08 августа 2007
2925

`Эхо Москвы`: Откуда берется допинг в сборных командах

Передача : Спортивный канал
Ведущие : Екатерина Маловичко
Гости : Николай Дурманов, Валентин Балахничев


Е.МАЛОВИЧКО - Добрый вечер, в студии Екатерина Маловичко. Вечерний спортивный канал на "Эхе Москвы" помогает вести звукорежиссер Василий Антипов.

ЧИТАЕТ СПОРТИВЫЕ НОВОСТИ.

Е.МАЛОВИЧКО - Приветствую я Наталью Калугину, Наташ, привет, добрый вечер.

Н.КАЛУГИНА - Добрый вечер.

Е.МАЛОВИЧКО - И, к сожалению, не пришел к нам сегодня Николай Дурманов, как обещал.

Н.КАЛУГИНА - Обстоятельства весьма весомы.

Е.МАЛОВИЧКО - Но Валентин Балахничев, президент Всероссийской федерации легкой атлетики на месте у микрофона. Валентин Васильевич, добрый вечер.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Добрый вечер.

Е.МАЛОВИЧКО - Валентин Васильевич, ну сегодня был отстранен от работы со сборной главный тренер Валерий Куличенко. Расскажите, пожалуйста, вообще как развивалась ситуация, вообще. Как я понимаю то вещество, которое было найдено в пробах Татьяны Лысенко и Екатерины Хороших, у нас в России признали, что они к запрещенным не относятся.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Катя, очень много домыслов вокруг этого случая, и даже Вы вот сейчас сказали: "Куличенко отстранен, не занимает должности". Но я хочу откорректировать. Он не отстранен, он временно отстранен от занимаемой должности главного тренера по легкой атлетике на период проведения расследования Комиссией по рассмотрению допинговых случаев в легкой атлетике. Имеется в виду случай Лысенко и Хороших. И приняты меры на "Росспорт" и Центр спортивной подготовки, где на должности гостренера числится Валерий Ильич Куличенко. Мы не увольняем из-за слухов в легкой атлетике, он великий тренер. Однако факты, приведенные в письмах, не могли остаться без последствий. Он временно отстранен, и если дело Лысенко, как мы предполагаем, закончится благополучно для спортсменок, он должен будет быть восстановлен в должности, если у него не будет каких-то других к нему упреков, которые возникли в ходе слушания, в частности с препаратами, которые он рекомендовал спортсменам и т.д. Вот это суть того, что было принято сегодня.

Н.КАЛУГИНА - Валентин Васильевич, у меня возникает вопрос о второй стороне медали. О тренере Лысенко и Хороших, господине ...

В.БАЛАХНИЧЕВ - Белобородове.

Е.МАЛОВИЧКО - Белобородове.

Н.КАЛУГИНА - Белобородове Николае, да? Понимаете, в любой ситуации есть понятие корпоративной этики. Он грубо его нарушил, в то же время выполнив кодекс ВАДА. Как расценивать его поступок в этой ситуации?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Мы сегодня рассматривали его поступок. Мы не даем ему оценку, однако то, что он сообщил, скажем, при встрече со мной, что он защищает интересы спортсменов в этой сложной ситуации и будет пользоваться теми методами, которые доступны, носят легитимный характер. Здесь в его поступках, в рассказе, то, что происходило на самом деле, нет ничего предосудительного. Ведь в корпоративной этике это нас может далеко завести. Я думаю, что мы говорим в данном случае о борьбе с допингом и корпоративной этики, в этой ситуации, быть, наверное, не должно и мы должны наконец начать очищаться. Причем могу сказать: это совершенно не связано с случаем Лысенко и знанием о том, что там произошло, к сожалению. 9-го июня Президиум Всероссийской федерации легкой атлетики принял меры воздействия на тренеров, спортсмены которых уличены в допинге. И это имело отношение не только к личным тренерам, но и к тренерам сборной команды Российской Федерации. Это решение было принято своевременно, было принято с моей подачи и это было обосновано, потому что я понял, что борьба с допингом заходит в тупик, что остаются наказанными одни спортсмены. Тренеры остаются за бортом этого процесса, но простите, когда спортсмен приходит в детскую спортивную школу, он ничего не знает о допинге, он не получает допинга от родителей. И потом в ходе своего воспитания, образования он приходит к тому, что допинг ..., ему кто-то дает. Тренер знает все. Тренер должен знать все, если он не знает, то он не тренер, и поэтому надо как-то говорить с этими людьми, надо их упредить и надо их предупредить, что их тоже ждет наказание, адекватное наказанию спортсмена. И здесь должна быть корпоративная этика людей, которые должны бороться с допингом, а не корпоративная этика, которая защищает друг друга.

Е.МАЛОВИЧКО - Валентин Васильевич, ну вот в ходе этой истории возникли такие вполне конкретные вопросы, но они довольно технические: насколько вообще нормальна ситуация, что спортсменам, ну мы не знаем, продают или просто даже хотя бы дают, - это 2 разных вообще вопроса, - препараты для восстановления главный тренер сборной. Этим должен врач заниматься или главный тренер, это нормально вообще?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Нет, в принципе врач должен заниматься, главный тренер или любой другой персонал, не связанный с решением лечения спортсмена, не имеет права давать ни таблеток и никаких других препаратов. Дело в том, что, наверное, здесь и специально был прочитан текст фактически нашего постановления Президиума, а с этим вопросом должна разобраться антидопинговая комиссия. К сожалению, для нас в общественных организациях, коей является Всероссийская федерация легкой атлетики, нет органа, который мог бы принимать решение и уличать кого-то в чем-то. Вообще в принципе эти вопросы должны решаться в судебном порядке. И я думаю, что в данной ситуации, если наши коллеги и Куличенко, уважаемый мною главный тренер и уважаемый мною Белобородов - тренер чемпионки, рекордсменки мира и чемпионки Европы Лысенко, все хотят выяснить отношения, убедить в чем-то нас, они должны воспользоваться инструментами правосудия.

Н.КАЛУГИНА - Правосудия - Вы имеете в виду...

Е.МАЛОВИЧКО - Какого, да, правосудия?

Н.КАЛУГИНА - Гражданского суда?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Гражданского суда. Почему нет?

Е.МАЛОВИЧКО - То есть они должны пойти в суд и обсуждать, кто кого из них оскорбил.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Иначе мы не сможем... Вы не понимаете, в чем дело, что это заявления, они, наверное, базируются на имевших место как факты, но дело в том, что для нас это не является доказательством. Я не предлагаю всем ходить в суды, я не предлагаю в данном случае решать. Может быть, мы решим этот вопрос полюбовно, но будем решать через рассмотрение всех этих заявлений в нашей комиссии.

Е.МАЛОВИЧКО - Хорошо, значит, рассматривается в этом деле вопрос вот насчет главного тренера, да? И как попали препараты к спортсменам? И второй вопрос, который обсуждается - это запрещенные эти препараты или нет?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Да, это один из вопросов, потому что, рассматривая перечень препаратов ВАДА, мы увидели, что препарат не входит в список, а является одним из препаратов, обозначенных в списке по названию. Жалко нет сегодня Николая Дмитриевича, который мог бы более подробно объяснить технически научную составляющую нашего вопроса, но мы послали запрос в антидопинговое агентство и получили ответ от руководителей ... не агентства, а лаборатории Григория Родченкова о том, что действительно наши сомнения подтверждаются, и мы должны будем, наверно, обратиться в более солидные организации научные для того, чтобы получить объективные ответы, в данном случае, не только российские, но и западные.

Е.МАЛОВИЧКО - А как вообще возникла тогда, если даже не еще ... не отнесли препарат к запрещенным, но уже просвистели об этом на весь свет и вообще обнародование пробы "А" до каких-либо результатов? Как это вышло?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Вы знаете, дело в том, что результат получает и поступает чисто автоматически. Препарат причислен к ряду запрещенных, но там не назван, поэтому он автоматически, согласно правилам, считается допингом. Это поэтому наше дело, помочь спортсменке разобраться с вопросом: что это на самом деле? Потому что можно построить было нашу позицию другим образом: мы могли дисквалифицировать ее, скажем, буквально после пробы "Б" или после заявления. Сказать: "Знаешь что, Таня, иди-ка сама разбирайся с ВАДА, с ИАФ, там и доказывай правоту или неправоту своего дела". Конечно, это было бы сложно для нее самой, поэтому мы решили сами разобраться, чтоб здесь уже на территории, на нашей территории сделать выводы и если наказать, то наказать по существу и не с последующими извинениями и поклонами. У меня находится на руках тот печальный факс, который пришел в июле месяце, и на самом деле там не следует из этого факта, что она применяла запрещенный препарат.

Н.КАЛУГИНА - Валентин Васильевич, Вы только что сказали, что Вы призваны помочь разобраться спортсменкам и помочь им доказать свою невиновность или уж признать достойно свою вину, но почему тогда, на Ваш взгляд, спортсменки считают себя брошенными?

Е.МАЛОВИЧКО - Или опасаются, что их бросят?

Н.КАЛУГИНА - Или опасаются быть брошенными.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Вы знаете, дело в том, что мы прошли долгий путь разборов допинга. Первый случай был с Людмилой Нарожиленко в 93-м году при ее выступлении на чемпионате мира в Торонто. Пережил колоссальные минуты, часы и дни позора. Мне казалось, что на меня все смотрят и показывают пальцем. И выходом из этого явилось в полной защите спортсменки. Мы долго сопротивлялись, не давали ей возможности как бы упасть, поддерживали ее. Мы торпедировали все решения, которые принимал я в то время. Мы даже рекомендовали обратиться в суд, который она выиграла, обвинив в применении допинга своего мужа, который якобы подсыпал ей препарат. Через... дисквалификация тогда была подлиннее, она была продолжительностью 4 года, но через 3 или 2 с половиной года она была уже восстановлена, переехав в Швецию. Ситуация изменилась сейчас, сейчас ситуация совершенно другая. Мы не имеем права этого делать, потому что в противном случае, если мы не примем меры адекватные требованию ИАФ и ВАДЫ, на нас просто могут подать в CAS - Арбитражный суд Лозанны. После чего последуют санкции всей сборной команде, всей федерации, мы этого допустить не можем, поэтому разбираемся более подробно. Я хочу сказать, что, Наташ, извини, еще буквально минуту. Мы хотим создать спортсмену, который попал в эту сложную ситуацию, условия, чтобы он полностью защищался. Для этого создана комиссия, которая разбирает случаи, это не трибунал, который судит. Если бы мы не нуждались в такой комиссии, мы бы имели бы Президиум, который просто подымал бы руки и все. Как люди не понимают многие в Президиуме, что это такое, и голосовали "за", только потому, что приходит положительная проба. Разборка случаев в нашей комиссии достаточно долго, плодотворно и четко. В этой комиссии есть три специалиста: Витрусенко Олег Захарович - специалист и руководитель комиссии, он работник федерации. Дурманов Николай - специалист в антидопинге, и вы его прекрасно знаете и Тагир Самокаев - это юрист, который тоже занимался делом...

Н.КАЛУГИНА - Алины Кабаевой и Чащиной...

В.БАЛАХНИЧЕВ - Кабаевой, да, и защитил их интересы и т.д. То есть у нас эти люди призваны в Комиссии не судить, а создать наиболее благоприятные условия для рассмотрения случаев, помогать спортсменам. Но потом, если что-то доказано, то, конечно же, вердикт Комиссии будет рекомендовать Президиуму дисквалифицировать.

Н.КАЛУГИНА - Валентин Васильевич, почему в данном случае не такая допинговая ситуация, а такая этическая ситуация возникла именно у вас в федерации? Вы не пробовали анализировать этот момент? Почему вдруг тренеры столкнулись именно в легкой атлетике? Я не думаю, что в других федерациях с допингом меньше проблем.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Вы знаете, могу сказать, что все прошедшие случаи допинга не было ни одного замечания в адрес штата состава федерации или состава тренеров, работников Центра спортивной подготовки. Спортсмены принимали на себя вину и в ходе долгого расследования, о котором я говорил, были дисквалифицированы. Это первый случай, когда тренер... спортсменки высказали публично свое мнение по этому вопросу и воспользовались положением кодекса ВАДА и смогли обвинить, я не знаю насколько это обосновано опять же, мы не готовы ответить это, - главного тренера. Я думаю, это произошло потому, что рано или поздно такой случай должен был произойти, может быть, не в легкой атлетике, в другом виде спорта.

Е.МАЛОВИЧКО - Почему?

В.БАЛАХНИЧЕВ - А потому что, понимаете, усугубляется состояние. Ведь дело в том, что мы сейчас вернемся вообще к проблеме, что такое допинг? Почему он становится все большей и большей проблемой и большей проблемой, в том числе для России.

Е.МАЛОВИЧКО - Вот нас спрашивают.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Назревает...

Е.МАЛОВИЧКО - Да, у нас поставлена сегодня тема нашей беседы, откуда берется допинг в сборной России, в общем, действительно, наверное не откуда, а почему?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Каким механизмом, что толкает?

Е.МАЛОВИЧКО - Да.

Н.КАЛУГИНА - Да.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Ну вот, на мой взгляд, этот, извините, что долго буду объяснять. Это для того, чтобы просветить всю аудиторию, чтобы выразить свою точку зрения. Что мне кажется, что во многом причиной допинга является та мотивация, ведь это, если говорить серьезно о допинге, то это преступление, да?

Н.КАЛУГИНА - Да, безусловно.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Преступление.

Н.КАЛУГИНА - И в большинстве уголовного кодекса большинства стран это преступление.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Как у любого преступления есть какие-то мотивы, которые подталкивают человека к преступлению. Жажда мести, вражда, - буду перечислять, но есть еще одна, деньги, скажем, да? Бывает часто. Так вот здесь, мне кажется, кроме жажды славы, жажды мести других мотивов нет. Жажда славы огромная, мы хотим проявить себя, мы хотим быть сильнее всех и мы на самом деле это делаем как патриоты. Это нормальное, хорошее чувство и когда человек жаждет славы, то не всегда он решает удовлетворить эту жажду с помощью применения допинга. Вторая часть: деньги. Ну, совершенно все просто, понимаете? У нас спорт, вот по моим данным, мотивируем больше чем где-либо в других странах. Такие крупные заработные платы спортсмены не получают нигде и слава богу, что не получают. Надо, чтобы адекватно заработной плате была мораль этих спортсменов. Не всех, я не говорю о всех, прошу понять меня правильно. Я защищаю интересы всех тех, кто честно занимается спортом, но есть некоторые, которые не выдерживают этого пресса. Начали искать способы усилить результаты, улучшить результаты. Мне кажется, здесь надо смотреть систему мотивации. Надо больше думать о самообеспечении спортсмена по окончанию спортивной карьеры, а не конкретно сегодня. Дальше надо больше думать о том, сколько платить спортсменам и сколько платить тренерам, надо повысить ответственность за то, что той системы стимуляции, которая существует сейчас, мы стимулируем риски, огромные риски, мы платим вперед. Мы обеспечиваем тренировочный процесс самозащищенности. Спортсмен наличествует в 2-х, 3-х территориях, где он получает ресурсы. Надо привести какое-то единое соответствие. Здесь, конечно, огромную роль может сыграть и играет наверное уже "Росспорт", что "Росспорт" должен все это разложить по полочкам. И к сожалению для меня, очень тянется долго признание, принятие закона помощи физкультуре и спорту. Я не буду критиковать содержание закона, я говорю, почему не принимается, но он должен быть принят, понимаете? И должен использоваться. И надо изменения вносить в другие законодательства, в том числе и уголовное законодательство, гражданское законодательство, понимаете, чтобы спорт оказался в правовом поле. Он сейчас, имея все атрибуты социальной сферы, находится вне сферы тех кодексов, о которых я говорил, понимаете, так не должно быть, надо ускорить принятие закона в Государственной думе.

Н.КАЛУГИНА - Валентин Васильевич, ну в таком случае обычное предолимпийское заявление - золотая медаль - 50 тысяч, серебренная медаль - 30 тысяч и бронзовая медаль... не помню.

Е.МАЛОВИЧКО - 20 или 10, обычно, да...

Н.КАЛУГИНА - 20 или 10 тысяч. Оно само по себе провоцирует применение допинга. Оно стимулирует к результату, но не к тренировке.

Е.МАЛОВИЧКО - Но так же, как и бывают случаи, когда объявляют какие-то дополнительные премии и бонусы.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Я прошу понять, что это правильно. Это логично, но давайте тогда в таком случае, понимая, что возможность злоупотребления допингом в случае такого объявления крупных таких грантов. Не забывайте, что международные федерации тоже платят большие деньги. Мы должны обеспечить достаточно высокий уровень допинг-контроля и достаточно серьезный воспитательный процесс среди спортсменов, потому что нельзя допустить ни малейшего риска. Так что чем больше допинг-проб, тем больше будет контроля, тем больше будет допинг-проб опять же. И надо как-то нам на вот... сесть спокойно все вместе и всем это обсудить и договориться о каких-то условиях, условиях дальнейшего развития российского спорта. Эти попытки были предприняты в велосипеде, они подписали какой-то документ, но ничего не случилось. Опять произошли скандалы. Но мне кажется, настало время, чтобы нам уже сесть внимательно, все обсудить всем вместе. Опять же, думаю, что "Росспорт" здесь займет лидирующую позицию и такого рода обсуждение пройдет в рамках этой организации.

Н.КАЛУГИНА - Кстати, у нас вся допинг-борьба, по-моему, сосредоточена как раз по крупнейшим спортивным ведомствам. В свое время была Дурмановым высказана идея о Российском антидопинговом агентстве. Как вам эта идея?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Я встречался с Вячеславом Александровичем, который эту идею поддержал. В ближайшее время будут приняты необходимые шаги, чтоб такая, вы не правильно называете: не независимая, она не должна быть независимой, он должна быть самостоятельной организацией, которая должна все-таки зависеть от государства.

Е.МАЛОВИЧКО - Ну естественно, то есть просто чтобы она не принадлежала...

В.БАЛАХНИЧЕВ - Но она не должна быть при Центре спортивной подготовки. И не должна быть частной организацией, где все возможно.

Н.КАЛУГИНА - Но тогда возникает вопрос, тут же встает обычно вопрос: вопрос денег. Вот Вы - президент одной из крупнейших федераций по летним видам спорта. Вы бы, скажем, стали бы платить взносы на существование подобной организации?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Ну, у меня нет другого выхода. Я или плачу взносы, или у меня возникают проблемы. Я готов финансировать деятельность такого агентства.

Е.МАЛОВИЧКО - Ну, вот народ, я вам честно скажу, вот я сегодня почитала какие-то общие комментарии, все крайне утомились уже этим обсуждением допинга. В общем, я так понимаю, что общественность в целом пришла к выводу, что все равно употребляют все. Все свелось к тому, что кого-то поймали, а кого-то нет. В общем, ситуация все равно, вот такое впечатление, что тупиково. Как вы относитесь к разговорам о том, что допинг, в общем, пора уже узаконить?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Нет, я не сторонник такого подхода. Я сторонник, чтобы в Российской Федерации мы совершенствовали систему восстановления с помощью недопинговых препаратов, чтобы мы улучшали лечение спортсменов как взрослых, так и молодых. Я сторонник того, чтобы в Российской Федерации восстановили то, чего нигде нет в мире. Это врачебно-физкультурные диспансеры, которых осталось, по-моему, около тысячи в Российской Федерации, может быть, меньше. Точно не знаю эту цифру. Мы должны все это восстановить, восстановить во многом то, что было полезно и приемлемо в Советском Союзе. И без этого мы не сможем двигаться дальше.

Н.КАЛУГИНА - Валентин Васильевич, меньше чем через 3 недели стартует чемпионат мира. Каковы могут быть санкции против команды, если вся эта история будет развиваться? И что вас может ждать в Осаке? Я имею в виду, с точки зрения именно регламентных ограничений.

Е.МАЛОВИЧКО - Или, например, повышенного внимания со стороны ВАДА.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Нет, ну, по-моему, уже больше никто не будет жаловаться, что наших атлетов слишком много берут. Мы прекратим эту дискуссию, наконец. Вот брать еще больше будут брать. Будут брать каждый день, несколько раз в день и теперь никто не сможет сказать, что это делается зря, потому что этот скандал, который возник у нас, широко обсуждается в международной прессе, я советовался с рядом специалистов из ИАФ и у них все это вызывает огромную озабоченность. Я несу личную ответственность перед ИАФ по всем этим случаям, в частности, вот то решение печальное, которое мы сегодня приняли, оно многих, наверное, обеспокоило, прежде всего, Куличенко. Оно как раз принято с целью вынести эту проблему из сборной команды, ставить ее в России для того, чтобы она здесь решалась. Потому что если бы мы там оказались вместе, то, по всей видимости, было бы очень тяжело находиться там. Вот. И всей сборной тоже было бы тяжело переживать эти моменты, а мне хотелось бы, чтобы сборная на данном этапе все-таки выполнила свою задачу, чтобы были полноценно организованы последние этапы подготовки во Владивостоке, чтобы все доехали без травм до Осаки и нормально выступили. И в связи с этим желанием я думаю, что все, что мы сделали здесь - оправдано.

Е.МАЛОВИЧКО - А вот у меня, извини, Наташ, просто вот возник вопрос по ходу: а в чем вообще функция главного тренера сборной, если у каждого тренера свой спортсмен, вот что сейчас потеряла сборная в лице Валерия Куличенко? Кто заменит?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Вы знаете, в данном случае, отвечал за все. И в силу вот, в частности характера Валерия Юрьевича, он взял на себя всю полную ответственность от начала до конца, справа налево и сверху вниз. И вокруг него был организован серьезный коллектив единомышленников, около 60 тренеров и специалистов работало вместе. Это огромная махина, которая там как бы на себе, не думаю, что эта махина была не всегда, то есть не всегда она эффективно работала, наверное, так оно и было, но, тем не менее, это было так. Этим и опасна ситуация, в которую мы сейчас попадаем.

Н.КАЛУГИНА - Вы принимаете всю ответственность на себя, причем принимаете ее не как президент федерации, а как Валентин Балахничев, человек, спортивный работник.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Я глубоко переживаю то, что происходит...

Н.КАЛУГИНА - Почему?

В.БАЛАХНИЧЕВ - ...то, что произошло, потому что я создавал федерацию, Всероссийскую федерацию и с 1986 по 1991-й я был главным тренером сборной команды РСФСР, создавал ту команду, которая до моего прихода занимала 4-е место на Спартакиаде народов СССР, а в 91-ом году заняла первое место опять же на Спартакиаде народов СССР в Киеве. Мы создали новую совершенно команду, которая потом продолжила, в которой работали Зелеченок Вадим - главный тренер, который провел команду очень трудные времена, когда не было ни денег и ничего совершенно. И мы проводили 2-3 сбора в год до 99-го года. А в 98-ом году после неудачного очередного выступления на чемпионате Европы, в силу отсутствия ресурсов, как я думаю, я отстранил Вадима Борисовича и перевел на должность директора Центра развития, и он в котором успешно очень работает, и назначил Валерия Георгиевича Куличенко. Тот продолжил работу и привел команду к тем замечательным успехам, которые мы видели. Вот это история как бы и моя, и я сейчас должен защищать национальную сборную команду, я должен защищать ее интересы, я должен сохранить федерацию и я не думаю, что сейчас меня слушают многие, многие коллеги по спорту, что они этого не понимают. Но если они этого не понимают, значит, мы стоим на разных баррикадах. Мы должны бороться с допингом, должны бороться очень серьезно, иначе нас ждет большая беда, эта беда уже поступила к нашим дверям, надо принимать серьезные меры.

Н.КАЛУГИНА - Почему вы не можете принять на себя руководство командой?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Это не мои функции, я президент Всероссийской федерации, федерации легкой атлетики России и это функция тренера, и такие люди есть у нас, которые могут на себя на данном этапе взять технологические функции, чтобы обеспечить подготовку сборной команды. Я был тренером действительно долгие годы, но я думаю, что эту работу должны проводить профессионалы, коим я сейчас уже не являюсь.

Е.МАЛОВИЧКО - Ну, то есть кто-то будет все-таки назначен?

В.БАЛАХНИЧЕВ - Будут все вместе...

Е.МАЛОВИЧКО - Будут все...

В.БАЛАХНИЧЕВ - ...помогать спортсменам подготовиться к чемпионату мира в Осаке.

Е.МАЛОВИЧКО - Ну, дай Бог, чтобы все наладилось и главное, чтобы произошли какие-то системные сдвиги, потому что уже просто напрашиваются какие-то действительно такие решительные шаги в этой сфере, а пока у нас еще чемпионат мира впереди. Валентин Васильевич, но Вам только сил остается пожелать и со всем с этим справиться.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Спасибо большое.

Н.КАЛУГИНА - И большое Вам спасибо.

Е.МАЛОВИЧКО - Да, и спасибо, что Вы к нам пришли.

Н.КАЛУГИНА - И спасибо, что Вы к нам пришли для того, чтобы поговорить.

В.БАЛАХНИЧЕВ - Ну, я хотел бы еще раз обратиться все-таки к единомышленникам, тем людям, которые болеют о спорте. Давайте все-таки продолжим борьбу с допингом. Давайте не обманывать друг друга, и давайте поможем сборной команде успешно выступить на чемпионате мира в Осаке. Мы находимся в тяжелом положении, но мы должны все это пережить и двигаться вперед, спасибо.

Е.МАЛОВИЧКО - Спасибо большое, Валентин Балахничев, президент Всероссийской федерации легкой атлетики был сегодня гостем "Эхо Москвы".




08.08.2007
http://echo.msk.ru/programs/sportchanel/53878.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован