04 марта 2004
3235

Андрей КОЗЛОВ: У банка есть несколько эшелонов обороны

Реформа банковской системы, затормозившаяся на уровне Госдумы, в нормативных актах ЦБ идет вовсю. Наблюдатели уже ждут первых жертв `чистки рядов`. Впрочем, с теми, кто говорит о произволе Банка России, в надзорном органе не согласны. Как рассказал корреспонденту `Известий` Наталии ОРЛОВОЙ первый зампред ЦБ Андрей КОЗЛОВ, новые подходы к регулированию банковской системы жизнь банкиров, наоборот, облегчают.

- ЦБ уже почти три месяца проверяет банки на предмет раздувания капитала. Можете оценить итоги проверок?

- Проверки только начинаются. Ряд банков вызывают у нас подозрение по поводу раздувания капитала - из них проверили около 60. У половины из них обнаружились признаки формирования капитала ненадлежащими активами. И что интересно, почти все банки согласились. Кроме двух.

- Вам кажется нормальным, что пришли туда, где считали, что раздувание есть, а доказали только у половины?

- Я считаю, это нормально. С одной стороны, половина [банков] эти опасения сняла, а в половине мы попали в точку. Это хорошо, я считаю. Заодно обкатываем методы выявления этих неприятностей.

- Два банка действительно не согласились?

- Правда, и их вопрос будет рассматриваться Комитетом банковского надзора (КБН).

- Некоторые члены КБН, похоже, понятия не имеют, что это за банки... Так хорошо скрывается информация внутри ЦБ?

- Это маленькие банки. И не московские. А число знающих о них специально минимально. На маленьких банках эта процедура (нахождения ненадлежащих активов. - `Финансовые Известия`) очевиднее, поэтому она быстрее пришла к некоторому логическому завершению. Скоро дойдет до крупных банков, к которым тоже есть вопросы по капиталу.

- То есть новый подход к расчету капитала себя оправдал?

- Есть несколько особенностей, которые смущают. Банки, которые признали, что в их истории было формирование капитала ненадлежащими активами, пытаются вовлечь нас в разговор, что не надо публиковать сниженные цифры, поскольку те активы уже на что-то заменили. Мы не отрицаем, что факт замены мог произойти и он был нормальный, - это надо дополнительно изучать. Но затягивать вопрос с публикацией из-за этого не будем. Доказали, признали - публикуйте, а потом доказывайте, что меняли. Наша инструкция, которая описывает процедуру принятия решения, предусматривает сначала снижение цифры в отчете, а потом ее замену.

- Если они успели все сделать до отчета, зачем вам публиковать ту цифру? Получается, вы зря им репутацию губите?

- Мы репутацию никому не губим. Если у них в истории было формирование капитала ненадлежащими активами, они сами себе репутацию подмочили. Это во-первых. Во-вторых, если бы они это заменили действительно быстро и эффективно, у нас бы тоже вопросов не возникало. А раз дождались, пока мы их поймали, не надо теперь втягивать нас в дискуссии. Эту цифру сразу надо публиковать, заодно это ускорит переговоры о замене активов.

- Когда будет опубликована новая цифра капитала банков, у которых вы обнаружили формирование капитала ненадлежащими активами?

- На ближайшую отчетную дату после принятия решения по конкретному банку. Если в июне рассмотрим этих двоих, на 1 июля они должны будут показать новую цифру.

- Вы говорите о них так, словно не сомневаетесь, что они никого не переубедят на комитете. А ваш начальник что-то говорил о презумпции невиновности...

- Презумпция есть. У банка несколько эшелонов обороны. Сначала он может доказать, что все чисто, своему непосредственному куратору в местном теруправлении. Не убедил - идти к его начальнику. Если на уровне руководителя теруправления ничего не удалось, можно попробовать доказать нам - в центральном аппарате. Мы пригласим эти банки, они смогут представить аргументы, почему считают, что капитал сформирован правильно. Если нашими сотрудниками будут представлены неубедительные документы либо банк докажет, что ничего не было, мы с ним согласимся. Сформировать и принять решение заранее невозможно - на КБН принято голосовать. Я, кстати, еще даже не знаю, что это за два банка, потому что пока не видел дела ни по одному из них. Как принесут для комитета, посмотрю.

- Вам не кажется, что некоторым банкам наплевать на пристальное внимание ЦБ к формированию их капитала? Допустим, банк В. (довольно известный московский банк. - `Финансовые Известия`) показал за I квартал эмиссионный доход 3 млрд рублей и выдал кредит до востребования почти на 4 млрд.

- По конкретному банку ничего комментировать не могу. Но на самом деле не факт, что здесь накачка капитала. Предположим, банк получил новые деньги в капитал и тут же дал кредит. Не будет же он такие деньги на счете держать - он должен их куда-то вложить. Вполне нормально, что увеличение его ресурсов сопровождается увеличением активов. Важно, чтобы между этими ресурсами и активами не было прямой связи. Это мы выясняем. Про все большие эмиссии мы знаем, и каждый раз, когда на КБН рассматривается вопрос, разрешать эмиссию или нет, смотрим, как у них с прозрачностью капитала и нет ли признаков его надувания. Если все нормально, смотрим уже остальные параметры. Но если эти два параметра вызывают сомнения, то остальные отходят на второй план - мы сначала заставляем принять решение о раскрытии собственников и нам доложить.

- В этом году вы часто отказывали банкам в эмиссии?

- Примерно треть случаев мы возвращали. Но не все по этой причине.

- Может быть, проблему с реальными владельцами естественным путем можно решить - и специальный закон не нужен?

- А что такое `естественным путем`?

- Приходят за разрешением на увеличение капитала или за апгрейдом лицензии - а ЦБ не выдает без раскрытия владельцев.

- Примерно так и происходит. Когда банки приходят к нам за очередными разрешениями, мы их начинаем проверять по ряду критериев и ставим приоритеты. Среди приоритетов - прозрачная собственность и деятельность. За два года, может быть, мы их подтолкнем к раскрытию. Но есть агитация, зачем это нужно и важно, а есть тема изменения законодательства - одно другому не мешает.

- Из модели развития банковской системы, которую вы нарисовали на конгрессе в Петербурге, получается, что удел большинства банков, за исключением 2-3 десятков, - заниматься малым и средним бизнесом. Смогут ли небольшие банки выжить в этой нише, пока в ней работают и крупные банки?

- Думаю, конкуренция действительно будет, потому что у больших банков больше ресурсов. Проблема еще и в том, что у маленьких банков нет другого выхода. Они не выживут ни в одной другой нише, иначе как только через серые операции либо постоянно живя под риском. Если они начнут специализироваться на малом бизнесе, у них есть шанс выжить и существовать в качестве небольшого кредитного учреждения. В других сферах они долго не выживут, им придется этим заниматься. Либо уходить с рынка совсем. А крупным банкам есть еще на что обратить внимание.

- Вам ситуация, к примеру, с КМБ-банком, который кредитует только малый бизнес, кажется правильной? Я имею в виду, что у них нет невозвратов. Это не значит, что они совсем не берут на себя рисков, вместо того чтобы ими управлять?

- Это может говорить о том, что они либо не берут на себя риски, либо очень хорошо их считают. Мне второй вариант кажется более подходящим. Они просто умеют оценивать этот риск так, что в нормальном режиме он низок. Кроме того, КМБ - один из немногих, кто кредитует малый бизнес, а желающих получить кредит среди малых предпринимателей гораздо больше. То есть у КМБ есть возможность выбирать - лучших и нерискованных.

- А что можно сделать, чтобы банков, кредитующих малый бизнес, стало больше?

- Сейчас депутаты подготовили законопроект, который облегчит правила выдачи кредитов малому бизнесу. Сейчас инструкция по кредитованию описывает технологически сложный и жесткий механизм, который банки обязаны соблюдать и который исторически настроен на кредиты крупным предприятиям. Соответственно малым предприятиям кредиты выдавать невыгодно - затраты на механизм огромны. Поэтому депутаты по нашей инициативе написали проект закона `Об упрощенной процедуре выдачи кредитов малым и средним предприятиям`. Он сильно упрощает существующую схему, о чем просят и банки, и региональные ассоциации малого бизнеса. Депутаты консультировались с нами при разработке закона - в итоге в нем описаны специальные правила для выдачи кредитов малому бизнесу с суммой до 300 тысяч рублей. Думаю, идея правильная.

- Почему всего 300 тысяч рублей? Малому бизнесу больше не надо?

- Она установлена экспертным порядком в ходе консультаций с банками, уже кредитующими малый бизнес. Тот же КМБ-банк, ряд других банков - они больше чем на $10 тысяч кредитов не дают. Как правило, кредиты малым предпринимателям - это $1-2 тысячи, $10 тысяч - уже исключение, выше - уже другой сегмент. Для самого малого бизнеса главное не расчетные операции, а получить кредит, чтобы расплатиться наличными за маленькую партию товара, потом продать ее и расплатиться по кредиту. Пока в этом сегменте достаточно заемщиков.

- В чем упрощение процедуры кроме разрешения выдавать такие кредиты без открытия расчетного счета - наличными?

- Это один из элементов. Еще есть идея делать учет резервов под эти кредиты на среднестатистической основе. Кроме того, предлагается облегченный механизм их списания с баланса, если они вовремя не погашены.

- Что значит `на статистической основе`?

- Например, если банк выдал тысячу маленьких кредитов, он создает не тысячу маленьких резервов (и тысячу проводок), а один на всех в конце месяца. Берется средний остаток этого кредитного портфеля на конец месяца и создается один резерв. Отражающий среднестатистическую вероятность потерь по такого рода кредитам.

- А что за упрощенное списание?

- Когда банк выдает слишком много кредитов - тысячи, может быть, даже десятки тысяч, часть из них, как обычно, может не возвращаться. Сейчас, чтобы списать этот кредит с баланса, нужно пройти большое количество процедур, в том числе и судебных, чтобы доказать неспособность должника вернуть деньги. Часто это дороже, чем стоимость самого кредита. Смысл в том, чтобы не заставлять банки зря тратить деньги: если они уже поняли, что кредит невозвратный, разрешить по определенной процедуре, например, по решению совета директоров, не дожидаясь специальных судебных решений, принимать решение о списании невозвратных кредитов. Естественно, списывать не просто так, а за счет тех же резервов, за счет прибыли банка. Важно, чтобы процедура была быстрой.

- Считаете, это нужно многим банкам?

- Это нужно всем небольшим региональным банкам - если они начнут более активно кредитовать малый и средний бизнес, они тут же столкнутся с необходимостью упрощения технологии. Сейчас банков, которые широко занимаются кредитованием малого бизнеса, немного - десятка два по России. Но когда их будет две сотни, это станет системной проблемой, и надо успеть сделать все необходимое раньше.

- Говорят, внутри ЦБ про все это были споры. Они закончились?

- Дискуссия все еще ведется.

- Речь идет только о технических упрощениях? Об изменении нормы резервирования по таким кредитам не думаете?

- Пока только о технических упрощениях, которые в сумме дают большой эффект. Норму резервирования в соответствии с нашими же инструкциями определяет сам коммерческий банк. Если кредиты имеют низкую степень невозвратности, низкие риски и достаточный доход, он сам может их классифицировать в соответствующую группу с маленькой нормой резервов. Сейчас это можно делать, и в нашей новой 62-й инструкции мы эту возможность закрепим.

- Дума рассматривает законопроект о кредитных бюро, которые предполагается наделить функциями предоставления банкам информации о заемщиках. Сейчас все склоняются к тому, чтобы показывать плохих заемщиков и скрывать хороших. Вы говорили, что нужно показывать всех. Что-нибудь изменилось?

- Наша позиция не изменилась. Мы считаем, банки должны аккумулировать информацию и о плохих, и о хороших заемщиках. `Черным списком` ограничиваться неправильно.

- Тем не менее банки хотели бы им ограничиться.

- Не все. К тому же два года назад они не хотели показывать вообще никого - ни хороших, ни плохих, сейчас все потихоньку движется, какое-то понимание есть. Думаю, через год это станет общим местом, просто надо с чего-то начинать. Кстати, есть один интересный проект, который поддержан нашим главным управлением по Саратовской области, где наше ГУ ведет `черную` базу данных заемщиков по согласованию с коммерческими банками. И на основании определенных юридических процедур распространяет эту информацию между местными банками. Все довольны.

- Давно они это делают?

- Уже больше года.

- Банки на добровольной основе дают информацию?

- Да.

- А почему не хотят распространить базу на `хороших` заемщиков?

- Теруправление поставило задачу-минимум - собрать информацию о самых неприятных заемщиках. И уберечь от них рынок. А полномасштабное кредитное бюро - это очень серьезный проект.

- Когда, по вашим оценкам, до этого дойдет?

- Надеюсь, что закон в осеннюю сессию будет рассмотрен - если не в третьем чтении, то хотя бы во втором. На прошлой неделе мы встречались с банкирами - вопрос ускорения принятия закона о создании кредитного бюро тоже затрагивался. Главное - определиться с концепцией: либо это либеральный рынок, когда много кредитных бюро, они между собой конкурируют и сильнейший выживает, либо ЦБ доверяется создать централизованным образом какие-то элементы системы кредитных бюро. Этот вопрос я им задавал, вместе будем думать - и летом, и осенью.

-Вы им этот вопрос уже почти год задаете. Они так и не ответили?

- Нет еще, но скорее всего они склонятся к более либеральному варианту. Однако мнения банкиры высказывают разные - общего пока нет.


27.06.2003

httр://www.finiz.ru/сfin/tmрl-аrt/id_ аrt-587492http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован