развитых странах наступает конец либеральных преобразований и на смену либеральным ценностям должны прийти ценности эффективного государственного регулирования, способного создать условия для гегемонии развитых стран на международной арене. Данная идея была поддержана Дж. Соросом, который заявил об угрозе демократии в капиталистическом обществе при сохранении неограниченной рыночной стихии и либерализма [7,8].

Учитывая, что преодолеть хаос либерализма и рыночной стихии способны только ведущие государств и крупнейшие международные организации, сохранившие свою научную и политическую элиту, то к концу девяностых годов в рамках анализа глобальных процессов родилась идея перехода от системы суверенных стран к единому мировому государству посредством создания Соединенных Штатов Мира (СШМ).

В настоящее время на абсолютную гегемонию в мировом сообществе в рамках Соединенных Штатов Мира открыто заявили, Организация Объединенных наций, Соединенные Штаты Америки и Большая восьмерка. В докладе Программы развития ООН за 1999 год в качестве формирования новой глобальной архитектуры выделяются следующие институты, данной организации, которые способны взять на себя роль мирового правительства: Всемирный центральный банк; Всемирное экологическое учреждение; Всемирный инвестиционный фонд; Международный уголовный суд; Всемирная торговая организация; Двухпалатная генеральная ассамблея ООН [9].
Вместе с тем, по мнению большинства известных западных политологов и ученых, в том числе З. Бжезинского, А. Страуса, М. Тэтчер и Ф. Фукиямы, распоряжаться судьбой всего мирового сообщества и диктовать волю народам мира в новую эру глобализации могут исключительно Соединенные Штаты Америки [10,11,12,13].

Необходимо отметить, что по мнению Совета по внешней и оборонной политике ведущую роль в политическом управлении глобальным развитием призвана играть Большая восьмерка, которая уже в настоящее время активно участвовал в выработке решений, возникающих по общепланетарным проблемам [14,15]. Вместе с тем западные аналитики в лице Р. Пенттиля отмечают, что США используют Большую восьмерку лишь исключительного для придания большей легитимности своим действиям на международной арене. Причем привлечение России в Большую восьмерку стало не фактом признания ее в качестве великой державы, а своеобразным торгом по стратегическим геополитическим вопросам Привлечение России в начале девяностых годов в качестве наблюдателя Большой восьмерки было обусловлено необходимостью осуществления радикальных реформ в Российской Федерации, организацией вывода российских войск из стран Балтии, отказом Беларуси и Украины ядерного потенциала. При этом Россия смогла стать полноправным членом Большой восьмерки по политическим вопросам лишь после того как согласилась с расширением НАТО на Восток и поддержала проведение военной операции в Югославии [16].

На данном этапе исторического развития глобальных процессов особую роль стала играть геополитическая составляющая. Осознавая, что с помощью исключительно глобальных войн и политических решений трудно рассчитывать на быстрое достижение глобального превосходства, США самое серьезное внимание уделили экономическим процессам глобализации. Основную роль в установлении американской гегемонии в мире взяли на себя транснациональные компании. Имея гигантские финансовые и экономические ресурсы, ведущие транснациональные компании, проникая на новые рынки, оказываются в состоянии не только установить новый экономический порядок в принимающей стране, но и провести радикальные политические реформ, поставив во главе правительства те людей, которые кровными узами будут связаны с западно-христианской цивилизацией и следовательно будут выполнять любую волю развитых стран. Только за период и1989 по 1999 годы доля внутри корпоративных поставок в зарубежных филиалах американских ТНК увеличилась почти в 2 раза и составила 60 %, позволяя тем самым наращивать экономическое могущество США, контролируя все фирмы мировой исследовательской, производственной и сбытовой кооперации. К 2000 году транснациональным компаниям принадлежало 80 % мирового капитала и около 50 % мировой торговли [17].

Для достижения экономического могущества США не только отказались от принятого в XX веке антитрестового законодательства. Но и на основе двусторонних соглашений с Европейским Союзом, Австралией, Канадой и Мексикой предоставили возможность своим транснациональным компаниям действовать на территории этих государств, даже в случаи нарушения национальных законов данных стран по антимонопольному законодательству. Благодаря принципу позитивного сотрудничества американские ТНК начиная с 1999 года стали проводить крупномасштабные слияния с европейскими, азиатскими, канадскими, и мексиканскими товаропроизводителями, установив экономическую гегемонию на мировом рынке.

Вслед за экономической гегемонией Америка получила возможность проводить в жизнь идею установления культурной гегемонии. Благодаря тайному и открытому слиянию американских телевещателей и развлекательных компаний с аналогичными компаниями в других странах мира, продвижение американского масштабного рекламного допинга в отношении идей, товаров, услуг, и политических взглядов, а также благодаря развитию виртуальных технологий и созданию индустрии массовой поп-культуры, США получили возможность диктовать миру свои исторические, культурные, нравственные и политические традиции, навязывая глобальному миру собственный взгляд на развитие мировой истории и культурных традиций. При этом любая попытка сохранить свою самобытность и исторические национальные ценности воспринимаются как сопротивление западно-христианской цивилизации, которое может привести либо к глобальному либо к военному конфликту, либо к изоляции некоторой цивилизации в рамках мирового сообщества.

Важно отметить, что наиболее значимым научным событием данного этапа исторического развития стало формирование новой науки - глобалистики, которая рассматривается как система знаний о методологии планетарного и общечеловеческого подхода к решению земных проблем [18,19,20].

Четвертый этап глобализации начался с 11 сентября 2001 года когда Америка в одночасье подверглась массированной атаке воздушных террористов, уничтоживших башни близнецы в Нью-Йорке и нанесших ущерб зданию Пентагона. При всей попытке американских политиков и военных специалистов убедить мир, что акт международного терроризма был свершен исламскими экстремистами из группировки Аль-Каида, ряд фактов заставляют усомниться в данной информации.

Прежде всего развитие мирового сообщества после трагедии 11 сентября 2001 года наглядно продемонстрировал миру, что данная трагедия была исключительно выгодна только США. Став жертвой международного терроризма, США практически выиграли войну за мировое господство у Организации Объединенных Наций, получив право игнорировать ее решения при проведении стратегических военных операций с целью реформирования глобального атласа мира.

Одна из таких операций, совершенная в отношении Ирака, продемонстрировала миру, сто для установления гегемонии в глобальном сообществе представители американского правительства и служб безопасности готовы пойти на любой обман и дезинформацию ради достижения поставленных целей. Причем с 2003 года дезинформация в средствах массовой информации возведена в ранг национальной американской политики.

Важным обстоятельством, заставляющем усомниться в официальной версии сентябрьской трагедии, служит тот факт, что самолеты, участвующие в уничтожении башен пилотировались опытными пилотами, знающими все тонкости данной сложной техники. Более того захват в Саудовской Аравии аналогичного самолета с российским пассажирами на борту накануне трагедии 11 сентября продемонстрировал высокую надежность обшивки кабины пилотов от любых попыток проникновения террористов.
Следующим фактором, позволяющим усомниться в версии исламского терроризма, является то, что в американской культуре на протяжении нескольких лет до случаев трагедии зрелищно описывалась и демонстрировалась модель уничтожения данных башен. После их разрушения должна была наступить новая эра взаимоотношения в обществе. На смену демократии для борьбы с монстрами, угрожающими Америке, обязан был прийти тоталитарный режим, способный уничтожить любую ось зла и установить глобальное мировое господство США, эйфория, охватившая американцев после уничтожения башен близнецов, в полной мере отвечала художественному сценарию, изложенному до трагедии 11 сентября.

Так же необходимо отметить, что арендовавший территорию башен Л. Сильверштейн застраховал башни в июле 2001 года на рекордную сумму в семь миллиардов долларов. При этом он поддерживал идею сноса зданий и новой застройки территории, обеспечивающий наибольшую доходность от ее эксплуатации. Понеся минимальные потери от уплаты страхового взноса за два месяца, Л. Сильверштейн благодаря трагедии получил от страховых по вердикту суда 4,65 миллиардов долларов. Данные средства позволили близкому другу Дж. Буша стать главным инвестором в реализации плана строительства пяти офисных зданий на оставшейся после взрыва площади.
Следует учитывать и то обстоятельство, что во все времена борьба с терроризмом США последовательно проводили политику компенсации материального ущерба, нанесенного американским гражданам со стороны тех государств, представителями которых были террористы. В частности, отказ Ливии от компенсации материального и морального ущерба США, Франции и Великобритании чьи граждане погибли в авиакатастрофе привел к изоляции данной страны мировым сообществом на целое десятилетие. Лишь возместив миллиардные иски гражданам США и Западной Европы в 2004 году Ливия получила возможность вновь принимать активное участие в системе международных экономических отношений. Причем "простили" данное государство только из-за возникновения очередного мирового энергетического кризиса, так как цена за баррель нефти превысила отметку в пятьдесят долларов США.

Проводя аналогию с Ливией, можно было рассчитывать, что более жесткие санкции после крушения башен близнецов будут иметь место в отношении Саудовской Аравии откуда была основная часть исламских террористов (пятнадцать из девятнадцати), участвующих в захватах самолетов по версии американских специалистов. Однако, попытка американских граждан потребовать с Саудовской Аравии возмещения морального и материального ущерба в размере одного триллиона долларов США (всей той суммы денег, которую хранят представители Саудовской Аравии в банках США) не была поддержана американским правительством. Более того в сформированную после трагедии американским Президентом так называемую глобальную "ось зла" Саудовская Аравия не попала. При этом, как подчеркивает автор документального фильма "9/11 по Форенгейту", более двадцати членов семьи Бен Ладана и ряд саудовских бизнесменов специальным рейсом покинули территорию США в первые дни трагедии, чтобы избежать народного гнева американских граждан. Благодаря трагедии 11 сентября 2001 года коренным образом изменился характер развития глобального общества и сложилась совершенно новая система международных отношений. На международную авансцену вышла открытая борьба за передел геоэкономического атласа мира. В то время как Европа стала прилагать основные усилия к увеличению своей территории путем проведения на Восток за счет присоединения к Европейскому союзу новых членов, США предприняли самые серьезные шаги к закреплению единоличного лидерства в международном сообществе.

В качестве новой глобальной доктрины США положена "Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов", которая была принята Конгрессом в сентябре 2002 года. В соответствии с данной стратегией Америка обладает в настоящее время безпрецедентным политическим, экономическим и военным могуществом, поэтому имеет право формировать собственный международный порядок и обеспечивать его соблюдение. Основным лозунгом новый новой американской глобальной стратегии становится готовность защитить демократию и свободу в любой точке земного шара, а также способность уничтожить международный терроризм в контексте нового типа глобальных войн. Ради защиты демократии и борьбы с международным терроризмом США объявили о возможности нарушения ими основополагающих принципов и норм международного права.

В 2002 году Президент Дж. Буш, выступая в Вест Пойнте, отметил, что в сложившейся международной обстановке США берут на себя исключительное право наносить превентивные удары по любым формам проявления зла. При этом в сформированную Америкой "ось зла" попали не только страны, на территориях которых находятся и открыто поддерживаются террористы, но и те государства руководители которых развивают свое мироустройство без согласования или в нарушение геополитических интересов США.

Понимая, что борьба за гегемонию в глобальном сообществе возможна только в условиях нарушения всех предусмотренных мировым сообществом принципов демократии и прав человека, в июле 2002 года Конгресс США обсудил законопроект, который предусматривает наделение американского президента правом использовать военную силу для освобождения американских граждан, подозреваемых в военных преступлениях. При этом благодаря активным действиям администрации США большинство европейских государств, а также экономически зависимые от США страны подписали двухсторонние договора, предусматривающие запрет на выдачу американских граждан Международному уголовному суду. Более того, США в одностороннем порядке вышли из оговора по противоракетной обороне, поставив под удар Международный режим контроля над вооружением.

Все принятые США шаги по изменению характера международных отношений в области регулирования вооружений и правовой оценки военных действий наглядно свидетельствуют о том, что мир лишь подошел к началу своего очередного передела, позволяющего обеспечить США реальную гегемонию, на всем стратегическом пространстве. Причем Организация Объединенных Наций и ее институты становятся досадным тормозом на пути завоевания глобального превосходства.
Важно отметить, что свои имперские действия по установлению глобальной американской гегемонии в мире правительство США и американские идеологи пытаются тщательно скрыть от мировой общественности. Неудивительно в этой связи, что многие исследователи не замечают всей глубины и широты американской угрозы, которая нависла над человечеством и может привести к глобальной войне, ставящей под угрозу саму жизнь человека на Земле.

В этой связи хотелось бы остановиться на работе французского социолога и историка Э. Тодда "После империи. Очерк распада американской системы". Э. Тодд утверждает, что Америка выбрала в качестве "оси зла" заведомо второстепенные государства. При этом будучи экономически зависимыми США нуждаются в некотором хаосе, который можно оправдать лишь возведя терроризм в ранг универсального явления [21]. В свою очередь американский аналитик К. Престовиту утверждает, что выделение в качестве "оси зла" Ирака, Ирана и Сирии отнюдь не связано с энергетическими проблемами, так как страны Ближнего Востока поставляют США лишь 18% потребляемой Америкой нефти [22].

Вместе с тем попытка успокоить мировую общественность выглядит смешной и нелепой, особенно когда о гибели американской системы заявляет историк Э. Тодд. Дело в том, что на протяжении уже нескольких веков в мировом сообществе есть наиболее наиболее политически важные точки владения, которые предопределяют экономическую и политическую гегемонию в мире. Американские политологи видимо прекрасно знают мировую геополитическую и геоэкономическую историю, поскольку в качестве "оси зла" избрали два стратегически важных района, власть над которыми обеспечивала мировую гегемонию великим империям на протяжении всего периода развития человечества. Именно по главным стратегически важным геоэкономическим и геополитическим точкам Америка и нанесла свой первый удар в борьбе с терроризмом: Афганистану и Ираку.

Афганистан обеспечил Британской империи возможность доминировать в мировом сообществе с XIX века до середины XX века. Имея в руках главный мировой центр производства опия-сырца, Англия смогла установить гегемонию во всех регионах, где потребление наркотиков стало нормой и за получение новой дозы наркотика представители власти готовы были беспрекословно выполнять любую волю Великой Британской империи. В отличие от Британии США, осуществив военную интервенцию в Афганистане, совершенно забыли о провозглашавшейся цели своего военного рейда на данную территорию. Вместо ареста лидера Аль-Каиды и ближайших соратников, как главного оплота международного терроризма, Америка предприняла самые решительные шаги по установлению "демократического режима". Причем свергнутый американцами режим талибов принимал самые решительные шаги по уничтожению наркотических плантаций. Уже в 2002 году, как отмечает Е. Примаков, объемы поставок опия-сырца достигли 3400 тонн [23]. Таким образом ликвидировав движение Талибан, а вовсе не международный терроризм Америка смогла восстановить заметно сократившиеся к 2001 году объемы поставки наркотиков на международные рынки.

Учитывая, что, наряду с Афганистаном, Америка фактически контролирует и установленный ею "демократический режим" в Колумбии, которая является второй после Афганистана страной, по объему поставляемых наркотиков на международный рынок, то можно смело говорить, что Америка стала великой мировой наркодержавой. При этом, регулируя наркотический бизнес, Америка получила эффективное тайное оружие, способное влиять на принятие важных политических решений, в том числе и посредством проведения массовых публичных демонстрационных акций, возглавляемых наркодельцами и наркотически зависимыми гражданами в любой точке земного шара.
При установлении "демократического режима" в Ираке американцы наглядно продемонстрировали всему миру кто в настоящее время является реальным хозяином в глобальном сообществе. Как в свое время фашисты и нацисты позволили себе попрать нормы международного права и решения Лиги Наций, так и США 20 марта 2003 года начали агрессию против Ирака, нарушив резолюцию Совета безопасности ООН и продемонстрировав миру неспособность Организации Объединенных Наций стать лидером глобального сообщества.

Если перед Второй мировой войной Лига наций смогла выгнать агрессоров из своих рядов и временно приостановила расползание фашизма по миру, то теперь США не только сохранили свое место в Организации Объединенных Наций, но и Совет Безопасности.

Важно отметить, что военная агрессия, предпринятая против Ирака, строилась на дезинформации о наличии оружия массового поражения в Ираке. Для предания законности своим действиям США привлекли к регулированию оккупированного Ирака представителей из разных регионов мира, демонстрирую, что мировое сообщество постепенно превращается в послушных исполнителей любой воли Америки.

Еще со времен Древнего Египта сложилось мнение о том, что кто владеет Ираком тот фактически обладает безграничной властью во всем Азиатском регионе. Несмотря па все попытки Великобритании, а затем и США добиться стратегической гегемонии в Ираке, вплоть до 2003 года, Ирак находился под гегемонией Российской империи, а затем и ее правопреемников СССР и Российской Федерации. Фактически, оккупировав Ирак, США начали осуществлять геоэкономический передел мира, в рамках которого грубо и нагло попираются интересы России. При этом Ирак является важным стратегическим сырьевым районом, так как на его территории находятся вторые по величине разведанные в мире запасы нефти. Учитывая, что в выделяемой "оси зла" присутствует также Иран и Сирия имеющие крупные запасы нефти, то оккупировав эти страны, США станут располагать крупнейшими в мире залежами глобального и основного стратегического сырья, без которого не может обойтись ни Западная Европа, ни Япония, ни Китай, ни новые индустриальные страны. Тем самым американские политики сделали основательно продуманный выбор государств, которые были причислены к "оси зла". Фактически после Ирака США могут проводить политический и экономический шантаж даже против государств, входящих в Большую Восьмерку.

Победив в Ираке дружественная Америка начала впервые заявлять России о том, что у нас не может быть нормального геоэкономического сотрудничества в силу "ценностного разрыва". Важно отметить что термин "ценностной разрыв" стал использовать посол США в Российской Федерации А. Вершбоу в ноябре 2003 года [2,4]. Неожиданная с точки зрения председателя Комитета внешнеэкономического планирования С. В. Кортунова, метаморфоза во взглядах американских политологов на развитие российско-американских отношений имеет вполне четкое и логичное объяснение. Фактически после захвата Ирака Россия перестала быть раз и навсегда стратегическим партнером США. Стратегическое партнерство с Америкой длительное время рассматривалось, как главное демократическое завоевание достигнутое Президентом СССР М. Горбачевым, а затем наполненное новым содержанием во времена правления президентов Российской Федерации Б. Ельцина и В. Путина.
Действительно, вплоть до марта 2003 года Россия действовала на международной арене главным образом, обеспечивая укрепление гегемонии, США в глобальном сообществе. И только когда данная гегмония ударила по геоэкономическим и геополитическим интересам России в полной мере лишая ее статуса великой державы, Российская Федерация позволила себе усомниться в правомерности американской оккупации Ирака. На момент, когда Россия с трибуны ООН заявляла о недопустимости агрессии ее экономическая и политическая мощь в глобальном сообществе уже была безвозвратно утрачена.

После войны в Ираке США начали конкурировать с Россией на территории бывшего Советского Союза. Данная борьба приняла открытый характер в ноябре 2003 года в момент подготовки первого революционного переворота по американскому сценарию на территории Грузии - бывшей советской республики. В декабре 2003 года в Грузии произошла "революция роз" и к власти пришел М. Саакашвили, который имеет единые ценности с США, поскольку женат на представительнице западно-христианской цивилизации.

В феврале 2004 года госсекретарь США Дж. Пауэлл во время визита в Москву выразил недоумение в отношении внутренней и внешней политики России. При этом сенаторы Т. Лантон и К. Кокс подготовили проект резолюции Конгресса США об исключении России из Большой восьмерки. Чтобы устранить разрыв ценностей между Россией и Америкой США поддержали и активно финансировали создание "Комитета - 2008" на территории России, возглавляемого Г. Каспаровым. Весной 2004 года Комитет Конгресса США о международным делам по инициативе сенаторов Дж. Либермана и Дж. Маккейна принял резолюцию N336, призывающую приостановить членство Российской Федерации в Большой восьмерке пока она не продемонстрирует приверженность демократическим принципам.

В декабре 2004 года завершилась "оранжевая революция" на Украине, благодаря которой вторая по величине и экономическому потенциалу республика бывшего Советского Союза фактически вышла из экономического пространства России. При этом Президент Украины В. Ющенко имеет все основания надеяться на достижение общих ценностей с США, поскольку женат на американской гражданке. Встреча в январе 2005 года президентов розовой и оранжевой революций М. Саакашвили и В. Ющенко завершилась совместной декларацией, провозглашающей в качестве основной целевой задачи интеграцию исключительно с представителями запдно-христианской цивилизации.
Важно отметить, что после 11 сентября 2001 года США предприняли решительные шаги не только в области внешней политики, но и самым серьезным образом занялись реформировании внутренней политики. Причем главное внимание было уделено усилению роли государства в регулировании всех сторон хозяйственной деятельности. Именно государство становится главным органом, способным обеспечить для американцев не только гегемонию в глобальном сообществе но и успешное развитие национальной экономики и социальной защиты населения в условиях возникающих глобальных вызовов и угроз.

Характерной особенностью современного этапа развития глобального мира стал процесс формирования нового каркаса мирохозяйственных связей. Данный процесс проявляется в следующих основных формах:
1. Происходит реструктуризация мировой системы, которая выражается в стремлении США занять геополитическую и геоэкономическую позицию в глобальном сообществе. В тоже время в попытке создать новую точку равновесия в развивающемся однополярном мире предпринимают ООН, Европейский Союз и Азиатско-Тихоокеанский регион в лице Японии, Китая и новых индустриальных стран.
2. Активно создаются новые мировые интернационализированные воспроизводственные ядра, обеспечивающие доступ ведущих мировых держав и транснациональных компаний к перераспределению мирового дохода в пользу экономически развитых государств и олигархической элиты мирового сообщества.
3. Наблюдается формирование нового геоэкономического атласа мира, в рамках финансовых потоков и ресурсов предопределяет доминирование интеграционных процессов и их участие в международном разделении труда.
4. В глобальном сообществе создается новая политическая и научная элита. Причем способность мыслить глобально и определять векторную стратегию эффективного участия в мирохозяйственных связях на долгосрочную перспективу выступает главным фактором, содействующим успешному функционированию отдельных национальных экономик и государств в глобальном сообществе.
5. По мере того как усиливаются позиции транснациональных и многонациональных компаний на международной арене все более отчетливой становится идея очередного возрождения корпоративных конструкций, которые захлестнули мир в годы фашизма (в период с 1920 по 1945 годы). Причем в очередной раз возрождение национального движения в первую очередь охватило европейские государства. Вслед за принятием во многих странах мира излюбленного фашистского закона об эвтаназии, фашисты предпринимают попытку к захвату власти в отдельных европейских государствах и доминируют в ужесточении европейских законов в отношении граждан Европейского Союза.

Важно подчеркнуть, что возмутившая весь мир выходка британского принца, появившегося на вечеринке в нацисткой форме, в действительности является демонстрацией современного геополитического положения в мире. Неосознанно британский принц демонстрирует миру, что акция против Ирака, проведенная США и Великобританией была нацисткой по своей сущности и форме. После того как главные виновники, нарушившие международное право и совершившие безосновательную агрессию в отношении суверенного государства, не были осуждены и изолированы из международного сообщества, подрастающее поколение новой политической элиты США и Великобритании в лице принца Великобритании демонстрирует свою приверженность к корпоративным традициям фашистов и нацистов, с которыми шестьдесят лет назад были вынуждены бороться их предки, осознавшие, что фашизм неизменно уничтожает европейскую культуру, выходцами которой является большинство современной политической, деловой и научной элиты мира.

1.2 Развитие теоретико-методологических аспектов глобализации в России

"Так как (наши) цели мелки и ничтожны, (то страна) рушится на глазах. Ныне мы сталкиваемся уже не с нацией. Перед нами облако пыли, оставшейся после того, как по великому историческому Тракту галопом промчался какой-то неведомый, могучий народ".

Х. Ортега - и - Гассета (приведено из статьи Привалова А. О нации и ее новостях// Эксперт, 2004 N24).

На протяжении многовековой истории развития человечества Россия занимала особое место в числе великих держав, которые могли не только формировать глобальные цели развития национального сообщества, но и предпринимали важные стратегические, политические и экономические решения, содействующие восприятию Гардарики, Московии, Российской империи и СССР в качестве величайшей державы мира, способной предопределять судьбу человечества и пути его развития.

Как отмечает член корреспондент РАН В.Кузнецов, после развала Советского Союза у народов России вплоть до настоящего времени отсутствует глобальная национальная цель, и поддержанная российскими гражданами целевая установка, по его мнению, едва ли появится в ближайшие пять-десять лет. При этом главная причина невозможности создать привлекательную глобальную целевую установку вызвана тем, что антигражданские силы развернули широкомасштабную и каждодневную борьбу с российской общественной наукой [25].

Действительно, складывающаяся ситуация, когда ни ведущая политическая партия, ни Президент России не могут сформулировать доступные и достойные внимания российского общества целевые установки. Без глобального мышления наше общество оказалось в ситуации медленной и верной духовной деградации, которая может привести к утрате способности бороться не только за каждодневное выживание, но и осознавать себя способным принадлежать к мировой элите глобального сообщества.
Опыт развития всех мировых цивилизаций показывает, что какой бы не была могучей та или иная держава, как только ее политическая элита начинает мыслить мелко и ничтожно, она утрачивает свою способность эффективно функционировать на международной арене и словно песчаный замок превращается в прах при малейшем дуновении ветра политического сомнения. Наглядным примером такой закономерности исторического развития стал и развал Советского Союза. Стоило только во времена Н.Хрущева реализовать мероприятия по принижению моральной и материальной основы научной элиты, как сразу и политическая элита утратила свою динамику. В середине восьмидесятых годов советская элита уже не могла вырабатывать собственных научных и политических идей, способных объединить мировое социалистическое содружество. Надеясь, что, заимствуя чужеродные идеи, Советский Союз окажется способным преодолеть идеологический кризис, советская политическая и научная элита оказалась тем ветром, который окончательно погубил веру народа в коммунистические и социалистические идеалы в большинстве стран, избравших путь строительства социализма.

Стремление российских демократов на лозунге перехода к полной свободе во всех областях хозяйственной деятельности построить "райское общество" на территории Российской Федерации также оказалось утопией. Лишь 1% российских граждан в полной мере ощутил райскую жизнь, получив права владеть и распоряжаться всеми национальными богатствами страны. При этом еще около 8% населения, обслуживающие российскую элиту, составили своеобразную прослойку, которая может частично пользоваться значительными благами российского общества. В тоже время свыше 90% российских граждан оказались брошенными на полный произвол судьбы и вынуждены ежедневно бороться за выживание в условиях высокого уровня инфляции и высокого уровня смертности в стране.

Не имея своего духовного начала в виде общенациональной миссии, Россия предстала миру в образе дикой вакханалии, которая в свое время погубила Великую Римскую империю и многие другие могущественные державы. Дело в том, что безыдейные политические лидеры России и олигархи не видят никакого светлого будущего в своей стране и продолжают осуществлять беспрецедентный перевод финансовых капиталов в развитые страны. По мнению В. Ханина, из Российской Федерации уже вывезено около двух триллионов долларов США. Причем большинство вывозимых из России средств идут главным образом на организацию "оргий" и удовлетворение меркантильных интересов данной элиты, прожигающей миллиарды долларов в одночасье. Это вызвано тем, что многие члены российской элиты не имеют целевых установок, заставляющих их думать о судьбе своей Отчизны и судьбе собственного будущего поколения.

Необходимо отметить, что научная элита России также постепенно перестает мыслить глобально и стратегически, что обусловлено нищенскими зарплатами наших ведущих ученых и педагогической элиты. В поисках материального достатка теряется возможность уделять должное время и внимание проведению глубокого и всестороннего изучения глобальных процессов, происходящих в мировом сообществе. Как следствие, Россия утрачивает способность адекватно и своевременно реагировать на вызовы и угрозы глобального мира.

Можно согласиться с позицией Г.Шахназарова, который отмечает, что мы в настоящее время заметно отстали от мирового уровня прикладных исследований в области глобализации [26]. По мере роста разрыва в прикладном понимании глобальных процессов катастрофически растет пропасть между Россией и развитыми странами в экономическом благосостоянии и способности влиять на политическое устройство мира.

Глобальная трансформация мироустройства и системный характер происходящих в международном сообществе преобразований побудили российских ученых уделить серьезное внимание исследованию проблем глобализации. Уже в настоящее время только в Москве насчитывается более двадцати структур, занимающихся проблемами глобализации, которые работают при различных научных и образовательных учреждениях. Более того, в России издаются специализированные журналы, посвященные изучению проблем глобализации.

Вместе с тем следует отметить, что проблема глобализации до настоящего времени остается остро дискуссионной и данное обстоятельство препятствует превращению глобальных взглядов на развитие мирового сообщества в целевые установки, содействующие динамичному и эффективному функционированию Российской Федерации в глобальном сообществе в качестве великой державы.

Для осознания глобальной миссии России необходимо не только понимать особенности современного этапа глобализации, но также важно знать историю эволюции глобальных процессов в ходе мирового развития человечества. Кроме того, важно уметь прогнозировать процессы трансформации и модернизации современного глобального сообщества, с целью предвидеть угрозы и возможности, содействующие динамичному развитию российского общества.

Важно подчеркнуть, что большинство развитых стран уже в полной мере осознали необходимость формирования центров, способных объединить лучшие умы нации, для создания долгосрочных сценариев развития мирового сообщества, с целью достижения экономических и политических преимуществ в мире. Вслед за США и Японией, которые прочно удерживают лидирующие позиции в глобальном сообществе за счет опережающей дальновидной политики в различных регионах мира происходит формирование Элиты, способной мыслить глобально, в рамках Европейского Союза. Уже в начале 2005 года Европейская научная и политическая элита продемонстрировала свои возможности в разработке новой глобальной стратегии развития в мире. При этом европейцы по образу СССР, Японии и США переходят к формированию среднесрочных и долгосрочных планов, обеспечивающих целевое использование имеющихся в Европейском Союзе ресурсов для достижения глобальных преимуществ.

В современном мире выигрывает не сильнейший и не умнейший, а только тот, кто способен мыслить максимально масштабно и безошибочно предвидеть на несколько ходов дальше, чем все его основные партнеры и соперники.

В настоящее время основные исследования российских ученых в понимании процесса глобализации сводятся к стремлению раскрыть теоретико-методологические аспекты глобализации и сформировать учение о глобалистике.
Вместе с тем разобщенность в видении всеобщих процессов, происходящих в мировом сообществе, и заимствование западных идей, не позволяет России своевременно адекватно реагировать на изменения и вызовы глобализации.

Теоретико-методологические аспекты глобализации

Процессом изучения современной сущности глобализации российские ученые начали заниматься в семидесятых годах ХХ-го века. При этом идеи неоглобализма, разработанные и реализуемые Римским клубом, подвергались критическому анализу многими отечественными учеными, которые рассматривали важные аспекты мироустройства в условиях существования двух противоборствующих систем: капитализма и социализма. Однако, даже в рамках критики неоглобализма В.Загладин, Н.Моисеев, И.Фролов и другие высказывали свои позиции по глобальным проблемам, включая анализ перспективы формирования мирового правительства и строительства глобального мира без границ.

Несмотря на длительный период развития теоретических подходов к характеристике сущности глобализации многие авторы до сих пор рассматривают данный процесс как чрезвычайно трудно объяснимый и даже загадочный. Так А.Неклесса отмечает, что "глобализация один из основных интеллектуальных ярлыков наступающей эпохи, по-разному определяемого Нового мира. Неслучаен нынешний пристальный интерес к внутреннему содержанию перемен, поиск их основания, корня. На наших глазах происходит не столько столкновение цивилизаций, сколько столкновение эпох, мы воочию лицезреем переломный момент истории, о смысле которого в настоящее время можем лишь догадываться, но чье истинное значение будет вполне осознанно, по-видимому, лишь впоследствии" [27, с.107].

Невозможность осознания последствий глобальных процессов многими российскими авторами обусловлена тем, что в своих исследованиях они опираются на позицию А.Вулдриджа, Дж.Миклисвейта и других западных ученых и аналитиков, по мнению которых, глобализация с точки зрения исторического времени переживает лишь первые секунды своего развития[28, с.198]. . Если данный взгляд принять за истинный, то современный мир похож на беспомощных слепых котят и непредсказуем в своем развитии. При этом любую ошибку можно списать на незнание процессов, происходящих в зарождающемся глобализирующем сообществе.

Среди российских ученых, которые считают, что глобализацию можно рассматривать лишь применительно к нашей эпохе, когда она становится доминантой мирового развития и связана с появлением общемирового информационного и финансового пространства на базе новых компьютерных технологий можно отнести М.Делягина, В.Кулагина, М.Лебедеву и других [29].

Угрозу такого понимания процесса глобализации отмечает В.Толстых, который подчеркивает, что в настоящее время наблюдается тенденция фетишизации понятия глобализации, которая нередко воспринимается и преподносится как некое стихийное бедствие, наваждение, невесть откуда взявшееся и обрушившееся на человечество. Либо, наоборот, как некое желанное состояние, которое человечеству предстоит еще обрести, достичь, чтобы созданное им жизне- и мироустройство стало более справедливым, гуманным и безопасным. Когда глобализация становится предметом своеобразного поклонения, интеллектуального восторга или, напротив, пугалом и чудовищем, скопищем всевозможных опасностей и надвигающихся ужасов. Подобная мифологизация глобализма, в любом своем варианте - и оптимистическом и пессимистическом - искажает действительную природу данного феномена. Неясность, расплывчатость самого понятия глобализации становится серьезным препятствием на пути осмысления и практического разрешения фундаментальных вопросов современного человеческого бытия [30].

Наряду со стремлением фетишизации современного процесса глобализации, опасными для России являются позиции авторов, которые неправомерно рассматривают глобализацию в качестве неуправляемого процесса. В частности, С.Павлов считает, что не следует смешивать процесс глобализации с управлением ходом этого процесса, если полагать, что им можно управлять. В противном случае, считая его неуправляемым, возможно рассматривать глобализацию как процесс, протекающий спонтанно, хаотично, но рождающий из себя закономерность, подобно тому, как Порядок возникает из Хаоса в моделях И.Пригожина. В данном случае, Новый мировой порядок из либерального экономического хаоса [31, с.48].

Взгляд на глобализацию как саморегулирующийся процесс был наиболее характерен в начале девяностых годов прошлого столетия. Тогда весь процесс трансформационных преобразований в России сводился по существу к лозунгу: "Никакого управления, все отрегулирует рынок и либерализация". На деле реализация данного лозунга обернулась крахом российской экономики, который привел к утрате Российской Федерацией ведущих экономических позиций на международной арене. И уже сегодня Россия воспринимается как слаборазвитое в экономическом плане государство, стремительно теряющее свои позиции на международной арене даже в условиях роста ВВП, наметившегося после дефолта 1998 года.

В подтверждение вышесказанного можно привести следующие данные. В 1988 году национальный доход СССР составлял 64% от уровня США, промышленное производство - 79%, сельскохозяйственное производство - 82%. Учитывая, что доля России в общем объеме экономического потенциала СССР составляла около 70%, можно говорить о том, что в 1988 году национальный доход Российской Федерации составлял 44,8% от уровня США, промышленное производство - 55,3%, сельскохозяйственное производство - 57,4%. Анализируя данные Всемирного банка по развитию мирового сообщества в 1999 году, можно отметить, что после демократических преобразований, осуществленных в России, национальный доход Российской Федерации составляет лишь 4,3% от уровня США, промышленное производство - 8,7%, сельскохозяйственное производство - 24,5% [32, с.67].

В 2001 году, когда Правительство России взяло курс на достижение профицита федерального бюджета валовый внутренний продукт составлял лишь 3,1% от уровня США, промышленное производство - 4,2% и сельскохозяйственное производство - 10,6%.
Таким образом, за период с 1988 по 2001 годы ВВП Российской Федерации, по сравнению с США, сократился в 12,9 раза, промышленное производство - в 13,9 раза и сельскохозяйственное производство - в 5,7 раза. Важно заметить, что отставание России от США принимает катастрофические размеры даже в условиях отмеченного национальной статистикой роста валового внутреннего продукта Российской Федерации в 2001 году, по сравнению с 1999 годом, на 5,7% [33].

Наряду с характеристикой глобализации как саморегулирующегося процесса настораживает позиция авторов, которые заявляют: "Действительная глобализация есть осуществляющийся в реальности процесс навязывания всем странам и государствам мира западного экономического, политического, культурного, технологического и информационного кода" [34, с.30].

Дело в том, что при таком взгляде на глобализацию все глобализационные процессы, происходящие в мире, рассматриваются исключительно как волеизъявление США и их партнеров по установлению мирового господства над всем пространством планеты. Подчиняясь воле глобальных лидеров, большинство стран мира, включая и Россию, рассматриваются как ресурсный регион, обеспечивающий "золотой миллиард" необходимыми трудовыми, сырьевыми и финансовыми ресурсами.

Лишенная политической и национальной идеи, Россия должна безропотно выполнять любую волю западных стран до тех пор, пока они будут заинтересованы в сохранении единой целостности государства. При данной позиции полностью игнорируется исторический опыт развития человечества, который наглядно показывает, что любая гегемония, установленная в мировом сообществе, рано или поздно подвергается полному уничтожению. При этом на место нового лидера в мире претендуют те страны, которые отказываются проводить навязанный извне экономический, политический, культурный, технологический и информационный код. Причем новые лидеры имеют возможность выработать оригинальные целевые установки и миссии, содействующие изменению курса развития всего глобального сообщества.

Большинство же крупных держав, которые беспрекословно выполняют любые решения, принимаемые лидером глобального сообщества, оказываются со временем опустошенными как в материальном, так и в интеллектуальном и духовном плане, что неизбежно ведет к деградации общества и его гибели.

Не менее опасной для России является характеристика глобализации даваемая И. Подзигуном. Глобализация - противоречивое явление, сочетающее в себе два взаимосвязанных процесса. Это с одной стороны, процесс расширяющейся самоорганизации, или естественной глобализации, которую можно назвать также глобализацией по горизонтали, когда определенные достижения одних культур усваиваются другими культурами по мере установления контактов между народами. С другой стороны, общий процесс глобализации включает в себя глобализацию по вертикали или искусственную, навязываемую извне глобализацию, которая является следствием попыток насильственного внедрения одной страной или религией тех или иных представлений в другие социокультурные регионы и традиции [35, с.96].
При такой позиции процесс глобализации рассматривается в качестве идеологической догмы, которую реализуют в отношении третьего мира и стран с переходной экономикой ведущие западные политики, международные организации и ученые. Благодаря гегемонии США в большинстве международных организаций, содействующих экономическому развитию стран с переходной экономикой и третьего мира, многие государства были вынуждены отказаться от активного участия государства в регулировании национальной экономики. Следствием такой политики стал резкий спад экономического развития данных стран и снижение их доли участия в международном разделении труда. Вслед за падением экономических показателей все эти страны испытали кризис задолженности и рост социальных проблем в обществе вызванных ростом преступности, наркомании, бедности, нравственным растлением общества.
С точки зрения раскрытия особенностей глобализации как самоорганизующегося и организуемого процесса заслуживает внимания позиция В.Романова, который отмечает, что глобализация возникла задолго до образования США и с точки зрения управляемости глобализация может быть подвергнута воздействию любым субъектом международных отношений, включая даже движение антиглобалистов [36, с.26-28].
Наиболее полно раскрывает сущность глобализации Э.Кочетов который считает: "Глобализация - 1) процесс, вписывающий мировую хозяйственную систему во взаимодействия с природно-биологической средой и придающий этой целостности новое, социально-природное качество; 2) процесс воспроизводственной трансформации национальных экономик и их хозяйствующих структур, капитала, ценных бумаг, товаров, услуг, рабочей силы, при которой мировая экономика рассматривается не просто как сумма (совокупность) национальных экономик, финансовых, валютных, правовых, информационных систем, а как целостная, единая геоэкономическая (геофинансовая) популяция (пространство), функционирующая по своим законам; 3) смыкание локальных (местных, национальных, либо региональных) проблем социального, политического, идеологического, военного и т.п. характера в общемировые проблемы; 4) выход какого-либо процесса (явления, события) на всеохватный, общий уровень" [37, с.253].

Таким образом, в настоящее время в российской науке постепенно формируется комплексный взгляд на процесс глобализации, который может содействовать выработке новой идейной стратегии развития России в глобальном сообществе. Однако для реализации данной идеи на практике необходимо осознавать всю многогранность глобализационного процесса и особенности его исторического развития., Только зная ошибки прошлого можно выработать реальные стратегические инициативы, содействующие превращению России в великую мировую державу.

Потребности развития научного познания глобального сообщества и глобалистика
На состоявшемся в 2002 году Мировом форуме ООН по устойчивому развитию было отмечено, что принятая в 1992 году комплексная программа устойчивого развития глобального сообщества не выполняется и мир неизбежно движется к глобальной катастрофе. В этой связи член клуба ученых "Глобальный мир" Э.Азроянц отмечает, что в начале XXI века все острее стала ощущаться потребность в обнаружении закономерностей, определяющих процессы, которые породили эти проблемы и желание предусмотреть возможные альтернативы развития ситуации, хотя бы на ближайшее будущее. Наука занялась данным вопросом с присущим ей энтузиазмом. Но подняться выше изучения отдельных глобальных проблем и проектов она, к сожалению, не смогла. Не помогли здесь и попытки, предпринятые в рамках междисциплинарных исследований [38].

Откликом научного сообщества на проблемы порождаемые процессом глобализации стал поиск новой отрасли знания, которая призвана объяснить явление планетарного масштаба и ответить на вопросы современного характера развития международных отношений. Следствием поиска ученых стало формирование новой науки - глобалистики.

Следует отметить, что ряд исследователей не признают за глобалистикой статуса науки. Вместе с тем, сама объективная реальность развития глобального сообщества наглядно демонстрирует, что мир столкнулся с необходимостью осознания всех аспектов процесса глобализации. И только тот, кто наиболее глубоко и тщательно выявит все закономерности происходящих в глобальную эру процессов, изменений, вызовов и угроз сможет обеспечить достойное развитие своего национального сообщества в современном мире. Отказ от изучения глобалистики равносилен гибели, так как в условиях нестабильности, постоянных трансформаций, изменений стратегии и тактики борьбы за глобальное пространство успех возможен лишь при осознании происходящих глобальных процессов.

В то время как в российской науке идет спор о существовании и возможности описания методологии планетарного исследования глобальных проблем, развитые страны концентрируют усилия научной и политической элиты на практической реализации уже изведанного в области глобалистики, тем самым укрепляя свои позиции в глобальном мире.

Среди российских исследователей процессов глобалистики выделяются несколько подходов к раскрытию сущности и особенностей данной науки.

М.Чешков рассматривает предмет глобалистики через раскрытие содержания базового понятия глобальности в его полноте по трем уровням и пяти ступеням. "Понятийно-категориальная система, раскрывающая базовое понятие "глобальность", образуя ядро глобалистики, имеющее над- или трансдисциплинарный характер. Это "ядро" выполняет методологические функции по отношению к дисциплинам, изучающим глобальную проблематику - их интегрирует, дает дополнительное знание, выполняет функцию передаточного звена и т.д. Эти дисциплины, тяготеющие по своей проблематике к "ядру", ныне образуют многодисциплинарный конгломерат, который в будущем может стать комплексом, если "ядро" будет эффективно выполнять свои функции, а близкие частные дисциплины переформируют свое не только проблемное, но и предметное поле. Поэтому вполне обоснованно определять глобалистику и как отдельную науку и как множество наук [39, с.67-68].

Такой подход к характеристике глобалистики не способствует восприятию ее в качестве отдельной науки, а тем самым он ставит под сомнение и само существование этой науки. По существу автору не удается выявить предметную сущность данного явления. Как следствие, он пытается объединить глобалистику с множеством наук, из которых она, по его мнению, состоит. Фактически данная точка зрения уводит исследователей процесса глобализации от изучения содержательного характера этого явления и лишает возможности конкретизировать усилия по выявлению приоритетных проблем глобалистики.

Иную позицию в исследовании глобалистики занимает А.Федотов, который считает, что глобалистика представляет собой идею разработки новой интегральной науки о современном мире. "Глобалистика, родившаяся в результате обобщения и синтеза ряда наук, таких как экология, социология в широком смысле, экономика, демография и др., приобретает и методологические функции, определяя ориентиры развития материнских наук, задавая для них предельные параметры. Глобалистика становится основой совершенно нового ноосферного мировоззрения XXI века...>> [40, с.11-12].
Данный подход к исследованию глобалистики констатирует, что глобалистика представляет собой новое мировоззрение и интеграцию научных знаний. Вместе с тем, интеграция научных познаний не является зарождением новой науки, так как лишь задает предельные параметры развития материнских наук. Следовательно, глобалистика в этом определении в полной мере сохраняется в структуре других наук и не превращается в самостоятельную область знания. Такая исследовательская позиция не приводит к выделению глобалистики в специфическую науку и не способна дать эффективный импульс развития молодой науке, которая сталкивается со многими проблемами в ходе своего становления.

В.Буянов считает, что "глобалистика анализирует мир, представленный в системном плане, мир, состоящий из множества сфер, рассматриваемых во взаимосвязи и взаимозависимости. Она изучает проблемы и противоречия глобализации, раскрывает институциональный характер происходящих процессов, функционирования наднациональных формирований, направляющих глобализацию, выполняет прогностические функции. Глобалистика также является своего рода ответом на те представления о глобальных феноменах, которые сводят их к чисто идеологическим конструкциям, геостратегическим построениям, мифологемам.

При конструировании глобалистики следовало бы стремиться к такому положению, которое значительно уменьшит нынешний разброс суждений по этому поводу: от узкого (идеологизированного, монодисциплинарного) видения до чрезмерно широкого толкования, когда понятие "глобальность" подменяют предельно общие понятия (человечество, цивилизация, история), а глобалистика претендует на то, чтобы стать наукой, превращающей все в свой предмет.

В глобалистике, как и в любой другой области научного знания, чрезвычайно важно выстроить понятийно-категориальную схему, позволяющую представить методологию этой науки, ее основные идеи, принципы и категории, взаимодействие с другими видами знания" [15, с.50-51].

Безусловно автору данной позиции удается выделить основные специфические свойства глобалистики как науки. Однако, здесь нет четкого раскрытия основных характеристик данной науки, в результате чего предлагается формирование глобалистики путем сужения разбросов во взглядах, что само по себе не является конструктивным научным подходом, так как может содействовать объединению диаметрально противоположных позиций в нечто усредненное, не дающее объяснения и еще более запутывающее понимание сущности глобалистики. Это отбросит российских исследователей глобалистики назад по сравнению с результатами уже достигнутыми западными исследователями. Тем самым, стремясь к усреднению взглядов на глобальный мир, Россия не сможет адекватно реагировать на происходящие изменения и вызовы планетарного сообщества.

Э.Кочетов дает следующую характеристику данной науки "глобалистика - отрасль социально-гуманитарного знания, наука 1) о мире в его системно-нерасчлененной (единой, целостной) форме, 2) о различных измерениях (сферах) глобального мира (геоэкономике, геофинансах, геополитике, геостратегии, геоинформации и т.п.), 3) о закономерностях функционирования наднациональных образований (процессов, структур и т.д.) и технологиях оперирования в них. Глобалистика как наука имеет предмет, метод (методологический подход и инструментарий), свой понятийный и категориальный аппарат [19].

Следует отметить, что данный подход к раскрытию сущности глобалистики позволяет действительно выявить основные особенности данной науки и определить теоретико-методологический каркас исследования проблем глобального сообщества. Вместе с тем, нельзя согласиться с позицией Э.Кочетова, что глобалистика выступает в современном мире как геоэкономика, как реальность, как философия общности [19, с.142- 143; 41]. Ограничение глобалистики лишь проблемами геоэкономики не совсем правомерно. В частности, в приводимом выше определении глобалистики геоэкономика рассматривается лишь как одна из сфер глобального мира. Несмотря, на то, что геоэкономика хотя и превращается в самостоятельную дисциплину, тем не менее, остается лишь одним из разделов глобалистики указывает в своем исследовании Е.Сапир [42].

Отказ от исследования в рамках глобалистики геополитических проблем не является правомерным. Дело в том, что как правильно отмечает Э.Кочетов "Постижение природы глобальности для нас имеет особую значимость и актуальность: речь идет о выработке долгосрочной стратегии России в геоэкономических и геофинансовых условиях, парировании новейших угроз и вызовов, которые несут в себе бесконтрольные блуждающие мировые трансграничные потоки.

Как Россия, так и весь мир в своем стремительном изменении не успевают осознанно подойти к анализу случившегося, не говоря уже о прогнозах подобного рода взрывных трансформаций. Причина одна: мир стал глобальным, стал жить по своим законам, описать которые исходя из техногенных представлений (естественно-научных знаний) не только невозможно, но и убийственно для судеб мира. Россия в полной мере испытала это на себе. Она рванулась к мировому сообществу, стала наводить мосты для гармоничного взаимодействия с ним, но сама мировая система и мировое сообщество попали под пресс надвигающейся трансформации. Миру стало как не до России, так и не до одной национальной экономики - над миром проносятся гигантские "смерчи": трансграничные финансовые потоки в одно мгновение обрушивают национальные системы, их "доморощенные" доктрины долговременного развития, их слабые стратегические арсеналы, все явственней и опасней становятся трения на межцивилизованных стыках" [41, с.136-137].

Таким образом, рассматривая глобалистику как науку о целостном мире, изучающую закономерности функционирования глобального сообщества в различных сферах, необходимо самое серьезное внимание уделить синтезу полученных знаний, который достигнут исследователями отдельных разделов глобалистики. Среди наиболее значимых разделов глобалистики можно выделить следующие:
? геоэкономика;
? геополитика;
? геокультура;
? геоэкология;
? геоинтеграция.

Проблемы геоэкономики наиболее глубоко исследовали С.Долгов, Э.Кочетов, П.Малиновский, Ю.Шишков и другие [43, 44, 45, 46].

При этом, с точки зрения П.Малиновского, экономическая глобализация - многоплановое и внутренне противоречивое явление с множеством прямых и обратных связей, в которых участвуют многонациональные и национальные коммерческие структуры, национальные государства и их учреждения, региональные многонациональные объединения, формальные и неформальные международные организации, чьи отношения характеризуются сочетанием острой конкуренции с растущими элементами взаимодействия и сотрудничества [45, с.6].

Вместе с тем, данный подход к характеристике геоэкономики не раскрывает всей сложности и значимости данного явления. По мере усиления процесса глобализации именно экономическая составляющая становится предопределяющим фактором успешного развития любого государства и державы в рамках глобального сообщества.
В этой связи следует согласиться с характеристикой геоэкономики, которую дает Э.Кочетов. С его точки зрения, геоэкономика - 1) концептуальные воззрения, отражающие интерпретацию глобального мира через систему экономических атрибутов; 2) вынесенная за национальные рамки система экономических атрибутов и экономических отношений, определяющих контур глобального экономического пространства, в котором разворачиваются мировые экономические процессы. Геоэкономика выступает как симбиоз национальных экономик и государственных институтов, переплетение национальных и наднациональных экономических и государственных структур; 3) политическая система взглядов (концепция), согласно которой политика государства предопределяется экономическими факторами, оперированием на геоэкономическом атласе мира (в том числе на его национальной части), включением национальных экономик и их хозяйствующих субъектов в мировые интернационализированные воспроизводственные ядра (циклы) с целью участия в формировании и распределении мирового дохода на базе высоких геоэкономических технологий [37, с.232].

Важно отметить, что в настоящее время экономическая глобализация наполняется все новым содержанием. В частности, в качестве геоэкономических атрибутов начинают активно использоваться большое количество ключевых компонентов мировой экономической системы, определяющих каркас геоэкономического пространства. Среди основных геоэкономических атрибутов исследуемых российскими учеными выделяются: геофинансы, геоэкономический атлас мира, геоэкономический трибунал, геоэкономические войны, мировой доход, интернационализированные воспроизводственные циклы-ядра, межанклавное разделение труда, система всемирных обязанностей, глобальные трансграничные потоки, геоэкономическая стратегия, геоэкономическое партнерство.

Большой вклад в исследовании проблем политической глобализации внесли И.Василенко, В. Дергачев, А.Уткин и другие [47, 48, 49]. Важно отметить, что ряд российских ученых рассматривает современную геополитику в качестве основы установления и поддержания нового миропорядка со стороны лидеров глобализации, имеющих теперь возможность выступить от имени мирового сообщества. При этом гегемония США приводит к тому, что глобализация находит свою политическую форму в виде однополюсного миропорядка [50, с.69].

Такой подход к характеристике политической глобализации не позволяет выделить приоритеты исследования основных особенностей современного политического глобального сообщества. Как следствие, в условиях усиления роли политических факторов в жизни современного глобального сообщества наименее изучена остается политическая составляющая глобальных процессов. В результате, как правильно отмечает С.Караганов, в то время как мир вступил в новую эру глобализации после 11 сентября 2001 года, в российской внешней политике до сих пор не знают: "Где мы? С кем мы? Куда нам идти?" [51, с.185].

Изучая геополитику, многие российские исследователи сводят ее исключительно к проблеме экономической глобализации [50, с.86]. Причем С.Кортунов отмечает, что, оставаясь на уровне геополитических подходов, Россия окажется не в состоянии совершить маневр исторического масштаба, в связи с чем необходим перенос центра тяжести в геоэкономическую сферу [52].

Учитывая, что Россия стремительно утрачивает свое экономическое могущество в рамках международного сообщества и лишь частично продолжает восприниматься миром в качестве ведущей политической державы, то все предложения о замене геополитики исключительно геоэкономикой ведут к неизбежной потере Российской Федерацией статуса великой державы.

Тревожной тенденцией является тот факт, что вместо должного исследования геополитической составляющей процесса глобализации российские исследователи занимаются изучением либо геополитики проводимой США, либо исследованием процесса трансформации геополитики в постиндустриальной модели к геоэкономике. Более того динамичное развитие геополитической составляющей в современном мире оказалось полной неожиданностью для ведущих российских политиков, которые лишь сейчас начинают по настоящему осознавать и знакомиться с геополитическими реалиями современного сообщества., После глобальных промахов российской внешней политики в отношении Азиатского региона и постсоветского пространства, где Россия стремительно утрачивает не только свою экономическую, но и политическую составляющую, можно ожидать, что внимание к геополитике возрастет. При этом в канун празднования шестидесятилетия победы над фашизмом западный мир уже готов сформировать новую политическую модель мироустройства, без участия России в качестве важного политического игрока глобального сообщества.

Отсутствие комплексного исследования геополитической составляющей процесса глобализации привело к тому, что в настоящее время не имеется достаточно четкого исследования геополитических императив и факторов, которые формируют основу геополитики.

С точки зрения Ю.Тихомирова геополитические императивы представляют собой сложившиеся естественно историческим путем явления социальности (а по сути дела - социальные явления), выступающие источником совокупности повелительных требований как результатов взаимодействия географических условий и политики, и определяющие состояние, характер и направленность развития этих результатов [53, с.419].
Отсутствие должного внимания к исследованию политической составляющей глобалистики привело к тому, что Россия практически оказалась на перепутье, определяющем ее жизнеспособность в глобальном сообществе. Если и дальше будут продолжаться маршрут трансформационные преобразования без учета объективных геополитических процессов, то уже в ближайшее время Россия может исчезнуть с политической карты мира как суверенное государство способное формировать собственную политическую позицию.

Среди составляющих процесса глобализации важное место занимают современные подходы к формированию геокультуры. Наибольший вклад в исследование данного процесса среди российских ученых внесли А.Капто, В.Кузнецов, Г.Шахназаров, Ю.Яковец и другие [26, 54, 55, 56, 57].

В.Кузнецов отмечает, что геокультура - смысл, форма и сфера деятельности человека, народов мира и государства в культурном масштабе на основе уважительного диалого, культуры мира и безопасности по поводу формулирования, уточнения и достижения личных, национальных и цивилизационных идей, идеалов и ценностей, интересов; сохранения, развития и защиты норм и традиций людей, семей, наций и обществ, их социальных институтов и сетей жизнеобеспечения вызовов, рисков, опасностей и угроз [56].

Безусловно глобализация ведет к формированию новых культурных традиций и новых личностных характеристик каждого человека, вовлеченного в глобальное сообщество. При этом вне зависимости от восприятия каждым человеком земного шара процесса глобализации, он оказывается вовлеченным в новую систему отношений.
Геокультура охватывает в настоящее время все новые слои общества, в которых происходит постепенное разделение характеристик восприятия отдельной личности в глобальной модели. Разделение граждан земли на различные слои и категории в условиях глобализации не отмирает, а напротив, наполняется новым содержанием.
Вслед за западными политиками, С.Караганов переходит к делению мира в трех основных плоскостях: страны "золотого миллиарда", страны способные к трансформации, падающие страны [58, с.237-238]. При таком делении фактически осуществляется "локальная глобализация", поскольку "золотой миллиард" откровенно заявляет о своем превосходстве в глобальном сообществе и, в силу высокомерного положения рассматривает оставшиеся 5,5 миллиарда человек, объединяющих более двухсот государств в качестве изгоев, недостойных эффективно развиваться и даже существовать в глобальном мире. Это проявляется в том, что большинство глобальных потоков начинает охватывать исключительно развитые страны. Причем, будучи зависимыми в сырьевом плане, развитые страны стремятся установить жесткий контроль за мировыми потоками. С этой целью западные топ-менеджеры стремятся возглавить и регулировать деятельность сырьевых компаний в государствах, представляющие второй и третий мир.

Вместе с тем, на основе идеи столкновения цивилизаций С.Хантингтона в России появилась собственная школа видения геоцивилизационной модели. Так, территориальная глобальная модель, сформированная Ю.Яковцом, выделяет двенадцать цивилизационных блоков: западноевропейский, североамериканский, японский, китайский, индийский, буддийский, мусульманский, евразийский, восточноевропейский, латиноамериканский, африканский (южнее Сахары), океанический [59, с.72]. При такой классификации "золотой миллиард" начинает делиться главным образом по религиозному признаку.

В рамках столкновения цивилизаций западная христианская цивилизация начинает рассматриваться в качестве самой великой и избранной группы глобального сообщества. При этом ряд российских исследователей пытаются причислить и себя, и свою нацию к этой исключительной категории глобального сообщества. С.Булгаков заявляет: "Человек есть воплощенный дух и, как таковой, состоит из духа, и души, и тела - одушевленной телесности. В нем есть личное и родовое начало, мужское и женское. Дух есть божественное начало в человеке, имеющее жизнь в себе и раскрывающееся в Боге. Человеческая личность есть личность, есть личный дух по образу Христову, и в этом, онтологическом, смысле она причастна к Христу, Его вселенскому вселику... Члены тела Христова суть тем самым граждане мира, члены вселенского братства, не интернациональное, но сверхнациональное, духовное объединение" [57, с.644].

Вместе с тем, необходимо учитывать, что, в современной глобальной концепции геокультурного устройства мира, Россия оказалась за бортом "избранных вершителей" нового мироустройства. Несмотря на попытки российских политиков отождествлять себя с "золотым миллиардом" и западными христианами на практике Российской Федерации продолжает оставаться врагом западной цивилизации, о чем открыто заявляла советник по национальной безопасности США К.Райс "Я искренне считаю, что Россия представляет опасность для Запада вообще и для наших европейских союзников в частности" [60, с.52]. Учитывая, что в настоящее время К.Райс занимает пост госсекретаря в администрации президента США, то можно ожидать дальнейшего усиления напряженности в отношениях между Россией и США при формировании нового мироустройства и развитии глобальной культуры.

Как ни парадоксально это звучит, но современный мир оказался не готов к формированию глобального человека - в качестве человека осознающего себя соединенным с глобальным сообществом на основе новых ценностей и мотиваций. Вместо этого происходит все большее раздробление, которое приводит к созданию глобальной этнономенклатуры строящейся на принципах сепаратизма и клановости. Лишь попадая в элиту глобального сообщества, главным образом не за счет уровня интеллектуального развития, а благодаря принадлежности к конкретной нации или клану, человек может осознать себя гражданином мира. При этом,, лица, провозглашающие себя гражданами мира или вершителями глобального мироустройства, оказываются лишены всякого стимула к формированию новой геокультуры, способной обеспечить качественный скачек во взаимоотношениях между субъектами глобального сообщества.

Как и в советские времена, уделяя наибольшее внимание проблемам геоэкономики, геополитики, геоэкологии, геоинтеграции, геотехнологиям российские исследователи часто забывают о главном субъекте любых отношений, в том числе и глобальных, - человеке. В то же время любая личность своими действиями, поступками, принадлежностью к разным группам и классам способна совершить качественные преобразования как в локальном, так и в глобальном плане. В этой связи, именно человек с его культурными традициями, образованием, научными познаниями, принадлежностью к определенной социальной группе определяет динамику и направление развития всего процесса глобализации.

Проблема геоэкологии постепенно выходит на передовые позиции в глобальном устройстве мира. С тех пор как Римский клуб открыл западному сообществу глаза на ограниченность энергетических ресурсов и другие глобальные экологические проблемы, геоэкология стала доминантой в определении процесса развития глобального мирового сообщества.

Фактически с 1972 года начинает проводиться целенаправленная политика формирования геоэкологических взглядов на устройство мира. Конференция ООН по устойчивому развитию состоявшаяся в Йоханнесбурге в 2002 году в очередной раз продемонстрировала миру, что экологический фактор уже в ближайшие годы станет доминирующим при формировании мироустройства. Главной причиной такого положения дел является то обстоятельство, что, за исключением США, остальные развитые страны испытывают серьезные экологические проблемы и наряду с традиционными топливными сырьевыми ресурсами главным стратегическим глобальным ресурсом в ближайшее время может оказаться, по мнению академика Д.Львова, - питьевая вода. Учитывая, что основные сырьевые ресурсы, включая и водные, сосредоточены на территории Российской Федерации, то геоэкология становится главным фактором, содействующим укреплению могущества России в рамках глобального сообщества.
Однако, в России до сих пор не проводится глобальных исследований по геоэкологическим проблемам, что накладывает отпечаток на создание и реализацию планов и программ Российской Федерации в области экологии. Необходимо отметить, что первый национальный план действия России в области экологии появился лишь в 1999 году. Вместе с тем, как отмечает П.Макаенко, данный план трудно рассматривать как управленческий документ из-за 1) слабой выраженности целеполагающей роли (до сих пор на государственном уровне отсутствует документ с внятно выраженной политикой и приоритетами в области охраны окружающей среды и природопользования); 2) отсутствия реального финансирования подавляющего большинства включенных в него программ и мероприятий; 3) неясного статуса (план был лишь рекомендован к практическому использованию протоколом заседания правительства); 4) ведомственного характера [61, с.458]. Более того, до настоящего времени в России по существу не проводились комплексные исследования в области геоэкологии. Среди исследований, затрагивающих отдельные глобальные экологические проблемы, можно выделить работы В.Данилова-Данильяна, В.Котлякова, В.Лося и других [62, 63, 64].

Как отмечает в своем исследовании В.Лось, наиболее острыми геоэкологическими проблемами, представляющими реальную опасность для человечества, выступают: изменение климата как результат парникового эффекта; расширение озоновых дыр; увеличение масштабов кислотных дождей; активная деградация мирового лесного покрова; разрушение почвы; возрастание процесса опустынивания; дефицит чистой питьевой воды; усиление загрязнения вод Мирового океана; актуальная и потенциальная опасность строительства и функционирования атомных электростанций; исчезновение многих видов флоры и фауны; рост урбанизационных процессов; увеличение загрязнения ближайшего космического пространства; мировой демографический рост [63, с.236-237].

Останавливаясь на проблеме геоинтеграции, необходимо отметить, что у российских исследователей нет однозначного восприятия данного глобального явления.
М.Делягин считает, что интеграция была до процесса глобализации в историческом развитии и в настоящее время глобализация выступает высшей стадией формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе преимущественно компьютерных технологий.

Такой подход игнорирует исследование особенностей глобальной интеграции, происходящих в настоящее время, и лишает возможности российское государство, бизнес, науку, образование и культуру эффективно участвовать в мировой интеграции, достигая преимуществ, обеспечивающих динамичное развитие общества.
В тоже время С.Караганов считает, что глобализация - это субъективный процесс, который раньше назывался интеграцией, интернационализацией, движением капиталов [58, с.243].

Однако, данная позиция существенно ограничивает реалии глобального мира и не может быть воспринята в качестве правомерного понимания геоинтеграции. Сам же С.Караганов отмечает, что большинство стран, формально живя в глобализируемом мире, в глобализации почти никакого участия не принимают.

В действительности процесс глобализации более многогранен и более емок, чем процесс интеграции. Причем глобальная интеграция проявляется во всех сферах не только экономической и политической деятельности мирового сообщества, но и распространяется на все новые сферы деятельности человека.

Среди российских исследователей, изучающих особенности развития геоинтеграции на уровне транснациональных компаний, можно выделить В.Ленского, А.Мовсесяна, С.Пивоварова и других [65, 66, 67]. Данные исследования главным образом раскрывают процесс участия российского бизнеса в международных интеграционных деловых объединениях.

Проблемы участия Российской Федерации как государства в международных организациях и государственных интеграционных объединениях исследовались А.Киреевым, Н.Левинцевым, А.Уруновым и другими [68, 69, 70]. При этом многообразие форм участия России в международных организациях и интеграционных объединениях привело к тому, что до настоящего времени отсутствуют комплексные исследования глобальных преимуществ, которые могла бы извлечь Российская Федерация проводя целенаправленную стратегию своей интеграции. Актуальность подобного исследования становится все более насущным по мере утраты Россией своего геоинтеграционного пространства вследствие политических процессов, происходящих в мире. К числу наиболее важных процессов, влияющих на геоинтеграционное пространство российского государства, можно отнести изменению порядка мироустройства после 11 сентября 2001 года, а также произошедшие революции на территории Грузии, Кыргызстана и Украины.

Кроме того, в российской науке изучаются особенности интеграции и в других сферах деятельности, включая формирование информационных систем, транспортных систем, развитие научного и культурного сотрудничества.

Необходимо отметить, что в последнее время, серьезное внимание стало уделяться оценке последствий интеграции на основе определения синергических эффектов. Среди российских ученых, занимающихся данной проблемой, можно выделить С. Капицу, С. Курдюмова и других[71].

Как показывает мировой опыт, большинство развитых стран, включая США, Японию, Германию, в настоящее время достигают своего политического и экономического могущества исключительно за счет целенаправленного использования всего комплекса геоинтеграции на достижение преимуществ в рамках мирового сообщества. В то же время среди российских исследователей процессов глобализации в том числе и тех, кто принадлежит к элите политического общества, отсутствует комплексное восприятие проблемы геоинтеграции.

В целом, большинство российских ученых осознает необходимость проведения глубоких и комплексных изучений проблем глобализации и глобалистики, для повышении эффективности разработки и формирования ключевых стратегических решений на уровне российского государства и бизнеса. Вместе с тем, Россия существенно отстает в познании глобального мира от развитых стран, что в конечном итоге может позволить "прогнать Россию с центральных улиц на задворки", о чем в свое время мечтал президент США Д.Эйзенхауэр, сравнивая нашу страну с уличной девкой [60, с.52].
С наступлением новой эры глобализации возникла необходимость мыслить крупномасштабно, осознавать место страны и ее реальные возможности в глобальном сообществе, а также принимать стратегические глобальные решения в интересах собственного государства, опережая и предупреждая политические и экономические действия своих партнеров и противников в глобальном мире.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Viperson

Персоны (30)

Показать все

Скрыть

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован